obwest.ru

20.01.18
[1]
переходы:60

скачать файл
«Мы не ждали посмертной славы


КГБОУ НПО «ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ЛИЦЕЙ № 91»






Людям память нужна,

как бы трудно им ни было с нею...


(о наших прадедах - участниках

Великой Отечественной войны)



обучающиеся лиея

(Научный руководитель: Почаева Е.Ю.)













п. Тура

2010 год


«Людям память нужна,

как бы трудно им ни было с нею...»


Мир не должен забывать ужасы войны, разлуку, страдания и смерть миллионов людей. Это было бы преступлением перед павшими, преступлением перед будущим. Помнить о войне, о героизме и мужестве людей, бороться за мир — обязанность всех живущих на земле.

В России нет семьи, которой не коснулось бы дыхание Великой Отечественной. Война - это огромная душевная рана в человеческих сердцах. Это война - самая величайшая война за всю историю человечества.

Вторжение, которому более полувека, произошло не только внутрь нашей страны, когда не успевали закрашивать карту черным цветом. Оно проникло в наши души, оставив в них неизгладимый след.

Уже давно отгремели звуки той, далекой войны, но воспоминания ее участников - ветеранов, тружеников тыла, детей войны, на долю которых выпали тяжелые испытания, до сих пор тревожат души и память людей.

Нашу семью эта страшная война тоже не обошла стороной. Мой прадед, был участником Великой отечественной войны. Вырастил с моей прабабушкой Лидией Павловной восемь детей. Был хорошим охотником, очень любил природу. До сих пор в нашей семье поют его любимую песню «Ой, да ты тайга моя глухая…». Умер он в 1976 году.

О войне мой прадед не любил вспоминать, но иногда мог и разоткровенничаться. Не все подробности военной годины донес он до нас. Переживал очень и плакал. Теперь из поколения в поколение передаются в нашей семье его воспоминания. Я уже четвертое поколение семьи. Моя бабушка пересказывает мне его воспоминания. Вспоминает и сама о тяготах войны. Ей было пять лет, когда началась война. А потом и я буду пересказывать летопись моей семьи своим детям и внукам.

Воспоминания моего прадеда, моей бабушки навеяны любовью к своей семье, к родной сторонке, болью за русский народ и ненавистью к фашистам.






«Мы не ждали посмертной славы,

мы хотели со славой жить».

«…В страшном сне мне не могло привидеться, что жизнь моя, тридцатилетнего мужчины, совсем недавно вернувшегося с Финской войны, так изменится. И я почти шесть лет не увижу своих детей, которых в то время было уже четверо. Не смогу помочь и поддержать свою жену, выбивавшуюся из последних сил, чтобы прокормить семью. Так долго не увижу свою Тунгуску, свои родные места.

Война распорядилась моей судьбой за меня.

22 июня 1941 года в 4 часа ночи немецкая армия вероломно напала на нашу страну. Бомбила наши города и сёла. Уносила жизни ни в чем неповинных людей. До нашей глубинки, затерявшейся в верховьях Тунгуски, почтового станка Анкулы, расположенного между населенными пунктами Курьей и Ербогаченом, эта страшная весть долетела через несколько дней. А ближе к зиме в Анкулу приехал военком, рассказал о ходе войны, дал мне время на сборы. На утро выехали. Сердце разрывалось от жалости, глядя, как мои старшие дети Лёня и Катя, бегут за обозом, плачут, провожают меня. Страха перед войной у меня не было, думал только о семье, как они без меня?

Чуть позже, правление колхоза перевезли мою семью в деревню Мога, через которую везли новобранцев на войну. Сначала забирали зрелых мужчин, а потом уж совсем молоденьких начали забирать. Из деревни Мога забрали 23 человека. Сейчас, вспоминая лица моих односельчан, я плачу. Мало, ох как мало их вернулось домой. А те, немногие, кто вернулся, долго болели, становились инвалидами или умирали от неизлечимых ран. Сейчас плачу я, а тогда плакала вся деревня. Горе было, страшное горе. Первая похоронка пришла на моего родственника, Сафьянникова Вениамина Ануфриевича, ему было всего 18 лет. Он погиб под Москвой. Потом все со страхом ждали почтальона, ведь у каждой семьи кто-нибудь да воевал. Не вернулись с войны 13 человек. Жестокая война…


Новобранцев из наших краев летом везли до города Лена, потом на теплоходе до Иркутска, а зимой - до города Зима, и поездом до Иркутска. Так и я попал сначала в Иркутск, а затем в Читу. Меня, как сибиряка - охотника определили в школу снайперов, стрелял я метко, на лыжах бегал быстро. Многие мои земляки стали разведчиками.

Сейчас, вспоминая, скольких я уничтожил, мне в это даже не верится. А тогда все было по - другому. Быстрее, больше и никого не жалеть. Все мечтали о победе, мечтали о семье. Большой радостью на фронте были письма из дома. Мои дети писали мне письма на бересте, потому что бумаги в деревне не было. Наш командир читал эти письма перед всем отрядом. Солдаты утирали слезы. Трудно было не только нам, но и нашим семьям. Моя старшая дочь Катя делилась со мной радостью, ее приняли в пионеры. Красной ткани не было, и моя жена покрасила свой белый платок соком свёклы. Получился пионерский галстук.

