obwest.ru

20.01.18
[1]
переходы:33

скачать файл
Здравствуйте, милый мой папенька и милая моя маменька


Письмо родным


Здравствуйте, милый мой папенька и милая моя маменька!


Получил я, слава богу, письмо ваше. Можете поверить, как я тому рад был, не получая так давно от вас оных. Я от того не мог писать вам некоторое время, что не было почты, притом мы стояли под Витебском, верстах в пяти от французов, и велено еще нам было готовыми быть для вступления в дело. Французы доходили до двух верст до нас. Наш другой корпус, там их, встретив, дал сражение, и от нас был виден огонь их стрельбы, и были слышны ружейные выстрелы, а смотря в подзорную трубку, видно было движение войск. Раненых и пленных ежеминутно мимо нас провозили. Но самое страшное было у меня впереди. 26 августа. 110 верст от Москвы. Бородинское поле. Кутузов расположил нас так, чтобы перерезать Наполеону путь на Москву. Правый фланг упирался в деревню Горки, где находилась ставка Кутузова. Центр наших войск защищала Курганная батарея, которой командовал Н. Раевский. Левый фланг проходил близ деревни Семеновское, где возвели флеши. Эти флеши защищали солдаты генерала П.Багратиона. Сражение началось на рассвете. Самыми ожесточенными местами были Багратионовы флеши, где сам генерал в разгар боя был смертельно ранен, и батарея Раевского. Милый мой папенька, должен признаться, вспомнил тогда я о Боге и думаю: "Господи! Неужели мне здесь назначено умереть?" — и, кажется, заплакал. В двадцать лет с небольшим, при здоровье, умирать не хочется. Кругом французы, со всех сторон ядра. Пушки лопались от чрезвычайного разгорячения, зарядные ящики вспыхивали страшными взрывами. Пули сновали по воздуху и пронизывали насквозь. Штык и кулак работали неутомимо, иззубренные палаши ломались в куски. Солдаты умирали там, где стояли. Мы знали одно, что нам надо стоять и драться. И мы дрались беспрерывно и отчаянно. Бились до последней пули, последнего ядра, бились штыками. Так продолжалось целый день. Постепенно орудия смолкли. Возблагодарив Бога, я встал и побрел по возвышенности, где мы ночевали. Вся она была изрыта ядрами, кое-где торчали остатки наших бивуаков. Я брел, спотыкаясь о груды мертвых тел. Русские, французы, убитые лошади. Стоны и крики раненых. Одна мысль согревала мое сознание - мы остались непобедимы, Мы надломили моральный дух французов. Мысль, что я только что избавился от явной смерти, возродила во мне уверенность, что французские ядра и штыки не для меня. С утра следующего дня все войско горело нетерпением сразиться с неприятелем, наказать его за дерзости, деланные им. Но увы, мы были вынуждены отступить.

Придет время, если угодно богу, и я прижму вас к моему сердцу. Отечество, вера, государь! и Вы, мои дорогие родители,- вот для чего я жить желаю. Пишу дурно, потому что биваки и пишу лежа.

Целую вас и прошу благословения вашего.

Сын ваш Алексей


скачать файл | источник
просмотреть