obwest.ru

23.09.17
[1]
переходы:33

скачать файл
Тогда много ребят приезжало туда на заработки

= житейская история =

Опаленными тропами

15 февраля 2014 года исполняется 25 лет со дня вывода советских войск из Демократической Республики Афганистан. Опаленными тропами войны прошли 546255 человек. За время присутствия советского контингента в Афганистане, а это 9 лет, 1 месяц и 19 дней - погибли 14453 человека из числа советских военнослужащих, 49985 человек были ранены, 330 человек до сих пор считаются без вести пропавшими. Сегодня, отмечая эту памятную дату, мы расскажем нашим читателям о Валерии Николаевиче Каньшине (на фото), человеке трагической судьбы, который, пережив все ужасы той войны, - вернулся домой.

- Семья у нас была большая: отец, мама и четверо детей. Когда мне было пять лет, - начал свой рассказ Валерий Николаевич, - погибла моя мама, Хохлова Мария Ивановна, попав под поезд. Двух братьев, Владимира и Олега, и сестру Наталью разбросали по детским приютам, я был самым старшим. Помню, отец оставил меня на вокзале, целые сутки я провел на улице, сидел и ждал, когда он придет. Но не дождался. Было страшно и очень хотелось кушать, а потом отправили и меня в детский приют. С тех пор я, лишенный семьи, был обречен на борьбу за выживание.

- Неужели было так тяжело и безрадостно в детском доме?

- Чувство голода преследовало постоянно, за сосиску или печенье приходилось драться не на шутку. В детском доме в Ухте старшие ребята ставили малышей к стенке и расстреливали из рогаток. Чтобы выжить, нужно было уметь заводить настоящих друзей, которые не подведут никогда. Позже мне эта житейская мудрость и приобретенный опыт выживания пригодились в Афгане.

- А как сложилась судьба у Ваших братьев и сестры, Вы поддерживали с ними связь?

- Да, я их помнил, не забывал никогда, но, к сожалению, ничего не знаю об их дальнейшей судьбе, ведь я был маленький, когда нас разлучили.

- Неужели у Вас не осталось в памяти воспоминаний счастливого, беззаботного детства?

- Из детских воспоминаний в память врезался деревянный кораблик на веревочке, который я пускал плыть в полынье на озере. Веревочка порвалась, и я провалился под лед. Другие дети испугались и сбежали, до сих пор не могу понять, как это я умудрился сам выбраться из ледяной проруби, а потом без посторонней помощи, весь обледенелый, вернуться домой. Еще хорошо помню перекошенное от злобы лицо отца, избивающего за малейшее мать, хотя бы за то, что она разбила заварник для чая.

- Расскажите о своих приемных родителях.

- Каждое лето нас, детдомовцев, вывозили в пионерский лагерь на море. После 5-го класса в г.Алуште мой воспитатель познакомил меня с Николаем Валентиновичем Каньшиным, учителем истории, бывшим капитаном дальнего плавания, который стал мне настоящим отцом, и я взял его имя себе в отчество. Он меня и усыновил.

Хотя отец меня жалел и баловал, возил

кататься на катерах, водил на «Поляну Сказок» и стереофильмы, все же его жена так и не смогла принять меня по-настоящему, ведь у них были две родные дочери. А по ночам мне снился интернат, я сильно тосковал по друзьям, которые заменили мне семью. Получив паспорт в свои 16 лет, я из благодатного Крыма, имея в кармане 25 рублей, заработанных в пансионате, отправился в Каджером искать могилу матери.

Тогда много ребят приезжало туда на заработки. Я нашел бывших соседей, устроился плотником в строительное управление, мне предоставили общежитие. С помощью знакомых, помнящих мою семью, нашел могилу матери. Добрые люди помогли совершенно бесплатно установить памятник. Тогда же в 16 лет я женился и вместе с юной беременной женой переехал в г.Чугуев. Родился сын Сережка, а меня в мае 1985 призвали в армию.

В учебке в Ашхабаде я попал в единственный в СССР ОРДВ (отдельный разведывательно - десантный взвод). Туда отбирались наиболее физически подготовленные и выносливые ребята. Приоритет в выборе в основном отдавался призывникам, имеющим спортивные разряды в единоборствах и лёгкой атлетике. Практически весь призывной состав отдельной разведывательной роты состоял из перворазрядников и мастеров спорта. У меня уже до призыва на счету было 9 прыжков с парашютом в Песочине (а за полгода в учебке - всего три).

- Страшно ли было осознать, что Вам предстоит «мясорубка для юношей»?

- Я не встречал человека, который бы признался в том, что не хотел туда ехать. Но на самом деле было много «самострелов», хотя были и такие, кто рвался туда, словно на курорт. Мне предлагали остаться в учебке в качестве инструктора по рукопашному бою, но мужская гордость не позволила мне уклониться от войны.