Наши дети росли без нас, отцов. Наравне с взрослыми помогали фронту. Хлеб выращивали, рыбу ловили, табак сеяли, сушили его, резали и наполняли им кисеты. Вязали варежки, носки, и каждый мечтал, а вдруг моему папке или брату достанутся. Даже песню сочинили:


«Бабушка Варварушка мне связала варежки,

Думала - подумала, мне дарить раздумала:

- Отошлем на фронт бойцу,

Вдруг достанутся отцу.

Будет рад и он, и я, и Варварушка моя!»


Пионерская организация в деревне делилась на звенья. И каждое звено соревновалось, кто больше заготовит кормов для телят, кто лучше поможет на сенокосе, жатве, а кто получит больше пятерок в школе. И тем, кто побеждал, выдавали премию по одному рублю. Это были большие деньги для ребятишек. Сразу покупали сахар и угощали всех. Работать - так по - ударному, если уж радоваться, так всем вместе. Не только солдат можно называть героями войны, но и наших жен и детей.


Мы, солдаты, на фронте, а наши семьи в тылу, чем дальше продвигался фронт, понимали, что война, которая обрушилась на нас и так много принесла нам горя - священная народная война.

В деревню приходили, хоть и не часто, агитационные плакаты, брошюры, газеты. А на картинках - все зверства фашистов: как жгли деревни вместе с людьми, маленьких деток в костер бросали, расстреливали наших солдат. Ненависть и жажда мести поднимались в человеческих душах. Мои маленькие дети разрабатывали план уничтожения фашистов и писали мне: если фашисты до деревни нашей доберутся, заведут их болота, в тайгу, а там их комары съедят. Ну а если зимой, то мороз немцев не пощадит. Но я как мог, успокаивал их в своих письмах домой, что наша армия не даст фашистам захватить страну, и победа будет за нами.


Храбрый наш народ. И в этом я не раз убеждался на деле. В нашей бригаде были разведчицы - девушки. Бесстрашные, смелые, преданные Родине. Им бы только жить и жить, любить и быть любимыми, но война изменила их судьбы. Нужно воевать - пожалуйста. Нужно пожертвовать собой ради любимой Родины - пожалуйста. Они шли в разведку, не задумываясь, вернутся или нет обратно. Вот такие наши люди: сильные и здоровые духом, им было не более 20 лет.


Я ушла из детства в грязную теплушку.
В эшелон пехоты, в санитарный взвод...
Я пришла из школы в блиндажи сырые,

Потому что имя ближе, чем Россия,
Не смогла сыскать...


Мы на войне видели не только героические подвиги, но и то, что каждый нормальный человек испытывает страх перед смертью. Но некоторые умеют побороть этот страх, не дают ему возможности выйти наружу. А некоторые, боясь за свою жизнь, готовы сдаться в плен. При этом они оправдываются, что отомстят за гибель товарищей. И на таких я насмотрелся. На войне были разные люди, что-то в них я и осуждал. Но никто не знает, как бы сам поступил на их месте, что бы выбрал в порыве страха и желания жить.

На войне молодые парни после первого боя мужали, сами не осознавая этого. Девушки становились похожими на матерей. Они жалели парней, которые шли на гибель, жалели раненых, которым иногда не могли помочь. Каждая их них хотела как-нибудь помочь молодым мужчинам, успокоить их, передать веру в них. И в это тяжелое время в сердцах молодых рождалось чувство, о котором они мечтали. Были в нашей бригаде Юра и Галочка, любовь к ним пришла на войне. И, несмотря на тяжелое время и ужас от пережитых сражений, от этого чувства они были счастливы. Когда Юра уходил на задание, было видно, что сердце его согревает мысль - меня будут ждать. Такое чувство, рожденное во время войны, было самым крепким и чистым. Но однажды Галочка не дождалась своего любимого с задания, он подорвался на мине. Галочка попросилась в отряд снайперов, и первая шла на задание. Мало они прожили на свете, Галочка и Юра. Через месяц после гибели Юры Галочку убил немецкий снайпер. Так они унесли любовь в своих сердцах в братские могилы. Такими были русские солдаты.


На фронте я вступил в партию. Я гордился своим партийным билетом, и чувствовал еще большую ответственность за Родину, за народ. Мы - партийные, были примером для своих однополчан. Очень часто в разведку брали добровольцев. И на вопрос: «Кто в разведку?», из шеренги выходили все партийные и комсомольцы.

Возможно, в обычных условиях никто из нас и не проявил бы своей истинной натуры, но на войне человек раскрывается и становится таким, какой он есть. Идя на выполнение задания, мы по-разному реагировали на предстоящую опасность. Но старались до последнего мгновения оставаться верным долгу человека и Родине.

