obwest.ru

18.01.18
[1]
переходы:50

скачать файл
Третий день подряд с Дженис творилось что-то странное

Back to Silent Hill


Эпизод I

Подверженные зову


- Зачем я здесь? Чего я жду? Что ищу здесь, в этом месте, странном месте?


Третий день подряд с Дженис творилось что-то странное. За столь короткий промежуток времени ее жизнь буквально перевернулась. Все, что раньше было ей дорого, теперь стало безразлично. Она стала странной, так ее назвали бы простые люди, которым сейчас нет дела о того, что будоражит ее кровь и заставляет ее совершать такие поступки, о которых она даже и думать не могла буквально неделю назад. Юную студентку, весьма миловидную девушку, которая только-только сдала первую сессию, не покидало тревожное предчувствие, предчувствие чего-то, чего-то страшного. Страх овладел ею полностью, хотя бояться было нечего, по крайней мере, пока. Но для Дженис все равно все было окутано страхом. Джен, как звали ее близкие друзья, чувствовала себя так, как чувствует проснувшийся человек, которому снился кошмар. Но Джен была не из тех, чья жизнь наполнена ужасами, да и кошмары приходили к ней очень редко. Нет, это был не кошмар, тут что-то другое. Тревога никак не могла вылететь из ее головы. Телом она была рядом с нами, здесь, в повседневной жизни, но мыслями где-то очень далеко. И еще тот странный звонок. А началось все это в ту проклятую среду…


Глава 1

Не верь


- Дьявол! Опять проспала!

Девушка вскочила с кровати и начала спешно двигаться по комнате, одновременно пытаясь одеться и засунуть валявшиеся в самых различных местах конспекты в рюкзак. В небольшой комнатке совершенно обычного небольшого домика стояла атмосфера, немного нестандартная для комнаты студентки первого курса, да и вообще для женской комнаты. В углу, на тумбочке, которая была обклеена фотографиями различных фактур и форматов, свирепо звенел будильник, оповещая Джен о наступлении нового учебного дня, к которому девушка, судя по всему, не была готова. Напротив тумбочки стоял старинный шкаф, настоящий раритет, или “развалюха”, как называет ее Алиса, кровать которой стояла справа от кровати Джен.

Алисой звали подругу детства Дженис. В жизни человека редко появляются люди, которые остаются до самого ее конца. И для Джен Алиса была одной из таких людей. Они познакомились, будучи еще шести лет отроду, когда дом рядом с домом семьи Эшли наконец-таки перестал пустовать. Новые соседи пришлись по вкусу молодоженам и вскоре начались всяческие походы друг к другу в гости, совместные пикники и тому подобные мероприятия. На счастье родителей Джен в новой семье тоже был ребенок. И как вы уже догадались, этим ребенком была Алиса, энергичная и порой не в меру непослушная девочка, всего на пару лет старше Джен. Девочки сразу же подружились, и это, смею вас заверить, была настоящая дружба. Несмотря на то, что они были полными противоположностями - наивная и правильная девочка Джен и ее авантюристка подружка Алиса - их притягивало друг к дружке, и даже самая сильная ссора длилась не дольше дня. Конечно, с возрастом все менялось. Нельзя было сказать, что их привязанность ослабла, совсем нет, они по-прежнему всегда были вместе и во всем поддерживали друг друга, но они стали взрослее, и их дружба слегка сменила характер. Девочки взрослели, но жизнь их по-прежнему напоминала сказку. Никаких забот и горестей, только ежедневные приключения и игры. Пока не случилось нечто ужасное.

Родители Дженис, Фрэнк и Мэри Эшли, работали за пределами провинциального городка Спрингберри, где они жили, и возвращаться домой могли либо на междугородках, либо на машине, что собственно и предпочитал Фрэнк. Однажды, возвращаясь, домой, на их машину чуть не налетел несущийся грузовик. Фрэнк изо всех сил пытался вывернуться, но машину просто снес многотонный Вольво. Через полтора часа проезжающий рядом мужчина вызвал полицию и пожарных, хотя тушить уже было нечего. Водителя грузовика не нашли, ни тела, ни признаков ранения. Но для Джен это уже было неважно. Ее жизнь надломилась,… Родители Алисы удочерили Джен, настолько сильной была дружба между семьями. Но Джен была повергнута в абсолютный шок. Ей потребовался год, чтобы вернуться в обычную жизнь. Живое - живым, мертвое - мертвым. Но порой воспоминания о той автокатастрофе впивались в сердце юной девушки, как заноза, которая вроде бы перестает колоть, но порой неожиданно пронзает тело.


- Эл! - все так же суетясь и бегая по комнате в поисках второго кроссовка, Джен выкрикивала краткое имя своей подруги, которая почему-то не отвечала. - Эл! Ты где? Почему не разбудила меня, я же вчера просила! Почему нельзя все делать по-человечески?

Дженис вышла из комнаты, но вдруг зачем-то оглянулась. Алиса не могла находиться в комнате, ведь Джен только что вышла оттуда и где-где, а там ее точно не было, но Дженис все равно оглянулась. Она и сама мысленно осудила себя за глупость, но что-то заставило ее обернуться. Девушка зашла в ванную, там Алисы тоже не было.

- Куда же ты опять сгинула, а? - бормотала Джен, вернувшись в комнату, которую они вместе снимали.

Джен окинула комнату недовольным взглядом и вздохнула.

- Когда же этому беспорядку придет конец?

И действительно в комнате стоял полный бедлам. На шкафу напротив кровати Джен была прилеплена куча записок, типа “не забудь пропылесосить ковер” или “приду поздно, не беспокойся”. На полуоткрытой дверце одиноко висел махровый халат, раздражающе голубого цвета, а на самом шкафу лежала куча всяких проектов, которые в свое время были успешно сданы Алисой на стабильную 3! Сбоку на шкаф опиралась раскладная гладильная доска, которая была беспощадно прожжена все той же Алисой, которая просто ненавидела всякого рода домашние дела и к этой гладильной доске подходили только в самых экстренных случаях. На полу лежало неописуемое множество самых разных предметов - от носков и тетрадей, до сломанных сигарет и прочей одежды. Джен уже месяц, как бросила курить, но порядок навести так и не удосужилась. Столик, на котором Джен обычно готовилась к лекциям, именно Джен, а не Джен и Алиса, был завален учебниками, тетрадками, листками с всевозможными рисунками. Джен довольно не плохо рисовала, а также ручками, карандашами, которых из-за увлечения студентки в доме было полно, и чехлами для мобильного телефона, которые Алиса меняла, как перчатки.

- Что на этот раз мисс Эшли? - возвращаясь в ванную, чтобы почистить зубы, Джен передразнивала преподавателя физики. - Сколько можно опаздывать мисс Эшли, мне придется обратиться с жалобой в ученый совет…

Джен взглянула в зеркало.

- А это еще что? - только сейчас она заметила записку, приклеенную к зеркалу.

Не волнуйся”. Почерк был Алисы, но текст казался настолько странным, что Джен стояла минуты три, разглядывая записку.

- Ну, как скажешь, - сказала Дженис и хлопнула входной дверью квартиры. Она направлялась в университет, на растерзание физику с его явно устаревшими понятиями об образе студента.


В целом день был обычный, но странности были. Во-первых - слишком уж он быстро пролетел, к тому же ни один из преподов не давил на Джен, все пары были удачными, для не очень-то подготовившейся студентки. Во-вторых - за весь день Джен не встречала Алису. Хоть они и учились на разных факультетах, да и Алиса была уже на третьем курсе, а Джен только на первом, они все равно виделись в перерывах, хоть раз в день, но виделись. А сегодня все было наоборот, Джен встретила всех, кого угодно, даже тех, кого порой месяцами в универе не видела, но только не Алису. Та словно сквозь землю провалилась.


Джен поднималась по шаткой лестнице двухэтажного домишки, в котором они с подругой снимали однокомнатную квартиру. Квартирка, которую снимали у весьма милой старушенции студентки находилась на третьем этаже. Собственно дом был четырехэтажный, старый настолько, что находится в нем было даже как-то приятно, потому что непривычно. Все эти новые планировки, стандартность и так далее - это все просто убивает какую либо фантазию, и жизнь в таких домах напоминает жизнь в клетке. Люди не только животных помещают в клетки и загоны, мы поменяли мягкое и уютное слово "жилище" на холодное и бесчувственное слово "дом". Стены были обклеены обоями в том же старомодном стиле. Не монотонные ровные плоскости, а неровно наклеенные обои с различными рисунками и фактурами. К тому же места, где склеены листы уже солидно обтрепались и немного выпирали. Обои слегка потускнели, в каких-то местах были пятна, но глазу эти стены были гораздо приятнее, чем монотонные и идеальные бетонки современных домов. И не смотря на то, что Джен любила этот дом, подъем на третий этаж слишком уж затянулся. Весь день стремительно пролетел перед ее глазами, а какие-то жалкие сорок семь ступенек она преодолевала уже добрую треть часа, по крайней мере, так ей показалось. Воздух был влажный, но парадоксально удушающий, его как будто не хватало, поэтому приходилось дышать часто и неглубоко. Глаза ее за весь день очень устали и так хотелось спать, да еще и это чертово освещение. Собственно, освещение в доме 43 было представлено тусклыми лампочками довоенного времени, поэтому на лестничной площадке царил манящий полумрак. Глаза Джен уже практически закрывались, шла она на автопилоте.

- В кроватку и спать!

Джен приоткрыла глаза, как вдруг ей показалось, что на ее этаже непонятная фигура пытается вскрыть дверь именно той, квартиры, которую снимали подруги. Ни лица, ни одежды разглядеть Джен не смогла, только очертания, судя по которым это был человек. Взгляд Джен буквально застыл на этом человеке, но она почему-то была уверена, что это не вор. Она знала, откуда? Она просто знала, что это не вор, это хуже… Странные телодвижения, будто мышцы человека скованны судорогой, руки дергались в странных попытках открыть дверь, но все попытки были безрезультатны. Джен могла поклясться, что фигура издавала звуки, но не звуки, которые издает человек, а что-то другое, непонятное. Внезапно ступенька ушла у Дженис из-под ног и девушка с грохотом упала на, и без того еле-еле державшиеся, ступеньки ударившись лицом. Благо, что ступеньки были заботливо накрыты ковриком грязно-красного оттенка, так что весьма симпатичное личико Джен не сильно пострадало. Но, несмотря на, пусть и не серьезную, но все же, боль, Джен, подняв голову, пристально смотрела на лестничную площадку. Она была пуста, и ничего не свидетельствовало о присутствии на ней того странного человека, если это был человек.

- Хорошо, медленно сходим с ума, норма-а-льно… - протянула Дженис и, отряхнувшись, продолжила подъем по злополучной лестнице. Ведь должная же она, наконец, принять душ и отдаться приятным объятиям кровати.


Не зря сказали, что все имеет конец. И путь до квартиры не исключение. На лестничной площадке было немного светлее, чем на лестнице. Да и лестничной площадкой ее назвать было сложновато. Это не та площадка, которую мы видим в своих домах, большая и бетонная. Дом был весь из дерева, и пол тоже подчинялся этому “нестандарту”. На площадке было всего две квартиры - квартира, которую снимали Джен и Алиса, и соседняя, в которой жил какой-то угрюмый тип, которого Алиса вообще не видела, а Джен всего пару раз, причем только вечером. За дверью всегда царила тишина. Джен относилась к этому, как к мане небесной. Сейчас так сложно найти тихих соседей, которые ну никак не идут на контакт, хоть их заливай, хоть дискотеку проводи у себя часа в два ночи. А сосед девушек именно к таким людям и относился.