После «учебки» меня направили в старинный город Баграм, в 60 километрах к северо-западу от Кабула в афганской провинции Порван. В годы войны там находился крупнейший аэропорт и военно-воздушная база ВВС СССР, на территории которой находилось три больших ангара и контрольная башня. К взлетно-посадочной полосе вело пять рулежных дорожек, а общее число летательных аппаратов, одновременно находящихся на базе, могло легко превышать сотню.

Там мы занимались сбором информации о тактической обстановке, необходимой для решения боевых задач, сбором разведывательных данных, а также сведений о глубоком тыле противника.

- Валерий Николаевич, запомнилось ли вам первое боевое «крещение»?

- Перед нами поставили задачу - захватить караван. В долину отправилось три взвода: 2 ДШВ (десантно-штурмовых взвода) и ВСР (взвод специальной разведки). Один взвод пошел верхом по холмам, а два низом. Была глубокая ночь, где-то послышалось движение, у кого-то сдали нервы - и раздался первый выстрел. В ответ начали ожесточенно палить. Наконец кто-то из «стариков» догнал, что стреляем в своих. И тогда этот отчаянный парень, громко матерясь, помчался навстречу пулям. Благодаря его лихачеству было сохранено много жизней, сумятица была остановлена, однако караван с душманами уже ушел.

- Что из событий тех дней оставило в вашей душе наибольший след?

- Трудно сказать определенно. Невозможно забыть трехдневные марш-броски на 100км опаленными тропами, когда даже мастера спорта падали как снопы от «солнечного удара», до неузнаваемости почерневших ребят с обгоревшего вертолета в морге, постоянное напряжение, от которого молодых, здоровых парней отправляли на «дурку». Помню, случайно встретил земляка с Печоры, обрадовался как ребенок, а его … реактивным снарядом…

- Сейчас много говорят и пишут об Афганистане. Много ли осталось «за кадром» не вскрытых воспоминаний?

- Да, есть вещи, о которых просто неприятно вспоминать, и многое, о чем не расскажешь никому, а как же потом смотреть в глаза своим «братьям». Не принято говорить и о стратегически роковых ошибках генералов, из-за которых гибли тысячи людей.Я видел худшее и видел то, чего не захочу больше видеть никогда! И, к сожалению, эхо войны до сих пор преследует меня в ночных кошмарах.

В результате взрыва от снаряда из гранатомета меня сильно контузило. Помню - как бабахнуло, оглушило так, что я не понимал, где нахожусь, и ничего не слышал - никаких звуков. Полтора месяца провалялся в госпитале в Кабуле, а затем меня комиссовали. Отслужив 9 месяцев, я вернулся домой.

Удивительное дело: на войне, казалось бы, только и мечтать о том, чтобы выжить, не подхватить тиф и гепатит, но каждый из нас думал о доме, о жене и семейном счастье. Без этого можно было сойти с ума. А оказалось, что моя жена меня не дождалась. Разочарованный и сломленный предательством любимого человека, я два месяца находился в сильнейшем запое.

По большому счету, никому эта война не была нужна! Война - это преступление против человечества, ведь именно на войне совершаются самые зверские преступления. А преступление, когда бы оно ни было совершено, всегда остаётся преступлением.

От редакции: рады сообщить нашим читателям, что, взволнованная судьбой нашего гостя, редакция попыталась найти родных Валерия. И нам это удалось при помощи интернета и широко известного сайта всенародно любимой передачи «Жди меня»! Как оказалось, его уже давно разыскивает сестра Наталья, которая работает доктором и проживает в Житомирской области. По телефону она рассказала нам о судьбе всех детей Хохловых, разбросанных по детским домам. И, более того, мы разыскали и сына Сергея, который также занимался поисками отца с 2012 года. Сейчас родные люди готовятся к встрече после 42 лет разлуки! О встрече Валерия Николаевича с близкими и родными ему людьми, которая состоится, читайте на страницах нашей газеты.

Эмилия Соловьева



= Житейские истории =

С любимыми - не расставайтесь!

В одном из номеров нашей газеты (№3 от 17 января 2014 г.) в статье «Огненными тропами» мы рассказали о человеке трагической судьбы Валерии Каньшине (Хохлове), и сегодня мы продолжаем этот рассказ. Много пережито этим человеком: в детстве потеря матери, разлука с сестрой и братьями, которые были безжалостно раскиданы по разным детским домам и приютам, где царили свои законы выживания.

Жизнь бросала Валерия из огня да в полымя: неудачное усыновление, холодность приемной матери, безрассудный брак в 16 лет, служба в Афганистане, ранение, тяжелая контузия, предательство жены и долгие скитания по миру в поисках счастья и своего места под солнцем. И самое страшное - полное одиночество, осознание, что ты с детства никому не нужен, нет рядом родной души, которая бы отогрела теплом и лаской.