С заданий возвращались уставшие, случалось, и с потерями. Но никто никогда не жаловался на тяготы войны, переносили всё мужественно. Иногда, я задумывался, какие же силы дают нам идти до конца, не сломаться. И сам себе отвечал, что наши силы - в убежденности справедливой борьбы, которую мы ведем, любовь к Родине, ответственность за ее будущее. И пусть немецкие войска были больше подготовлены к военным действиям, пусть у них было все необходимое для этого, но Победа осталась за нами! “Мы будем воевать до последнего солдата. Русские всегда так воюют, до окончательной победы”- эти слова я часто слышал от наших командиров. А потом и мы, старые солдаты, повторяли их новобранцам. И только благодаря патриотизму русского народа была выиграна эта война!
Я горжусь своими однополчанами.


Война изменила мою судьбу, характер. Таким, каким я был раньше, до войны, я уже не буду. Изменилось отношение к жизни, к действительности, поменялись ценности.

Но защита Родины для нас оставалась основным долгом перед ней. И, несмотря на возрастающие трудности, в солдатах и офицерах усиливалась воля к победе. И всякий раз казалось — вот уже предел человеческих возможностей. Но, измотанные боями, бессонницей, постоянным нервным напряжением, мы находили силы снова идти в разведку, а когда надо, то и вступить в бой с танками или идти в атаку. Мы знали, что перед нами поставлена задача — любой ценой не пропустить огромные силы врага вглубь России. Сила духа, любовь к Родине помогли нам победить.


«Мы не дрогнем в бою за столицу свою,

Нам родная Москва дорога.

Нерушимой стеной, обороной стальной

Разгромим, уничтожим врага!»


Дошел я до Москвы, участвовал в обороне столицы. Был ранен, лежал в госпитале. После отражения немецких войск под Москвой в составе воинской части бригады, был отправлен на восток на защиту границы.


И вот восточная граница…Кругом пески, да перекати - поле. Это была Маньчжурия. Зимой - пронизывающий ветер, летом - жара, воды мало, а нам, снайперам, приходилось сутками лежать на одном месте, высматривать самураев - лазутчиков. А они закопаются в песок, на каску прикрепят ветки травы и тоже нас высматривают. Хитрые и жестокие были самураи. В плен никогда не сдавались, сами себя убивали. Заметишь движение травы, не похожее на перекати-поле, выстрелишь, и готов самурай. Умирая, они всегда кричали что-то оскорбительное в адрес русских солдат.

Скоротечной оказалась русско—японская война, победа была за нами. А огромное количество японских военнопленных отправились в Сибирь и Центральную Азию на строительные работы.












Домой я вернулся в январе 1947 года. На фронте был представлен к наградам: «За победу над Германией», «За победу над Японией», была вручена Благодарность снайперу от И.В. Сталина.

В 1959 году на плотах всей семьей сплавились по Тунгуске в Туру. Ранения давали о себе знать. Работать в полную силу не мог. Был разнорабочим в Туринской Окружной больнице. Оттуда и на пенсию ушел.

9 мая для меня - день воспоминаний. Каждую демонстрацию в этот день я нес Красное знамя, символ патриотизма, героизма нашего народа и верности идеям партии. Никто не забыт в этой войне, и никогда не забудется подвиг наших солдат, которые победили. Не забудется подвиг наших жен и детей, которые своей стойкостью и величайшим самопожертвованием помогли нам победить. Иначе быть не могло».

_____________________________________________________________________________

Я родилась в счастливое, мирное время. Но страшное слово «война» говорит мне о многом.

9 мая 2005 года мы будем отмечать 60 - летие Победы в Великой Отечественной войне. Нелегкой ценой она досталась. Русский народ спас и свою Родину, и все человечество от фашизма.

С каждым годом становится все меньше ветеранов Великой Отечественной. Уходит поколение, вынесшее тяжелый груз войны. Но народная память сохранит и немеркнущий подвиг, и неслыханные страдания, и непреклонную веру людей.

Завтра я проснусь, и надо мной будет сиять солнце. Я буду уверена, что оно будет светить и на следующий день, и через месяц, и через год. И именно для того, чтобы мы жили беззаботно и счастливо, чтобы это “завтра” для меня состоялось, мой прадед шел в разведку, шел в бой.

Его нет в живых почти 30 лет. Образ его мы храним в своем сердце, в своей памяти. И мне кажется, что мой прадед, как и миллионы русских солдат, превратились в белых журавлей, символ мира и счастья, унося с собою страшное прошлое, которое никогда не забыть…

Настанет день и с журавлиной стаей

Я поплыву в такой же синей мгле,

Из под небес по - птичьи окликая

Всех тех, кого оставил на земле.







Литература:


  1. Воспоминания М.И. Сафьянникова (1909 - 1976 г.г.)

  2. Воспоминания Е.М. Грозиной (1936 г.)

  3. Отрывки из стихотворений Е. Симонова, Ю. Друниной




скачать файл | источник
просмотреть