- Так-с, ну а где ключи? - Бормотала Джен, роясь в рюкзаке в поисках ключей от двери.

Ключи найдены, старенький замочек нехотя крякнул, и дверь открылась. Джен прошла в маленький коридорчик, соединяющий единственную комнату и ванную. Одновременно коридорчик являлся прихожей. Дженис сняла куртку пепельно-синего цвета и повесила ее на вешалку, сооруженную своими руками. Удивительно, но на вешалке нет плаща Алисы. Неужели она еще не дома? Опять клубы, ночные дискотеки, новый молодой человек и ночь с ним у него на квартире да? Джен привыкла к образу жизни ее подруги, она нисколько не осуждала ее, ведь это Алиса, а они вместе через столькое прошли. И на обыденную ерунду глаза закрываются сами. Кстати о глазах, глаза у Джен уже совсем отказывались открываться, сон практически овладел ею.

- Плевать на лекции, я ложусь спать! - заявила сама себе Дженис и побрела по коридорчику в комнату.

Сегодня явно был странный день. Первая его половина стремительно пролетела, а вот вторая - полная противоположность. Сначала эта лестнице, а теперь и родной коридорчик туда же. Время как будто остановилось. Тот самый маленький коридорчик теперь растянулся в полноценный коридор стандартного студенческого общежития. Но он все же покорился Дженис, она все-таки добралась до дверцы в комнату, прошла в нее, бросила рюкзак рядом со столом и, так и не выключив свет, плюхнулась на кровать и заснула мертвым сном. Ничто ее теперь не волновало, ни отсутствие подруги дома, ни странная дергающаяся фигура на площадке, ни расплывчатое время. Только сон. Тихий и спокойный. Тихий…


Джен открыла глаза и окинула комнату взглядом. Хотя рассмотреть что-либо было сложновато, потому что свет был выключен. Первое, что пришло в голову Дженис, это - Алиса дома, наверняка приперлась поздно из очередного клуба, выключила свет и вальнулась на кровать, заснув детским невинным сном. Вот только кровать Алисы была не тронута. Неужели она пьяна, неужели лежит в коридорчике и мирно похрапывает, не подозревая о головной боли, которая будет сопровождать ее весь следующий день.

- Эх, Алиса, Алиса…

Более или менее светло было только в одном месте - у окна. Маленькое окошко было открыто. Зачем Алиса открыла окно, если на дворе осень, дождливая и весьма прохладная? Лунный свет пробивался в комнатку, пытаясь рассеять ночную тьму. Дженис пошарила рукой возле кровати, так и не поднимаясь с нее, нащупала мобильник, нажала произвольную кнопку. Не только луна может в этот момент осветить комнату. Моментально включилась мощная автоподсветка, и на дисплее телефона высветилось время - 3 50 pm. Джен зевнула, еще было очень рано, и сон еще не отпускал девушку, но надо было проверить - пришла ли Алиса.


Джен нехотя поднялась, потерла глаза руками и направилась к выходу в коридор. Старый паркет недовольно поскрипывал через ковер, во всем доме стояла абсолютная тишина. Джен сделала пару шагов и вздрогнула от внезапного сигнала машины. Гудели долго и настырно. За окном послышалось:

- Ты что придурок, ночь, люди-то спят! - тихо говорил молодой мужской голос, сирена замолчала.

- А если тихо, то он нас не услышит, - оправдывался второй, немногим отличающийся, голос.

Джен как-то быстро отошла от полусонного состояния и с некоторой злобой решительно двинулась к окну, чтобы наорать на “будильников”. Пара шагов и она у окна. На мокром асфальте стояла машина, Джен не смогла разглядеть марку, но это, в принципе, и не было важно. Важно было то, что рядом с двумя молодыми людьми, которые очевидно заехали за своим сотоварищем с целью отправиться на ночную попойку и “к девочкам”, стояла Алиса. На ней была странная кожаная куртка, явно не ее размера. Крутка была рваная и грязная, будто девушка попала под огромную газонокосилку. Больше на ней ничего не было. Алиса стояла как вкопанная и молча смотрела на Дженис, показавшуюся в окне. Порыв гнева Джен сменился на непонятное ей чувство. Она попросту не понимала, что делает Алиса на улице, в компании молодых людей, да еще и в таком странном виде.

- Алиса! - прокричала Джен. - Что ты там делаешь? Заходи быстрее домой!

Лицо Алисы ни капли не изменило свое выражение, она все так же безразлично смотрела на Джен. Молодые люди посмотрели сначала на Джен, потом друг на друга, потом снова на Джен.

- Простите девушка, но Алисы у нас, к сожалению, нет, но Джерри всегда к вашим услугам, - с улыбкой и неким недопониманием ответил тот, что стоял ближе к Алисе.

- Алиса! Ты меня слышишь? Что с тобой? - не обращая внимания на предложение пижона, взывала Джен к стоящей девушке, но та все равно стояла на месте, не предпринимая никаких попыток сдвинуться.

- Простите, но никакой Алисы здесь нет, - с еще большей долей непонимания вновь ответил юноша.

- Да оставь ты ее, лунатик, наверное, - тихо посоветовал его друг.

Джен постояла у окна, внимательно вглядываясь в силуэт девушки. Она могла поклясться чем угодно, что это именно ее подруга детства босиком стояла в луже.

- Только не говори мне, что ты наглоталась какой-то дряни и теперь придется заносить тебя в дом своими руками! - недовольно протянула Джен, направляясь в прихожую.

Как только студентка вышла из комнаты, она словно окаменела - коридор стал настолько длинным, что в нем можно было проводить ралли Париж-Дакар и разницы не будет никакой. Более того, она стал слегка извилист и непропорционален. В некоторых местах потолок был ниже, где-то выше. Обои, которые совсем недавно поклеили Джен и Алиса пожелтели и были изодраны, будто добрая сотня кошек точила здесь когти. И все было как будто в тумане. Джен не могла сдвинуться с места, ее как будто парализовало. Но она прекрасно чувствовала и ноги и руки, просто не могла пошевелить ими. От недавнего сна и следа не осталось, чувство слабости, и желание снова отправиться в постель сменилось страхом, пожирающим все сознание Дженис. Взгляд Джен опустился, она смотрела на пол. Пластинки паркета беспорядочно выступали, будто по паркету прошелся отбойный молоток. На пол упала капля крови...


Джен не могла пошевельнуться, но она чувствовала, что капля упала именно с ее лица. Когда упала вторая, затем третья, четвертая, Дженис поняла, что кровь капает из ее носа. Это только для читателя, все, что происходило с ней, кажется вечностью, но в сознании Джен все эти моменты пролетали с молниеносной скоростью. Девушка взглянула в конец коридора, туда, где располагалась дверь. Джен думала, что страх заполнил весь ее разум, но это было не так. То, что увидела девушка в конце этого кошмарного коридора, заставило биться ее сердце в два раза быстрее, зрачки расширились, и новая волна страха пришла к Джен. В конце ужасающего коридора стояла маленькая девочка. Девочка шести-семи лет, с рыжеватыми кудрявыми волосами до плеч, в белом, слегка запачканном по краям, платьице и лакированных синих туфельках на небольшом каблучке, стояла на месте, немного пританцовывая и поворачиваясь из стороны в сторону. Девочка внимательно смотрела на Дженис, но в ее поведении не было ни капли страха, наоборот - черты лица говорили о довольно неплохом расположении духа. Она смотрела на Джен. Смотрела взглядом наивного ребенка.


Стояла тишина. Причем было настолько тихо, что можно было сойти с ума. Это молчание было просто пыткой для Джен, но она ждала. Ждала чего-то ужасного, хотя, что могло быть ужаснее, чем картина, которая обрисовалась перед нашей героиней? Внезапно тишина была нарушена.

- Не верь ей, - спокойно сказала девочка.

Джен попыталась, было спросить: кому же ей нельзя верить. Впрочем, вопросов было много. Голова девушки просто раскалывалась от вопросов, но она не могла произнести ни звука.

- Не верь ей, - слегка громче повторила девочка.

Джен по-прежнему была нема, что еще больше пугало ее.

- Не верь ей! - громким и настойчивым голосом почти кричала девочка.

Уши Дженис буквально пронзил странный и непереносимый звук. Звук, который бывает при радиопомехах. Но только сейчас этот звук был настолько громким, что Джен зажала уши руками, которые наконец-то покорились ей. Но эта манипуляция не помогла, звук был непереносим. Теперь Джен понимала, что чувствуют экспериментальные мыши, на которых испытывают убийственную силу ультразвука. Казалось, что барабанные перепонки девушки вот-вот лопнут.

- Не верь ей! - кричала девочка. На ее лице появились слезы.

Джен чувствовала, что ее сейчас разорвет на части. Ноги девушки подкосились, и она упала в обморок. И в этот миг… Дженис проснулась.


Джен вскочила с кровати, словно на нее вылили ведро студеной ключевой воды. По лицу тек пот, руки дрожали, а в голове крутилось столько мыслей, что, казалось, она сейчас лопнет. Джен отдышалась, сглотнула слюну. Оглянувшись по сторонам, она поняла, что это был всего лишь кошмар. Окно было закрыто, свет так и не выключен, еще с вчерашнего вечера. Смотрелось это довольно глупо. Утро, на улице во всю светит солнышко, а в комнатке четырехэтажного домика горит свет. Впрочем, сейчас это меньше всего волновало Джен. Она встала с кровати, взяла с тумбочки сотовый телефон, время было 9.00. Суббота… Учебы нет…

- Алиса, - не очень громко произнесла Джен и прислушалась в ожидании ответа.

Но ей отвечала тишина. Никогда раньше Джен не боялась тишины так, как сейчас. Теперь тишина была для нее немым палачом, она пытала ее, пытаясь сломать. Но Джен не из тех девушек, которых можно так легко сломать. Она всегда шла к своим целям уверенно и упорно. Хотя мысленно она сама призналась себе, что этот кошмар был самым ужасным из тех, которые когда-либо посещали ее. Дженис направилась в ванную. И вот тишина нарушена звуком падающей воды. Джен сложила ладони тарелкой, набрала воды и ополоснула лицо. После нескольких повторений этой процедуры ей стало как-то спокойнее. То ли потому что открытый кран препятствовал распространению тишины, то ли потому что холодная вода спугнула оставшиеся признаки сна. Сама же Джен склонялась больше ко второму варианту. Будучи атеисткой, она с сомнением и скептицизмом относилась ко всему, что выходит за рамки объясненного и изученного. Но объяснить свое вчерашнее состояние и мысли, которые встретили ее сегодня утром, она не могла. Решив попросту забыть про это и выкинуть всяческую ерунду из своей головы, Джен принялась чистить зубы. Но эта повседневная процедура, как ни странно, затянулась минут на двадцать. Дженис на автомате водила щеткой в разные стороны, при этом глядя в зеркало и думая о чем-то другом. В ее голове крутились сотни, даже тысячи, разных картин и вопросов. Очнувшись от этого странного анабиоза, Дженис все-таки извлекла щетку изо рта, ополоснула и положила в футляр. Набрав самую чуточку воды в рот, девушка минуту полоскала его, а затем сплюнула. Жесткая зубная щетка немного поцарапала небо, и в раковине оказалось немного крови. Вид багровой жидкости напомнил Джен о кошмаре. Она дотронулась пальцем до носа. Боли не было. Уже практически успокоившись, девушка слегка почесала ноздрю и ужаснулась, на пальце осталось немного запекшейся крови. На днях ее нос не получал никаких травм, так что крови там быть не должно. Разве, что кровь из того ужасного сна? Нет, этого не может быть. Как может материя из мира рез переместиться в мир реальный?