После нашего интервью с Валерием мы решили помочь этому человеку и с помощью интернета разыскать его семью. И благодаря сайту всенародно любимой передачи «Жди меня» нам это удалось! Сначала мы нашли его сестру Наталью, а затем и сына Сергея. Чтобы узнать о судьбе всех членов их семьи, для вас, дорогие наши читатели, мы взяли у них интервью онлайн. И вот что рассказала нам Наталья Карпович, сестра Валерия:

«Мне повезло больше моих братьев - меня удачно удочерили очень хорошие люди. Тогда мне было 2,5 годика, о родных я ничего не помнила. Выросла в холе и неге, Леонид Федорович и Ольга Ивановна стали мне настоящими родителями, окружили любовью и заботой. А на мое совершеннолетие отец рассказал мне правду и всячески поддерживал меня в стремлении найти родных. Куда только мы не обращались, объездили все детские дома. Когда появилась передача «Жди меня» - неоднократно писали письма. Шли годы, я получила образование, живу и работаю доктором в городе Чуднове Житомирской области. К сожалению, папа так и не дожил до того счастливого момента, когда я наконец нашла брата Владимира (на фото).

Столько лет искала, столько раз стучалась в закрытые двери, произошло все совершенно случайно. Зашла к знакомому на страничку в «ВКонтакте» и у него в друзьях увидела фото, при взгляде на которое екнуло сердце. Смотрю на лицо незнакомца, а такое «магнетическое» ощущение, казалось, что смотрю в свои собственные глаза. Зашла к нему на страницу, читаю: «Ищу братьев»…

Написала ему, Володя мне не сразу поверил. А потом рассказал о своих детских воспоминаниях, о том, как катал меня на колясочке. От него я узнала, что он единственный рос вместе с родными бабушкой и дедушкой, родителями отца, в Москве. Сейчас он живет в их квартире, которая досталась ему от них по наследству. Работает водителем-снабженцем на московском заводе «Нефтегазпром», женат, имеет двух дочерей.

В марте 2013 года мы нашли друг друга, а в мае он уже приехал ко мне в гости вместе с женой и дочерью. Сейчас мы тесно общаемся, ездим друг к другу, дружим семьями. Он рассказал мне, что наш брат Олежка стал монахом-отшельником где-то в Крыму. А теперь, когда я узнала о судьбе еще одного брата, Валеры - я очень счастлива. Сейчас нет дня, чтобы мы не говорили с ним по телефону. Дело в том, что я искала его как Валерия Николаевича Хохлова. Откуда я могла знать, что его усыновили Каньшины? Ведь оказывается, он даже отчество взял другое и теперь не Анатольевич, а Николаевич. Братья до сих пор обижаются на отца за то, что он так жестоко поступил со всеми нами. Тем более, как теперь стало известно, впоследствии он женился на разведенной женщине, всю жизнь растил чужих детей и ни разу не попытался исправить содеянное. Только я одна из всех детей смогла искренне простить нашего родного отца за все то зло, что он причинил всем нам. И знаете, что интересно, моего мужа зовут Валерием, а сына Петром, как нашего деда, видно, «кровь - не водица, а ее зов существует».

Как мы уже говорили, Сергей Агафонов, сын Валерия, хоть и носит фамилию своего отчима, но с 2012 года занимался активными поисками отца. Он побывал на родине отца, в Печоре, искал старых друзей и знакомых семьи, писал на передачу «Жди меня», вывешивал объявления в интернете. Когда мы связались с ним, он очень обрадовался и заверил нас в том, что, что бы ни произошло в прошлом между его матерью и отцом, он готов принять его у себя, подарить ему квартиру и помогать во всем. Вот что он рассказал о себе:

«Я закончил 11 классов, потом техникум, где получил профессию оператора по добыче нефти, затем отслужил 2 года в армии. Сразу после службы устроился на работу по профессии. Семь лет работал в нефтяной компании, сейчас устроился в другую, с более выгодным финансовым обеспечением. Работаю вахтами - то 15 /15 дней, то 30/30. Четыре года прожил в браке с девушкой, усыновил ее ребенка, но вахтовый метод работы и ее предательство поставили крест на наших дальнейших отношениях. Говорят, дети часто повторяют судьбу родителей. Год назад развелся и теперь прекрасно понимаю отца. Сейчас живу в городе Ухта с девушкой, которую люблю, у нас все отлично! Теперь, когда я наконец-то нашел папу, можно сказать, что у меня есть все, чтобы назвать себя счастливым человеком. Жду не дождусь, когда же его увижу и обниму».

Эмилия Соловьева



скачать файл | источник
просмотреть