- Неужели это был не сон? - с ужасом прошептала Джен. - Это не может быть, это НЕВОЗМОЖНО.

Зеркало в точности повторяло мимику девушки.

- Алиса, окно, те парни и… эта девочка.

Что-то потянуло Джен выйти из ванной в коридор. Первое место, куда упал взгляд девушки, была прихожая. Дженис смотрела именно туда, где стояла та девочка, странная девочка. Что делала здесь маленькая девочка? И почему она совершенно не боялась ужасающего вида коридора? И кому мне не надо верить?

- Опять вопросы, куча вопросов, - протирая полотенцем волосы, Джен вернулась в комнату. - Хоть один ответ. Мне нужны ответы…

Она подошла к окну, небрежно кинув мокрое полотенце на кровать. Легкий порыв ветра ворвался в комнату, когда Джен открыла скрипящее окно. На улице стояла осень, к тому же позавчера был дождь, поэтому асфальт был мастерски усеян всевозможными лужами, в некоторых из них уже были расплывающиеся пятна бензина, этакая жидкая форма радуги. Но сейчас Джен как-то не обращала на все это внимания, ни полуголые деревья, ни дорога, усыпанная лужами и опавшими листьями, ни серое пасмурное небо, ничто не привлекало ее взгляд сейчас. Только место, где стояла Алиса, стояла в том сне. Хотя в данный момент для Джен не существовало определенной грани между сном и реальностью. Казалось два мира соединились в один, в ужасный и молчаливый. На уровне подсознания, Джен пыталась что-то увидеть на том месте, она искала и вглядывалась, но ничего особенного там не было. Только лужа.

- Чертов авитаминоз! - буркнула Джен и упала на кровать.

Девушка лежала крестом, ноги вместе, руки врозь. Ничего нет хуже, чем вот так просто лежать и мозолить потолок взглядом. Не было хуже. Не было раньше - сейчас все меняется. Джен чувствовала, словно мир внутри нее ломается. Ее жизнь переворачивается с ног на голову. Она не могла понять, что же меняется - мир внутри нее, ее личные переживания и принципы, или окружающий ее мир. Если второе, то должен же кто-то другой это заметить. И если он есть, то она должна во что бы то ни стало найти его. И может там она найдет ответы на свои вопросы.

Размышления на все эти странные темы привели к тому, что в комнате опять воцарилась тишина. Впрочем, она правила не долго. Раздался звонок. Звонок мобильного телефона. Джен повернулась лицом к тумбочке. Телефон светился и вибрировал, соприкасаясь с деревянной поверхностью тумбочки, при этом получался довольно неприятный звук. Какое-то странное торможение овладело Джен, она просто смотрела на играющий знакомую мелодию телефон.


Глава 2

Абонент временно недоступен


Джен продолжала смотреть на пляшущий на тумбочке мобильник. Всем своим видом он словно призывал - возьми же меня, наконец! Он светился, вибрировал, двигался по часовой стрелке и играл мелодию Satisfaction. Но, несмотря на все попытки телефона самому ответить на звонок, она просто лежала, не двигаясь с места и тупо уставившись на него. Она вроде и слышала звонок и видела, что ей звонят, но одновременно витала где-то в облаках, размышляя о том, что произошло с ней в эти два дня. Но размышления эти все равно должны были когда-нибудь закончиться. “Если так долго звонят, то значит что-то важное”- подумала Джен и взяла телефон с тумбочки. Взглянув на дисплей, она удивилась. На нем не высвечивался номер телефона, хотя оператор, услугами которого Джен всегда пользовалась всегда отвечал за стопроцентное определение входящего номера. Хотя за эти два дня произошло столько странного, что Джен и этому не придала внимания.

- Да, - ответила Джен в трубку. - Алло, говорите.

В ответ лишь раздавался треск. Знакомый треск. Этот звук получается, когда рядом с работающей техникой проходят высокочастотные сигналы. Люди говорят - фонит. Но кроме этих помех ничего не звучало.

- Алло, не молчите, - повторила Дженис. - Говорите, а не то я сейчас положу трубку.

- Джен… - раздалось в трубке. - Я… приезжай…

Джен еле разбирала то, что говорила никто иная, как Алиса. Слова обрывались, но общая суть была понятна.

- Алло, Алиса! Где ты? - повысила голос Джен. - Я толком ничего не слышу…

- Ты… мне…нужн... здесь… Приез… сроч… - ответил телефон.

- Куда? - ничего не понимая, спросила Джен.

- В… в… Сай… …лл…

- Я не слышу, куда? - раздраженно крикнула Джен.

- В… Сайлент Хилл… - раздалось в трубке и сигнал внезапно оборвался.


В голове Джен пронеслась куча воспоминаний. Городок, где работали родители Джен. Молчаливый холм, так переводилось название курортного городка, который располагался на возвышенности. Город не зря прозвали Молчаливым, там действительно царила тишина. Вокруг большого озера, дна которого не было видно из-за того, что поверхность воды окутало густое покрывало тумана, располагался маленький жилой район с кучей магазинчиков, а по другую сторону озера находился большой и старинный отель, в котором иногда оставались родители Джен, когда не могли вернуться домой. Отец Джен не очень-то разбирался в устройстве машины, и стоило только ей хоть чуток сломаться и молодожены оставались в плену у города до утра. Джен любила этот город, они часто ездили туда с Алисой. Там они играли, выдумывали себе другой мир, в котором все было по их правилам. Загадочный и прекрасный мир. Где они оставили так много эмоций.

- Но… что ты делаешь в Сайлент Хилле? - говоря сама с собой, пробормотала Джен.

***

Порой люди совершают совершенно неадекватные поступки. Поступки бывают глупыми, бывают смешными, а бывают страшными. Окружающим никогда не понять причину, которая толкнула человека на этот поступок, она ведома только этому чудаку, да и то не всегда. Глядя на это со стороны, мы автоматически мысленно откидываем вероятность того, что мы сами можем оказаться на его месте, это не может случиться с нами. Человеческая самонадеянность безгранично велика, но она не поможет, когда на странность пойдешь именно ты.


***

Джен встала с кровати, окинула взглядом комнату, в которой ничего не изменилось, в отличие от внутреннего мира девушки. Она постояла так несколько мгновений, потом посмотрела в сторону окна, которое буквально светилось утренним сиянием. Усевшись в любительскую версию позы лотоса на кровати, Джен задумалась. Обычно она не увлекалась дискуссиями с самой собой, но за эти два произошло слишком много всего, чтобы назвать жизнь, крутящуюся вокруг и внутри Дженис обычной.

- Ну, вот Алиса, опять ты меня втягиваешь в какую-то авантюру.… Зачем, девочка? Зачем ты отправилась в Сайлент Хилл?..

Джен так бы общалась сама с собой, но к ее беседе решил присоединиться посторонний. Черный черный ворон сидел на подоконнике и внимательно смотрел на Дженис. Он постоянно поворачивал голову, словно меняя угол обзора, но зрачки были уставлены именно на Джен. Птица будто прожигала взглядом девушку, будто что-то искала внутри нее.

- А тебе чего? - безразлично ответила Джен, которую сейчас мало интересовали всякого рода пернатые.

Но ворон молчаливо смотрел на нее, не переставая двигать головой. Вдруг птица начала царапать когтями подоконник, а тот в свою очередь отвечал на это довольно неприятным скрипом. Птица начала нервничать, и Джен в свою очередь тоже. Через несколько секунд, ворон поднялся с подоконника и направился в сторону Джен, которая ну ни как не ожидала подобных действий со стороны пернатого. Птица начала кружить вокруг девушки, сидящей на кровати. Поначалу Джен показалось, что все манипуляции ворона, это какая-то игра, но когда ворон начал приближаться к голове девушки, она поняла, что это никак не игра, а серьезное нападение. Ворон пытался крыльями бить по лицу, растрепывал волосы лапами, когтями пытался попасть в лицо, и при всем при этом начал каркать, да, причем так громко, что казалось, будто его живого режут.

- Убирайся отсюда! - кричала Джен, закрывшая глаза и пытающаяся руками отогнать ворона.

И в этот миг ворон исчез. Точнее сказать - он перестал атаковать, а когда Джен открыла глаза, то никакого ворона не было, только большое черное перо, которое плавно паря опускалось на подоконник, сохранивший следы от посягательств ворона.

- Боже, ну что же это такое со мной? - устало, проговорила Джен. - За что мне вся эта ерунда и что она значит?..


Но какие-бы мысли сейчас не терзали юную студентку, она точно знала одно, что ей надо ехать в Сайлент Хилл и найти Алису. Джен не знала, что заставило Алису отправиться туда, в заброшенный городок, но ей нужна была помощь. Мысленно Джен начала перебирать всевозможные варианты того, как бы ей лучше оправдать свое исчезновение из института декану. Джен только сейчас поняла, как это сложно - просто отмазаться. Как только она подбирала подходящий вариант, он сразу же отпадал по какой-либо причине. Но ехать надо было срочно, поэтому на нелогичность оправдания надо было закрыть глаза. После нескольких минут раздумий, девушка решила заглянуть в студенческую поликлинику и взять там справку о неудовлетворительном состоянии здоровья, что было в принципе не сложно, учитывая малокровие Джен. Достаточно было сдать кровь на анализ и выявиться непозволительно низкий уровень гемоглобина и тогда, врач отправит девушку на лечение в какой-нибудь санаторий или что-нибудь в этом роде.


Джен встала с кровати, переоделась в более подходящую для поездки одежду, вытащила из своего стильного рюкзачка все ненужное и снова опустилась на кровать. Набрав номер справочной службы, Джен поднесла телефон к уху.

- Алло, - раздался приятный женский голос. - Говорите.

- Могу я узнать, есть ли автобусные рейсы до Сайлент Хилл? - спросила Джен.

- Подождите минутку, - ответила женщина.

После недолгого ожидания раздался ответ.

- Девушка, прямых рейсов до Сайлент Хилл сейчас нет. Но вы можете возпользоваться услугами Южного автовокзала, сесть на автобус до Спрингберри, он проезжает недалеко от Сайлент Хилл, и вы можете заранее предупредить водителя, чтобы он остановился там, где вам надо.

- А какие сегодня есть рейсы до Спрингберри?

- Первый в 15.00, а второй в 20.00…

- Спасибо, - спешно ответила Джен и прервала разговор.


Трехчасовой рейс Джен сразу откинула, потому что в это время она будет получать справку в поликлинике, а вот 20.00 ей очень даже подходит, к тому же по ее расчетам прибудет она в Сайлент Хилл утром, что значительно облегчит поиски Алисы. Вдруг Дженис пронзила мысль, что было бы неплохо отправиться на поиски Алисы с кем-то еще, не в одиночку. На ум автоматически пришла парочка номеров, по которым можно обратиться к подходящим людям. Джен набрала первый из них, но услышала лишь очень долгую серию гудков. Второй номер оказался временно заблокированным, а вот третий все же не подвел.

- Кто там? Фу ты, то есть алло! - раздался голос молодого мужчины.

- Привет Ким, это Дженис…

- Джен, привет, чего так редко звонишь? Куда вы с Алисой запропости…

- Ким мне некогда говорить, короче с Алисой что-то странное происходит, она в Сайлент Хилле, мне надо туда отправиться за ней.

- А что потеряла Алиса в Сайлент Хилле?

- Что бы там ни было, но мне надо туда поехать, ты сможешь поехать со мной?

- Ну, вообще-то…

- Ну, ты можешь или нет, говори точно! - слегка повысила голос Джен.

- Да, да, смогу, - быстро проговорил Ким. - А ты что такая нервная? Вы что все с ума посходили что ли?

- Что-то в этом роде, - сказала, будто сама себе Джен. - Тогда без пятнадцати восемь у автовокзала.

- О'кей, - сказал Ким, и Джен повесила трубку.


Кимом звали одного из друзей Джен и Алисы, самого близкого для Джен. Это был не слишком высокого роста юноша, с карими глазами, брюнет с постоянно растрепанной прической в стиле “я упала с самосвала, тормозила головой”. Джен давно уже подозревала, что он небезразличен к ней, точнее ей давно уже твердила об этом Алиса. Но Ким никогда не проявлял каких-либо попыток добиться Джен. Они были хорошими друзьями, и видимо его это вполне устраивало. Джен никогда не рассматривала его в качестве своего бой-френда, поэтому и относилась к нему не совсем как к парню, он был для нее другом, надежным, общительным и понимающим. Но внутри себя Ким просто разрывался оттого, что они никогда не будут вместе, поэтому, когда он был наедине с самим собой, он часто впадал в депрессию. На людях же он всегда был веселым и общительным юношей, который ко всему относится с юмором.


- Зачем же я тебя впутала в это Ким, зачем? - почти шепотом произнесла Дженис, взяла рюкзак и вышла из квартиры.


Девушка не заметила, как сама же взяла перо с подоконника и положила в рюкзак. Мысленно она находилась за пределами этой комнаты, где-то далеко отсюда.


Глава 3

Начало конца


После того, как Дженис наконец-то выбила из врача справку, она отправилась гулять по городу. Сначала она посидела в парке, потом просто ходила по улицам, попробовала пройтись по магазинам, но нигде не могла надолго остановиться. Всюду время тянулось, словно в замедленной съемке, всюду ей было до ужаса не уютно. Но как ни странно, приют девушка нашла в одном из многочисленных Макдоналдсов. Разместившись за столиком на втором этаже и заказав не малую порцию Ройал чизбургеров, она погрузилась во всевозможные размышления. Джен никогда особо не задумывалась над тем, что она ест, потому что в весе не прибавляла. Парадоксально, но фуст фуд не портил ее фигуру ни капли, будто все калории сжигались в секунду. Второй этаж небольшого здания смотрелся очень даже уютно. Причем различия между этажами были координальные. Первый был заполнен людьми и был выполнен в современном стиле. Плитка и металл, маленькие столики, и огромное количество всяческих вывесок. Повсюду сновали официанты, то и дело интересующиеся впечатлениями посетителей. Такое нововведение пришло к менеджеру в голову совсем недавно, и для редких посетителей было слегка не привычно. Народу было полно, большинство ело стоя, торопясь чтобы уложиться в рамки своего обеденного перерыва, за высокими столиками, было шумно и душно. А вот второй этаж был совершенно другим, и Джен никогда не понимала, почему там всегда мало народу. Он был выполнен в старом стиле, преобладало дерево и кожа. Людей было мало, а места наоборот много. Столики размещались далеко друг от друга и отличались крупными размерами. Здесь не ели, здесь общались, размышляли, делали какую-то письменную работу. Стены с вывесками здесь были заменены звукоизолирующим стеклом, и можно было наблюдать за происходящим на улице, как в немом кино. Жизнь снаружи здесь не казалась такой быстрой и насыщенной, видимо из-за того, что не было шума, гама, звуков двигателей и сигналов машин.


Джен так бы и сидела там, перебирая в голове все, что случилось за эти два дня, но зазвонил мобильный телефон.

- Алиса, Алиса, пусть это будешь ты, - спешно роясь в рюкзаке в поисках мобильника, бормотала Джен.

Но телефон не оправдал ее надежд, это была не Алиса, а Ким.

- Джен, привет, знаешь…

- Только не говори, что ты не поедешь со мной, Ким! - начала возмущаться Дженис.

- Нет, как бы тебе сказать, - говорил Ким. - Короче не буду тебе объяснять, но я уже на пути к Сайлент Хилл. Мне надо было смыться пораньше, а шататься оп улицам я не могу. Короче встретимся там, я сказал водителю, чтобы в следующий раз он остановился там же, где и сейчас, так что не беспокойся, я тебя встречу. Ладно, пока Джен, у меня денег мало на счету осталось, а тут роуминг пошел…

Сигнал оборвался.


Джен так и не поняла причину раннего отъезда Кима, но это было не важно. Главное, что он будет вместе с ней. А в автобусе она и сама справиться как-нибудь. Джен взглянула на дисплей мобильного телефона - время было 19.32. Джен подумала, что надо бы поспешить, чтобы успеть на вокзал, иначе получиться очень некрасиво с ее стороны по отношению к Киму, который уже едет в Сайлент Хилл. Быстро доев чизбургер и замахнув Pepsi, Джен встал из-за столика, и направилась к выходу из кафе. Через несколько минут она уже подъезжала к автовокзалу.

Вокзал был на удивление пуст, народа не было, словно никто никуда не хочет уезжать, одна только Джен, да и то не по своему желанию. Впрочем, отсутствие людей было не полным, когда Джен подошла к кассам, то увидела, что на вокзале присутствует не только работающий персонал, но и несколько человек, ждущих своего рейса. Пожилая женщина с маленьким ребенком, мужчина, абсолютно поглощенный чтением какой-то газеты, женщина, постоянно озирающаяся, словно кто-то вот-вот на нее нападет и ограбит. Но больше всего внимание Дженис привлек, взрослый мужчина, сидевший в стороне от предыдущих персонажей. С виду ему было лет пятьдесят, но одет он был на тридцать. Белые-белые волосы покрывали его голову, видимо этот человек через многое прошел в своей жизни, раз так сильно поседел. Лицо покрывали морщины и складки, но нельзя было сказать, что он уродлив. Даже наоборот, эти морщины как ордена на старом мужском лице. Но поведение мужчины удивило Джен, ведь она привыкла, что пожилые люди, как правило, спокойны, флегматичны и заторможены. А старик буквально ёрзал на месте, постоянно перекидывал одну ногу на другую, беспокойно двигал глазами, из стороны в сторону, крутился по сторонам и, как показалось Джен, нервно грыз ногти на руках. Будто мужчина боялся чего-то, но не того, что приводило в ужас женщину, сидевшую неподалеку, не грабители и террористы, а что-то другое. Тут страх не животный, не на уровне инстинктов самосохранения, а страх подсознательный.

- Девушка, вам что-то надо? - прервал размышления Джен голос, раздавшийся из кассы, возле которой уже минуты две стояла девушка, вглядываясь в небольшую компанию людей, которые ждали автобус.

- А, чего? - повернулась к кассе Джен. - А-а, да-да, билет до Спрингберри, пожалуйста.

- Та-ак, до Спрингберри, один билет, вот - имеется.

Джен протянула деньги и получила билет. Ей почему-то показалось, что все, что она сейчас делает, зря. Что не надо ей покупать этот билет, садиться в этот автобус и ехать в Сайлент Хилл. Ее подсознание словно говорило ей: “Останься, не едь туда”. Но Джен твердо знала, что ей надо, она просто обязана поехать туда, поехать за Алисой, ведь ее подруге нужна помощь, хоть Джен и не понимала почему. Впрочем, сейчас для Дженис наступило то время, когда много вопросов, но, к сожалению ни одного четкого ответа на них. Что ж, она надеялась, что найдет ответы там, в Тихом холме. Это место теперь давало столько поводов для размышлений Джен. Место, которое Джен винила в гибели самых близких своих людей. Место, с которым связанны самые лучшие воспоминания детства. Сайлент Хилл был настолько разносторонним для девушки, будто там было два мира, которые существовали отдельно друг от друга, но одновременно. Прекрасный мир развлечений, смеха и радости и мир ужаса, который принесла в сердце Джен та автомобильная катастрофа. Тихий холм двулик, и самое страшное, что Джен не могла узнать, какой из двух сторон повернется он к Дженис сейчас.

Все эти мысли проносились в голове Джен, и она не заметила, как уже подошла непосредственно к остановке. Затуманенная размышлениями она не заметила ноги седого мужчины и споткнулась об нее.

- Ну что же это… - начал было раздраженно говорить мужчина, но, повернувшись к отскочившей Джен и взглянув ей в лицо, замолчал.

- Простите, пожалуйста, - виновато произнесла Дженис.

- Ничего-ничего, - задумчиво произнес мужчина, сейчас его меньше всего волновала запачканная штанина, он буквально впился в девушку взглядом.

- Что вы так на меня смотрите? - слегка возмущенно сказала Джен.

- Простите, если смутил вас. - Суетливость и нервозность человека словно сгинули, он галантно отвечал ей. - Куда же отправляется столь молодая особа одна?

- Вообще-то не ваше дело, - сказала Джен. - В Сайлент Хилл.

Глаза мужчины расширились, рот немного приоткрылся. Лицо, сменившееся пару минут назад с испуга на уверенность, теперь выражало полное удивление.

- В Сайлент Хилл? - спросил он. - А зачем? Что юная девушка будет делать в этом ужасном городе?

- В каком плане? Сайлент Хилл разве может быть ужасным? - слегка возмутилась Джен.

Мужчина перевел взгляд с Джен на асфальт, задумчиво посмотрел, потом снова взглянул на нее.

- Да, да, - очень тихо произнес он. - Быть может вы правы. Быть может вы правы…

Мужчина снова перевел взгляд на асфальт, будто пытался разглядеть в нем что-то, что искусно пряталось от него. Он ушел в себя, в свои мысли. Впрочем, Джен потеряла интерес к нему, и присела на скамью на остановке. Она взглянула на столбик с вывешенной табличкой, указывающей номер какого рейса останавливается на этой остановке. На темно желтой табличке красовалась с явным старанием нарисованная цифра семь. Семерка была любимым числом Джен, поэтому девушка улыбнулась, хотя бы какое-то приятное совпадение за последние два дня, хоть что-то не приносит кучу новых вопросов, ответы на которые получить Джен не в силах. Также на табличке было написано до Спрингберри, 15.00 - 20.00, но очень-очень маленьким шрифтом, чтобы разглядеть надпись надо было либо очень сильно прищуриться, либо подойти близко к столбу. Джен поняла, почему многие на этих скамьях постоянно ерзали и двигались, они были на удивление не практичными, были сделаны из дерева, и сидеть на них было невозможно, они были абсолютно плоскими, и пятая точка ну никак не хотела долго находиться на этой поверхности. Но к счастью подошел автобус, и Джен не пришлось долго мучаться, сидя на неудобной скамье. Автобус был довольно большой, Джен удивилась, что нас столь непопулярный рейс подгоняют такой вместительный автобус. Хотя наверняка это осталось еще с тех времен, когда Сайлент Хилл был курортным местечком и люди стремились попасть туда, хотя бы на день. Побродить по улочкам маленького городка, зайти в интересные магазинчики и накупить всякие поразительные вещи по дешевке, потом пройтись по тропинкам густого леса, окружавшего Сайлент Хилл со всех сторон. Побродить вокруг озера Толука, которое словно кипело, туман, лежащий на поверхности воды, казался паром, который исходит от кипящей воды. Но самое главное - воздух, он был чист и влажен, чего не скажешь о воздухе городском, спертом и грязном.

Джен поднялась по ступенькам автобуса, он был довольно высоким, и, показав водителю свой билет, сразу же отправилась в самую заднюю часть автобуса. Туда, где расположены сразу четыре сиденья вплотную друг другу. Во-первых, оттуда можно было смотреть сразу в три стороны - влево, вправо и через переднее стекло. Во-вторых, весь автобус был как на ладони. В-третьих - Джен могла нагло занять все четыре места и спать не в совершенно не подходящей для сна позе сидя, а лежать, растянувшись вдоль сидений. Джен не первый раз ездила на междугороднем автобусе и знала, что не всегда можно нагло улечься сзади. Но сейчас народу было мало, поэтому никаких видимых для этого преград она не нашла. Кинув в правый угол свой рюкзак, Джен плюхнулась на импровизированный диван, положив голову на подушку, имитированную рюкзаком. Повернув голову набок, она наблюдала за тем, как проходят в салон автобуса остальные пассажиры. Пожилая женщина показала водителю билет, а ребенок в этот момент уже двигался по салону автобуса, он остановился, и на лице его можно было прочесть долю разочарования - задние места уже заняты какой-то противной девчонкой. Женщина в это время заметила пропажу своего внука и как курица несушка двинулась за ним, настигла его в два шага, взяла за руку, взглянула в ту сторону, куда с грустью смотрел внучок, и уселась за одно из мест, потянув за собой ребенка. Женщина, которая суетилась, как загнанная в ловушку ящерица, тоже показала билет водителю и спешно заняла место, находящееся ближе всего к нему. Вошел и тот седой мужчина, предъявил билет, быстро пошел в салон. Но водитель рукой схватил его и подтянул к себе. Из-за звука работающего двигателя, Джен не могла услышать, о чем они говорили, но говорили они не долго. Водитель отпустил кожаную куртку мужчины и тот быстро уселся на пассажирское место. Спинки сидений были высокими, поэтому Джен видела только три затылка - женщины с ребенком, женщины, напуганной сегодняшней криминальной обстановкой и седого мужчины. Ребенок был слишком маленького роста, а водитель был закрыт с задней стороны панелью, на которой красовался плакат с симпатичной девушкой, лежащей в обнимку с белым тигром.

Подъезжая к остановке, водитель увидел, что пассажиров мало, посадка и проверка билетов будет быстрой, поэтому двигатель выключать не надо, автобус был готов к отправке, поэтому тронулся быстро. Благо, что автовокзал находился на краю города, и междугороднему автобусу не надо было ехать через городские улицы, он выехал из вокзала и устремился вдаль, следуя по междугороднему шоссе.

Автобус ехал уже минут двадцать, приятно гудел двигатель. Изредка на дороге попадались небольшие кочки, отчего автобус мягко подскакивал. Кому-то такая качка не доставляла никакого удовольствия, скорее наоборот, но Джен не относилась к этим людям. Она любила автобусы, ей вообще нравился общественный транспорт. Ведь столько совершенно разных людей, которые в жизни вообще не встретились бы, да и не должны были, теперь вместе ехали в другой город. А поездка в другой город, как правило, не из тех, что ограничиваются двадцатью минутами езды, и люди эти словно соединялись в некое общество, можно даже сказать в каком-то роде семью, семью, которая отправилась в какое-то невероятно увлекательное путешествие. Удивительно, но все плохие эмоции выветрились у Джен из головы, все неприятности будто отошли на второй план. Она лежала на задних сиденьях, свесив одну ногу вниз, и смотрела в потолок автобуса, если так можно выразиться. Когда ей это надоело, она уселась рядом с окном и, нежно обняв рюкзак, смотрела на проносящиеся снаружи ландшафты. Леса, пруды, поля, все казалось ей таким отдаленным от цивилизации, от городской жизни, таким нетронутым и естественным. Но вскоре Джен почувствовала, что веки ее тяжелеют и решили немного поспать, к тому же бесконечное наблюдение за ходом автобуса ей порядочно наскучило. Устроившись поудобнее, она последний раз окинула взглядом салон автобуса и закрыла глаза. В этот раз она не досчиталась одной головы, седой мужчина, по всей видимости, тоже прикорнул. Еще один сложный день подошел к своему логическому завершению. Джен направлялась в Сайлент Хилл.


Глава 4

Добро пожаловать!


- Просыпайтесь…

Дженис с трудом открыла заспанные глаза.

- Девушка просыпайтесь.

Перед Джен стояла женщина, та самая пожилая женщина, что ехала с ребенком.

- Ваша остановка, - донеслось со стороны водительской кабинки. - Прошу вас поспешить, у нас график.

- Да-да, уже бегу, - Джен схватила рюкзак и в темпе двигалась по салону автобуса к выходу.

Как только Джен ступила на влажную, как ей показалось, почву, автобус закрыл свои двери и с ревом двигателя спешно двинулся дальше по своему маршруту. Он направлялся в Спрингберри, но маршрут Джен оборвался здесь. Джен оглянулась по сторонам в поисках Кима, ведь он должен был встретить ее именно здесь, по крайней мере, Дженис так поняла из его слов. Но никого кроме ее самой здесь не было.

- Ким, - прокричала она. - Ким! Где ты, покажись!

Но в ответ звучала только тишина, которая стала спутницей Джен на протяжении этих сумасшедших дней.

- Если это еще одна твоя тупая шутка, то она не удалась!

Но даже если Ким и был где-то здесь, он точно не хотел отвечать Дженис. Вокруг царила тишина и покой.

-Да что же это такое? - голос Джен задрожал. - Почему все это происходит со мной? За что я наказана?

Она стояла на самом краю широкой дороги, соединяющей несколько далеких друг от друга городов. Дженис взглянула вдоль дороги в оба направления. Казалось, что у нее нет ни начала, ни конца. Только дорога и плотные стены леса, закрывавшие ее по бокам, словно стражи. Лес в основном был хвойный, но взгляд встречал и лиственные деревья, которые были намного приятнее на вид, нежели их хвойные сородичи, которые стояли как титаны, непоколебимы и невозмутимы. Но все же, плотная стена леса прерывалась, брешь в ней была образованна узкой дорогой, ремонт которой не проводился уже давно, судя по многочисленным впадинам и другим деформациям старого асфальта. На месте ответвления дороги от общего шоссе, стояла врытая в землю табличка, которая всем своим видом указывала на то, что ей явно не хватает человеческой заботы. То ли она просто покосилась, то ли врыли ее второпях, впрочем, это Дженис совершенно не интересовало, девушка подошла поближе, чтобы рассмотреть табличку.

Металлическая пластина, приваренная к столбику, видимо готовилась уже к отходу в мир иной, в рай для табличек. Она была полностью покрыта ржавчиной и еще какими-то пятнами.

Сайлент Хилл. Добро пожаловать!”

Вдруг Джен увидела на краю ржавой таблички какую-то странную отметину. Отметина была похожа на какую-то пиктограмму, Джен не знала ее значения, но почему-то она показалась ей ужасно знакомой, будто Джен уже где-то ее видела, где-то очень-очень давно и сейчас не могла вспомнить. Три круга с прилегающими к ним узорами были нарисованы какой-то краской багрового цвета. Причем рисунок был свежий, на старой, заржавевшей табличке, что не могла не вызвать у Джен некоторое удивление.

- Не волнуйтесь, мы долго здесь не задержимся, - сказала Джен и поняла, что сказала о себе во множественном числе.

Джен снова взглянула на табличку, потом на дорогу, ведущую к городку. Через густой лес дорога шла еще метров двадцать, но дальше разглядеть было невозможно из-за тумана, который навис над этим местом, словно закрывая от глаз Дженис что-то, что она не должна была увидеть. Вся эта атмосфера таинственности уже достаточно поднадоела Джен, более того, ей начал овладевать страх.


Дженис достала из рюкзака свой mp3-плейер, который не раз выручал ее вовремя скучных занятий. Включив его, она положила плеер назад в рюкзак, а наушники протянула из кармана и засунула в уши, получилось очень удобно. Плеер лежит себе в рюкзаке, который болтается за плечами Джен, а она слушает музыку, которая хоть как-то веселит ее во время ее путешествия. Тяжело вздохнув, Джен сделала первый шаг по дороге, ведущий в курортный городок. Дженис помнила, что постепенно узкая дорога расшириться и превратиться в плавный спуск вдоль холма к озеру и городку, так что теперь от Сайлент Хилла ее отделяла пара сотен метров. Девушка слегка неуверенно шла вперед, и вскоре ее силуэт скрылся в тумане, словно и не было здесь никого.


Джен шла уже минут пятнадцать, дорога уже была спуском, поэтому идти было легко. Уже сейчас Дженис начали одолевать воспоминания, перед глазами начали появляться картины из детства, мгновения, проведенные здесь, в Сайлент Хилле, не исчезли из памяти маленькой девочки, они остались здесь навсегда. Джен положила руку на перила, разделяющие дорогу на две полосы, и представила, как, будучи еще маленькой девчушкой, она, приплясывая, спускалась к Сайлент Хиллу, водя рукой по этим самым перилам. Какая-то необыкновенная волна спокойствия, радости и умиротворения накатилась на Джен, она с закрытыми глазами, точно так же, как когда-то в детстве, слегка приплясывая, спускалась по дороге все ближе и ближе к городу, который словно звал ее к себе, тянул как магнит. Будто она была частью его, причем частью незаменимой, а когда покинула его, словно предала кого-то, предала себя. На лице ее растянулась улыбка, а в голове тихо заиграла какая-то детская песенка, которую едва-едва слышно напевала маленькая Дженис, прогуливаясь в этих местах несколько лет назад. Дженис уже давно не улыбалась искренне, а сейчас ей было так хорошо, как она уже давно не чувствовала. Никто и ничто не волновало ее сейчас, ни Ким, который почему-то не встретил ее, хотя они вместе поехали искать Алису, ни Алиса, которая нуждается в помощи, кстати, непонятно почему. Ничто сейчас не было важно для Джен настолько, насколько милым было то пение, которым она сейчас наслаждалась. Улыбка становилась все веселее и веселее, все дурные мысли покинули голову Джен, она слегка приоткрыла глаза и опустила взгляд вниз. И вдруг Дженис ужаснулась. Перила были полностью покрыты ржавчиной. Лицо Дженис моментально сменило свое выражение, девушка с немалой долей отвращения отдернула руку от перил, которые находились в ужасном состоянии. Где-то они были смяты, чем-то тяжелым, в некоторых местах попросту выдернуты из земли, но повсюду была противная ржавчина, будто их не полировали и не красили уже сотни лет.

- Что за чертовщина? - испуганно сказала Джен.

Она была на сто процентов уверенна, что они были новые, а когда она открыла глаза, то они были искареженными и заржавелыми.

Вдруг слух Джен прорезал ужасно неприятный звук, как будто какие-то мощные радиопомехи, но откуда она вдруг так резко появился, обычно ведь помехи появляются по нарастанию. Она выдернула наушник из уха и достала плеер. Только сейчас она поняла, что плеер находился во включенном режиме и в нем проигрывался компакт-диск. Но, черт возьми, на диске не было песенки маленькой девочки! Там вообще не было слов, это был сборник электронной танцевальной музыки. Джен раздраженно начала крутить регулятор громкости, хлопать ладошкой по плееру, трясти его, но все эти манипуляции ни к чему не приводили, треск продолжался. Джен хотела уже швырнуть плеер на землю, лишь бы этот мерзкий звук прекратился, но как только она размахнулась, он исчез. Причем исчез также моментально, как и появился.

- Я ничего не понимаю! - Джен в бессилии упала на колени и кричала, подняв голову вверх, словно ища ответа на небе. - Объясните мне, наконец, что здесь творится?!!

Ответом ей послужила холодная, как лед, тишина. Тишина, которая служила ответом на все ее вопросы.

Джен почувствовала, что по ее щеке течет слеза.

- Ну, уж нет, - она смахнула ее рукой. - Не дождешься!

Она сказала это городу, который словно проверял ее на прочность, постоянно посылая ей всевозможные ужасы и испытания и одновременно все сильнее и сильнее притягивая к себе. Тихий холм словно звал ее…


Джен поправила рюкзак и, немного прибавив в скорости, двинулась дальше по дороге, которая должна была привести ее к городу. Джен шла в довольно быстром темпе, и все время размышляла по поводу этих перил. Почему за ними никто не следит. Ведь Сайлент Хилл очень популярный курортный городок? Неужели нахватает финансирования? Нет, этого не может быть, здесь что-то другое, какая-то другая причина. Дженис не сомневалась, что объяснение этому ее ждет в городе, как и ответы на все вопросы.


Вскоре спуск закончился, и дорога выровнялась, что прибавило Дженис некоторую уверенность в том, что она близка к своей цели, близка сейчас, как никогда раньше. Девушка прошла еще метров двадцать, и из тумана показалось небольшое строение. Когда Джен подошла еще ближе, то увидела, что дорога перешла в парковочную площадку, а здание перед ней это платный туалет. Джен обрадовалась встретившему ее строению, потому что перспектива опустошить мочевой пузырь, сидя за кустиком, ее никак не устраивала. Она подошла к окошку, которое служило кассой, но за окно за стеклом было закрыто старыми, пожелтевшими занавесками. Дженис постучала в окошко. Но в ответ - тишина. Опять немая тишина…

- Есть там кто-нибудь? - спросила Джен.

Но в ответ ничего не прозвучало.

- Ну и ладно, - сказала Дженис. - Я сэкономлю.

Она обошла невысокое кирпичное строение сбоку и увидела дверь, на которой, покосившись, висела табличка с изображением унитаза.

- Оригинально…

Дженис потянула за ручку и дверь послушно открылась, но издала неприятный скрип, словно ругаясь с девушкой за то, что та потревожила ее спокойствие. Дверь уже полвека никто не смазывал, по крайней мере, это можно было сказать по скрипу. Неужели туалет и парковочная площадка никому не нужны? Ведь они тоже дают какие-то деньги, а в сезон отпусков немалые. Но Джен не придала этому особого значения, ведь у нее есть дела поважнее. Она зашла в туалет, и выражение ее лица переменилось с усталости на отвращение. Плитка, которой были покрыты стены туалета, была множественно побита, а в местах, где она уцелела, она была покрыта какой-то засохшей жидкостью, напоминающей смесь человеческих испражнений и месячных. Некогда серая отбелка теперь была грязно-коричнево цвета. На стенах виднелись крупные трещины и впадины, будто по ним били чем-то очень твердым и тяжелым. На правой стене располагалось крупное зеркало, разделенное почти пополам огромной трещиной. Писсуары ожидала та же участь, а оставшиеся в живых пара была заляпана непонятной субстанцией, которая капала, просачиваясь через проломы в писсуаре. Дверцы кабинок были распахнуты, и картину, творящуюся внутри них, невозможно было передать словами. Воздух был заполнен застоявшимся запахом мочи и какой-то гари. Дженис поморщила нос, ей показалось, что пахло горелыми волосами. Она, зажав нос, в два шага выскочила из туалета, и мощно вдохнула. Постояв немного снаружи, она все-таки решила вернуться внутрь и поискать более или менее чистую кабинку, ведь должна же была остаться хоть одна такая. Зажав нос, девушка вернулась внутрь строения и шла вдоль комнаты, оглядываясь в поисках чистой кабинки. Но с каждым шагом надежда покидала ее - все кабинки были загажены чем-то непонятным. Она старалась не смотреть на содержимое этих кабинок, но просто не могла, взгляд как-то сам бросался на это омерзительное зрелище. Джен конечно знала, что подобные места никогда не отличались особой ухоженностью и чистотой, но то, что творилось здесь, переходило все границы. Дженис показалось, что они были забрызганы запекшейся кровью, смешанной еще с каким-то веществом, происхождение которого не знала Джен. Да ее это и не волновало, это было слишком противно. Вдруг Джен увидела в конце туалета кабинку с закрытой дверцей, она в спешке подошла к ней, долго находиться в этом аду Джен не имела ни сил, ни желания. Дверь была заперта, Дженис начала нервно дергать за ручку, но она никак не поддавалась. Девушка отошла на пару шагов от дверцы, чтобы взять разбег, но, едва не коснувшись мерзких писсуаров, остановилась, подождала буквально секунду и с силой ударила вытянутой ногой по двери. Дверца прокряхтела, послышался треск и скрип металла, она распахнулась, и лицо Джен засияло - туалет был практически стерилен.


Через минуту Джен уже стояла у зеркала. Взглянув на себя, Джен не на шутку удивилась и, безусловно, огорчилась. Она будто постарела года на два, ее лицо выражало некоторое отчаяние, морщин стало больше. Под глазами были мешки усталости, сами же глаза были тусклые и безрадостные. Поправив волосы, она еще раз взглянула на себя, точнее, на свое отражение. Ужасающий пейзаж обрисовался за спиной девушки. Что здесь произошло? Джен почувствовала, что страх начинает овладевать ею, она поняла, что бы здесь ни было, ей надо убираться отсюда поскорее. Она провела ладошками по уставшему лицу и сложила их у носа в форму клина. Джен никогда не верила в бога, а точнее она перестала в него верить после той ужасной катастрофы, в которой когда-то погибли ее родители. Она в некотором роде отреклась от бога. Вера, которая и без того была навеяна лишь воспитанием родителей, после той ужасной ночи и вовсе исчезла. К девушке пришло новое чувство - озлобленности. Душевное потрясение было настолько сильным, что вера не могла не угаснуть. К тому же, дети всегда во всех бедах ищут виноватого. Был период, когда она буквально проклинала бога и все, что связанно с христианской религией. Но со временем былые обиды угасли, время как-то перетерло ком обиды, который душил Джен, злобу сменила слабая обида. Джен понимала, что глупо винить что-то, по ее мыслям не существующее, в смерти родителей. Но сейчас, в этой атмосфере безысходности и страха, она сложила так кисти буквально на автомате. Но, заметив, что она практически начинает молиться, Джен изменила выражение лица, с растерянного и уставшего на строгое и равнодушное, убрала руки с лица и ровными шагами спешно покинула злосчастный туалет, в котором явно произошло что-то странное.


Джен стояла на большом, прямоугольном как ей показалось, асфальтированном участке, который, судя по всему, когда-то был автомобильной стоянкой. Раньше в Сайлент Хилл люди прибывали постоянно. Даже удивительно, будто город впитывал их в себя, как губка. Поэтому автомобильная стоянка для приезжих туристов было довольно прибыльным делом. В воспоминаниях Джен она отложилась, как огромная площадка, полностью забитая автомобилями. Дженис закрыла глаза и на нее опять нахлынула буря воспоминаний. Сейчас она стояла здесь, хотя точнее сказать - уже не здесь, а там… В том Сайлент Хилле, городе ее воспоминаний.


Площадка была заставлена автомобилями, не было ни одного свободного местечка, где человек, желающий всего лишь отдохнуть от городской суеты, мог бы оставить свой автомобиль и продолжить свое путешествие навстречу неспешной жизни в Тихом холме. Был слышен рев шин, трущихся об свежеуложенный асфальт. Интересно, когда администрация стоянки успела его положить? Даже такой ненавящевый и в чем-то глуповатый вопрос вновь вернул Дженис к неприятным размышлениям, к поиску ответов.

- Выезжай скорее, - до боли знакомый голос в мгновение оторвал Джен от скорбных мыслей.

- В каком “детском мире” ты права купил?

Джен бросила взгляд в сторону разгорающегося конфликта и буквально замерла на месте. Там, куда она бросила свой взгляд, стоял ее отец. Он не совсем стоял, скорее - сильно высунулся из машины. В голове Джен вихрем закружились воспоминания, мысли, события. Она вспомнила этот момент. Ее отец в очередной раз привозил ее и Алису в Тихий холм, привозил на отдых. А когда они подъехали к стоянке, то им пришлось полчаса ждать в машине, чтобы занять свое место на парковке. Свободное место было одно, точнее сказать, оно было освобождающимся. Какой-то горе-водитель безрезультатно пытался выехать, не задев рядом стоящую машину. Скорее всего, он был просто пьян, потому что выбраться из его положения было “плевым делом”, как любил говорить отец Дженис.

- Сейчас, сейчас, уже выезжаю, - бормотал мужичок, неаккуратно дергая руль в разные стороны. - Зачем вы ругаетесь?

- Я с дочерьми уже полчаса здесь околачиваюсь, а он советует мне не злиться, ха! - Фрэнк Эшли не полез за словом в карман.

Дженис улыбнулась. В тот день он назвал Алису своей дочерью. Конечно, Фрэнк сказал это, особо не задумываясь о произнесенном, он выпалил это в ответ тому пьяному мужичку с его злополучной машиной. Но маленькая Джен весь день ходила и куксилась, потому что Алиса сказала ей, что теперь у нее два папы, а у Джен только один. Теперь эти мысли вызывали у Джен только улыбку.

- Папа! - выкрикнула Дженис.

Фрэнк обернулся в ее сторону, на мгновение, оторвавшись от скандала. Он внимательно взглянул на Дженис, потом повернулся назад, оглянулся, словно пытаясь найти кого-то, потом снова повернулся к Джен. Его взгляд был наполнен некоторым удивлением и непониманием, словно он не узнал ее, собственную дочь. Недолго глядев в сторону Дженис, он вновь перевел свой взгляд на выезжающего скандалиста. Джен словно ножом в грудь ударили, по щеке пробежала слеза.

- Папа!

Девушка бежала через площадку, то и дело, натыкаясь на всевозможные части автомобилей, которыми была заполнена стоянка. Ей казалось, что она никогда не добежит до отца, автомобили преграждали ей путь, но она быстро передвигалась между ними.

- Папа, папа, - кричала она, смахивая слезы с лица. - Папочка!

Несмотря на то, что путь до машины Эшли казался ей бесконечным, она все же приближалась к нему, с каждым шагом он становился все ближе.

- Папочка, - девушка подбежала к отцу, который уже полностью вышел из автомобиля и удивленно смотрел на приближающуюся к нему истеричку. - Неужели ты не узнаешь меня? Это я, Дженис, твоя дочь! Папочка, я люблю тебя! Мне без вас плохо! Это я, я виновата во всем…

- Девушка, хватит плакать! - Фрэнк попятился назад, будучи шокирован таким напором эмоций. - Ни в чем вы не виноваты! Хватит слезы лить. Я не ваш отец…

- Как? - Джен словно онемела.

Она застыла на месте, словно скованная чем-то.

- Все у вас будет хорошо, отправляйтесь домой… - успокаивающе сказал Фрэнк, сел на место водителя и автомобиль заехал на парковочную ячейку, которую все-таки освободил тот неприятный мужчина.

Дженис упала на колени и наклонила голову вниз. Слеза упала на асфальт и моментально почернела от впитавшейся в нее пыли и песчинок. Джен закрыла глаза и сжала нервно пульсирующие губы.

- Папочка!!! - Джен открыла зареванные глаза.

Она стояла абсолютно одна, одна среди пустынной стоянки. Рядом не было ни отца, ни Алисы, ни того пьяницы, никого. Только старая ржавая машина без правой передней двери и с огромной вмятиной с левого бока. Джен не двигалась с места и слезы текли по ее щекам, как из крана.

- Что ты хочешь от меня?! - прокричала она, подняв голову к небу. - Зачем ты испытываешь меня?!

Ей вторило еле-еле слышное эхо, доносившееся из тумана, который закрыл от глаз переднюю часть стоянки. Город не нашел более остроумного ответа, чем просто повторять ее слова. Все это казалось очень злой шуткой. Сайлент Хилл словно играл с ней в какую-то непонятную и неприятную игру, страшную игру.


Джен просидела так минут двадцать, тяжело дыша, с закрытыми глазами и опущенной головой, слез стало меньше. Девушка встала, протерла покрасневшие глаза, отряхнула колени и медленно подошла к краю площадки. Облокотившись на каменный борт, она печально смотрела на туманное озеро Толука. Лицо Дженис было полно скорбью и отчаянием. То, что творилось с ней в эти дни, пугало ее. Страх не покидал ее ни на минуту, город хотел этого.


- Нет уж, вызову-ка я каких-нибудь спасателей или полицию или еще кого-нибудь там, черт вас знает! - нервно бормотала Джен. - Я не знаю, что ты делаешь в этом проклятом месте Эл, и здесь ли ты вообще, но я…

Джен замолчала. Она поняла, что хотела сказать “я боюсь”.

- Да! Я боюсь! - прокричала она, немного нагнувшись через бортик. - Ты ведь это хотел услышать?! Так слушай - да, я боюсь! Мне страшно…

Последняя фраза была произнесена шепотом. Если начала она агрессивно и жестоко, то закончила подавленно. Она нас самом деле боялась, как маленькая девочка. Сейчас она и была маленькой девочкой, такой же беззащитной, пугливой и маленькой. И город чувствовал, что она дала слабину, что он сейчас сильнее ее, и он уже почти сломал ее, она встала перед страхом на колени, на колени перед ним.


Дженис двинулась назад, назад к той широкой дороге. Сейчас она хотела только одного - выбраться из этого места. Она не знала, что собственно она будет делать на шоссе, но здесь ей искать было нечего. Или у нее просто не хватало сил на поиски, на эту борьбу между ней и Тихим холмом. Но как только она вышла на дорогу, по которой она совсем недавно спускалась сюда в поисках ответов на свои вопросы, тревожившие ее на протяжении нескольких дней, она ужаснулась. На краю дороги, на стене были нарисованы слова. Джен осторожно подошла поближе, она могла поклясться, что этой надписи здесь не было. Джен зажала рот рукой, надпись была написана кровью и, судя по всему, была нарисована совсем недавно. Кровь еще не запеклась и медленно стекала с неаккуратно нарисованных букв.

Не бросай меня…”


Джен моментально подумала об авторе послания, но она не хотела верить в это. Она медленно шла все ближе к надписи. Вдруг она на что-то наступила, раздался треск. Она испуганно отскочила на шаг и посмотрела под ноги, присев на корточки, она подняла раздавленную заколку. Любимую заколку Алисы, которую она же подарила ей на прошедший день рождения. Дженис закрыла рот ладонью, она сдерживалась, чтобы не закричать. Из глаз, которые были покрыты густой сетью покрасневших от напряжения капилляров, снова потекли слезы. Заколка была запачкана кровью…


- Алисочка, милая, что с тобой? - тихо говорила Джен. - Что с тобой, солнышко? Где ты? Я не брошу тебя, ни за что не брошу. Я помогу тебе…

Джен повернулась в сторону парковочной площадки, в сторону озера Толука и спуска к Сайлент Хиллу.

- Я не боюсь, Алиса, слышишь? - Джен сказало последнее слово так, будто оно не относилось к Алисе.


И девушка сделала шаг навстречу страху и неизвестности. Для постороннего наблюдателя это был всего лишь шаг, обыкновенный шаг, каких мы делаем сотни за день. Но для Джен это было не просто движение, а шаг навстречу страху, который стеной встал перед ней и забирал сейчас у нее всех близких ей людей. Она направлялась в город, который не ожидал такой дерзости с ее стороны. Он почти победил ее, почти сломал, и то, что сейчас она направлялась на поиски своей подруги и ответов на вопросы, которые так искусно, словно смертоносные ловушки, расставил Тихий холм, еще больше разгневало его. Но Джен сейчас мало волновали амбиции этого проклятого места. Она пыталась перебороть в себе страх, а это не так-то легко…


Дженис вернулась на парковочную площадку и подошла к заржавевшему автомобилю. Теперь, когда поток эмоций слегка ослабился, она могла внимательнее разглядеть машину, которая всем своим видом настораживала девушку, будто сейчас она подойдет к ней поближе, а та внезапно заведется и задавит ее. Детские страшилки сейчас уже не казались такими смешными и наивными, Джен находилась на грани. Она обошла машину справа, дверь возле места водителя была оторвана “с корнем”, Дженис оглянулась по сторонам, но нигде не увидела ее, да и собственно ее мало интересовало местоположение ржавого куска металла. Джен посмотрела на передок машины и вновь удивилась, крышка капота также отсутствовала. Неужели здесь орудовал отряд пионеров-металлоломщиков? Джен поймала себя на шутливой мысли, краешек рта слегка расплылся в улыбке. Первые позитивные эмоции после таких печальных воспоминаний. Девушка окинула взглядом салон машины. Ничего в нем не привлекало внимания, разве что только рвота на спинке переднего сиденья, видимо кого-то с задних сидений не слабо укачивало. Джен открыла бардачок, в котором лежали какие-то бумажки. Первой из них оказалась карта Сайлент Хилла. Джен неплохо помнила городок, но решила на всякий случай закинуть ее в рюкзак. Второй бумажкой оказалось письмо, Джен развернула его и начала читать:


Дорогой Марк. Я уже практически основалась здесь. Здесь так прекрасно, тихо и спокойно. Воздух чист и свеж, будто в первый день зимы. Люди здесь, ты не поверишь, ну просто ангелы, все такие милые и обходительные. Но меня что-то беспокоит. Я думаю это из-за того, что я так давно не виделась с тобой и детьми. Приезжайте скорее. Я понимаю, что у тебя сейчас завал на работе, но постарайся выкроить хотя бы пару часов и навести меня. Я тебя люблю дорогой, поцелуй за меня Лизу. Жду вас с нетерпением”.


Джен дочитала письмо, положила его в рюкзак, после чего сама же задумалась - для чего она оставила письмо себе? Глупое действие и не менее глупый вопрос, но сейчас Джен не понимала разницу между глупыми и умными вопросами, они все наваливались на нее, словно упавшие деревья, под ударом от падения нового вопроса, старый скатывался и исчезал, но легче не становилось, а порой и наоборот. Дженис осмотрела салон автомобиля, но ничего не нашла. Дженис окинула взглядом машину, только сейчас она заметила, что отсутствует не просто крышка капота, но и огромная часть корпуса передней части автомобиля. Причем с первого взгляда, Дженис показалось, будто металлический каркас попросту выдрали, но кому нужен старое ржавое железо? Опять вопросы, вопросы, вопросы… Ее взгляд упал на асфальт, она немного прищурила глаза и слегка присела. На асфальте, который хоть и не отличался отличным состоянием, были следы, не человеческие следы, а царапины, причем царапины, резко отличающиеся от тех, которыми была покрыта вся площадка. Они были больше, здесь что-то тащили, причем что-то явно не легкое. Что могло оставить на асфальте такие сильные царапины? Джен повернулась к автомобилю. За все время, что она провела здесь, Дженис наконец-таки получила ответ. Она поняла, что тащили и откуда тащили, но не могла понять кто и, наконец - зачем? Минутное облегчение от полученного ответа было прервано новыми вопросами, которые вгрызались в, уставшее от устрашающей атмосферы, сознание молодой девушки.


Спокойным и уверенным шагом Джен пошла вдоль стоянки. Если память ей не изменяла, то дальше следовал спуск к городу, не очень крутая, но крайне петляющая тропа. И вправду, из-за тумана появилась металлическая ограда, а справа от нее начиналась новая дорога, а точнее тропинка. Машина здесь не могла проехать, поэтому по этой тропинке раньше всегда можно было просто прогуливаться, не опасаясь за собственное здоровье. Туристы оставляли автомобили на парковочной стоянке, а жители городка выезжали на главное шоссе через другую дорогу, выходившую из Сайлент Хилла, город был закрыт горами и холмами.


***


Через десять минут впереди показался колодец, обыкновенный колодец, ничем не отличающийся с виду от других колодцев. Дженис подошла к нему и внимательно осмотрела. В центре маленькой деревянной беседки находился выложенный камнем колодец. Дженис подошла поближе, она не собиралась пить из него, хотя легкая жажда томила ее уже больше часа. Подойдя поближе, девушка слегка наклонилась, чтобы посмотреть внутрь колодца. Но ничего особенного там она не обнаружила, только дна не было видно, сплошная темнота. Тут Дженис вспомнила фрагмент из какого-то старого фильма и стала что-то искать на деревянном полу. Внутри беседки она ничего не нашла, а вот у ее так называемого порога лежала небольшая кучка камней. Джен взяла один, небольшой такой камушек, вернулась к колодцу и бросила камень вниз. Наклонившись, девушки ждала, ждала звука, либо звука удара об воду, либо об землю. Но никакого звука не было, будто никакой камень и не падал. Тогда Джен подумала, что просто прослушала звук, вернулась за новым камнем, и вот она уже у края колодца внимательно прислушивается к ожидаемому ею звуку. Но и в этот раз падению камня вторила тишина, никаких намеков на дно. Но Джен всегда скептически относилась к мифам о бездонных пропастях и тому подобных нелепостях. Девушка отвернулась и решила было продолжить свой путь к городку, который становился все ближе и ближе, как до нее донесся звук. Странный звук, глухой и неразборчивый, Дженис повернулась к колодцу и прислушалась, звук повторился. Тогда она наклонилась над колодцем и внимательно прислушалась. Звук шел с несуществующего дна колодца, с каждым разом он становился все отчетливее и отчетливее. Наконец, он стал таким четким, что можно было с легкостью понять его происхождение. Удар металла о металл, словно железная дверь бьется об металлический косяк под порывами ветра. Но какая металлическая дверь на дне колодца, более того, какой там ветер. Но странная “музыка дна” продолжалась, громче не становилась, но и не сбавляла свои обороты. Словно кто-то стучал трубой по металлической пластине…


- Да ну, ерунда какая-то, - скептически промолвила Джен, повернулась спиной к колодцу и вышла из беседки на тропу, продолжив свой путь.



Эпизод II

Шаг длиною в вечность


Глава 1

Ответом тишина


Ким проснулся от того, что кто-то теребил его за ногу. Сначала ему показалось, что это всего лишь сон, но, неспешно открыв левый глаз, юноша увидел, что его будит пес. Его французский бульдог Мистер Снуп доги дог или просто Снуппи, стянул с него одеяло и бил лапой по его же ноге. Прошел гул в ушах Кима, причиной которому была веселая ночка, проведенная в одном из местных клубов, и парень услышал, что звонит телефон. Ким улыбнулся, он и в самом деле спит так крепко, что пушкой не разбудишь. Однако Снуп вчера не отрывался в диско клубе, да и сон у него чуткий, поэтому он не нашел более рационального решения, чем разбудить хозяина. Сам он на звонок, к сожалению, ответить не мог. Ким медленно приподнялся и сразу же упал назад. Ввиду вчерашнего оттяга, сегодняшняя гравитация резко изменилась и его попросту “плющило”.

- Да-а, ну и идите в задницу, - недовольно сказал Ким, но все же повернулся в сторону телефона, чтобы посмотреть на определившийся номер звонящего.

После этой несложной операции, неудовлетворительное состояние юноши моментально испарилось. На табло высветился номер его самой близкой подружки - Дженис. Он уже давно питал к ней чувства, не совсем похожие на дружеские. Но независимо от их давности, ответа с ее стороны не было, да и сам Ким его не ждал. Он был уверен в том, что между ними не может быть ничего, кроме дружбы, и эта уверенность резала его без ножа. Но, несмотря на это, он все же не упускал ни единой возможности каким-либо образом намекнуть ей на то свои чувства. Но и в здесь не обошлось без огромного “но”. Страх перед отказом и ожидание внутреннего позора давили на него так сильно, что все его намеки были понятны только ему, в редких ситуациях - Алисе, которая приходилась лучшей подружкой для Джен и бывшей девушкой Киму.

- Бегу, бегу, бегу…

Ким быстро вскочил с кровати и спешно приблизился к телефону.

- Кто там? Фу ты, то есть алло!

- Привет Ким, это Дженис… - отвечал мягкий женский голос.

- Джен, привет, чего так редко звонишь? Куда вы с Алисой запропости…

- Ким мне некогда говорить, короче, с Алисой что-то странное происходит, она в Сайлент Хилле, мне надо туда отправиться за ней, - перебила его девушка.

- А что потеряла Алиса в Сайлент Хилле? - Ким сделал удивленно-недовольную гримасу.

- Что бы там ни было, но мне надо туда поехать, ты сможешь поехать со мной?

- Ну, вообще-то…

- Ну, ты можешь или нет, говори точно! - слегка повысила голос Джен.

- Да, да, смогу, - быстро проговорил Ким. - А ты что такая нервная? Вы что все с ума посходили что ли?

- Что-то в этом роде, - сказала, будто сама себе Джен. - Тогда без пятнадцати восемь у автовокзала.

- О'кей, - сказал Ким, но ответом ему были частые телефонные гудки.

Юноша расстроенно положил трубку на базу.

- Опять бросаешь трубку…

Но с другой стороны, это была некоего рода авантюра, уехать с любимой девушкой во время учебной недели в совершенно другой город и там…искать ее подружку. Это обстоятельство вывело Кима из мира грез.

- Одумайся парень, - обращался он сам к себе. - Хватит мечтать, она не будет твоей…

Ким почувствовал, что кто-то прикоснулся к его ноге. Он опустил свой взгляд вниз и увидел сидящего бульдожку, протягивающего свою лапу. Его большие и полные верности глаза заставили краешек рта Кима слегка изменить свое положение - юноша слегка улыбнулся.

- Ты всегда со мной, братишка, да ведь?

В ответ на это Мистер Снуп доги дог открыл рот, высунул длинный розовый язык и дружественно пустил слюну.

- Фу, Снуп, какой же ты все-таки мерзкий, - отреагировал на дружескую поддержку своего пса Ким.

Он прошел на автопилоте в ванную, нехотя умылся и принялся чистить зубы.

- К твоему шведению, - Ким высунулся из-за дверного проема и, не высовывая щетку изо рта, пробормотал. - Это ошень даже не круто!

Пес, удивленно посмотрев на хозяина, недовольно фыркнул, медленно проковылял на своих маленьких и кривых лапках к своему любимому коврику, еще раз фыркнул и в прямом смысле повалился на боксведению, - Ким высунулся из-за дверного проема и, не высовывая пса Ким.

люну. ение - юноша в совершенно другой город. Его мало волновало то, что было такого интересного в том телефонном разговоре, что Ким даже вскочил с кровати и после разговора не плюхнулся обратно и продолжил свой шестидесяти четырех инструментальный храп, а побежал в ванную.


После получасовой процедуры приведения себя в более или менее божеский вид, Ким побродил по комнате, вспоминая - ничего ли он не забыл. Так обычно поступают рассеянные люди, к которым Ким и относился. После минуты таких прогулок, он достал из холодильника упаковку собачьего корма и насыпал в миску Мистера Снуп доги дога слоновую порцию этого полуфабриката.

- Прости, Снуп, но пару-тройку дней тебе придется питаться этой дрянью.

Ким задумался.

- Хотя нет…

После минутной возни с телефонной книжкой, он достал из кармана широких штанов мобильный телефон, торопливо набрал номер и поднес трубку к уху.

- Алло, - ответил ему грубый мужской бас. - Говорите.

- Сэмми, хорош шифроваться, - с усмешкой сказал Ким. - Это я.

- Привет, - голос стал намного мягче, и басовитость куда-то улетучилась. - Вот жду звонка из ВУЗа.

- Аттестация неудачная? - спросил Ким

- Ага, - с вздохом ответила трубка телефона.

- Забей, у меня такие же проблемы. Я что звоню, поживи у меня пару дней, я из города сваливаю. А ты все равно скрываешься, так тебе еще проще будет.

- А зачем мне к тебе переезжать?

- Надо Снупа чем-то кормить.

- Зачем?

- Ты совсем тупой или как? - Ким еле удерживался от смеха. - Чтобы не помер…

- А-а, ну понятно, - смущенно ответил Сэм. - Просто я сейчас контужен слегка, от вчерашнего еще не отошел.

- Ну, в общем, ты давай выздоравливай и бегом ко мне. Все, конец связи…

- Погоди, а чем его кормить-то. У меня никогда пса не было, я не знаю.

- Всем, что сам ешь, - разъяснил Ким. - Только чипсами не корми…

- Ладно, - усмехнулся его собеседник. - Удачно съездить.

- До скорой встречи…

Сэм услышал лишь гудки, а Ким уже двигался в сторону прихожей. Проходя мимо лежащего Мистера Снуп доги дога, он остановился.

- Давай Снуп, много не гадь, а то Сэм все равно убирать не станет. Еще задохнетесь тут на пару.

На попытку пошутить в его адрес Снуп ответил лишь осуждающим фырканьем и перевернулся на другой бок, ему явно было по барабану, куда отправляется его хозяин. Единственное, что сейчас хотела собака, чтобы от нее все дружно отстали и дали досмотреть эротический сон с участием соседского пуделя.

- Я тоже тебя люблю, уродец, - с улыбкой сказал Ким и захлопнул дверь.


Ким спустился на первый этаж, достал ключи и открыл свой почтовый ящик, но ничего для себя нового там не нашел, только пара рекламных листовок, которые ну никак не относились к его излюбленному чтиву. Слегка расстроившись, Ким полез в карман за ключами, чтобы закрыть ящик, но ключи словно просочились через его ладонь и, издав неприятный металлический звук, упали на плитку пола.

- Ну, блин, косолапый, прокряхтел Ким и нагнулся, чтобы поднять ключи.

Но когда он поднял их и уже хотел захлопнуть крышку ящика, он вдруг замер. Его лицо было переполнено удивлением и непониманием. Поверх тех листовок, что он так надменно отверг минуту назад, лежала новая бумажка. Ким мог палец отдать на отсечение, что не было там никакой бумажки, кроме тех двух листовок. Ким обернулся по сторонам. Неужели пока он нагибался, кто-то сзади бесшумно положил эту бумажку в его ящик?

- Да ну, ерунда.

Юноша взял бумажку в руки и прочел ее содержание.

- Южный автовокзал Эшфилда, рейс до Спрингберри, отбытие 15 00…

Ким еще больше удивился. Он стоял молча минуты две, думая о том, как билет до Спрингберри мог оказаться у него в ящике. Вдруг Ким вспомнил, что шоссе от Эшфилда до Спрингберри, проходит через Сайлент Хилл, тихий курортный городок был совсем неподалеку.

- Наверняка, кто-то из соседей заказал по почте билет на сегодняшний день, а почтальон ошибся и кинул билет в мой ящик. Ладно, я думаю, что никто не обидится, если я нечаянно не догадался об этом, а решил, что это просто очередная лотерея, в которой я выиграл.

Ким довольный и повеселевший вышел из подъезда, а через полтора часа он уже ехал в уютном автобусе, разместившись на одном из мягких сидений. Дорога предстояла не короткая, и Ким еще на вокзале смекнул, что надо купить что-то почитать, чтобы занять себя. Он достал из рюкзака недавно приобретенный журнал о новинках компьютерных игр и Интернета и принялся за повышение своей информированности.


***


Журнал был полон самых свежих новостей и статей, посвященных ожидаемым игрушкам и достижениям технического прогресса, поэтому Ким не замечал, как проходили долгие часы поездки. Даже, несмотря на то, что за окном уже потемнело, наступила ночь, Ким продолжал читать. Ему было все равно, что, читая под тусклым освещением автобусной лампы, он портит свое зрение. Но юноше было предначертано судьбой все-таки оторваться от чтения журнала, раздался странный звук, чем-то напоминающий грохот, автобус дернулся и остановился. Салон буквально ожил, зазвучали недовольные голоса. Ким вскочил со своего места и быстро переместился к месту водителя.

- Что случилось? - спросил он.

Водитель открыл дверь и вышел на улицу, Ким последовал за ним.

- Сейчас посмотрим, - недовольно пробурчал водитель.

Минут пять он рылся в импровизированном капоте автобуса, Ким изо всех сил пытался разглядеть его содержимое и понять, что же все-таки случилось. Но в автомобилях Ким разбирался не очень хорошо, а в автобусах и подавно.

- Да как так? Я ведь перед отъездом техосмотр полный прошел, - недовольствие водителя перешло в гнев. - Что за чертовщина?

- А может… - пытался подсказать Ким.

- А ты что здесь делаешь? - нервно перебил водитель. - А ну брысь в салон!

- Ладно, я просто хотел помочь… - огрызнулся Ким, поднимаясь обратно в салон автобуса.

- Много вас здесь помощников, - водитель повернулся к парню. - Скажи лучше всем, что ремонт будет длиться пару-тройку часов, пусть все ложатся спать…

- Есть сэр! - Ким отдал честь по-армейски и залез в автобус.

Даже здесь он не упускал шанса по-придуриваться.

- Уважаемые пассажиры! Собираем свои вещички и вылезаем из автобуса. До Спрингберри на своих двух потопаем!

Салон разразился бурей негативных высказываний и недовольства.

- Все-все, я пошутил! - убедительно жестикулировал руками Ким. - Там что-то сломалось.

Недовольные пассажиры притихли и внимательно слушали юношу, Киму это слегка льстило.

- Короче, ремонт будет длиться пару-тройку часов, рекомендую всем лечь спать…

Послышалась пара недовольных высказываний, но на этот раз намного меньше. Да впрочем, Кима это уже мало интересовало. Он запрыгнул на свое место и уснул, как убитый. Вчера они очень весело отмечали день рождение одного из приятелей в клубе, голова гудела с самого утра, да и Джен позвонила так рано. Поэтому сегодня бессонница придет к кому угодно, но только не к нашему герою.


***



- Все, кто до Сайлент Хилла, выходите, мы уже приехали!

Ким открыл глаза и посмотрел в окно. Было достаточно светло, чтобы юноша мог понять, за окном утро. Спина ныла, потому что спать сидя - не лучший вариант ночевки. Но повторный призыв водителя покинуть салон тем, чья поездка кончается здесь, возле Сайлент Хилла, заставил Кима покинуть теплое сиденье и в спешке двинуться по салону автобуса, чтобы, наконец, покинуть его и встретить Джен там, снаружи.

- Не закрывайте дверь, я уже выхожу, - Ким быстро выбрался из автобуса.

Громоздкое транспортное средство закрыло двери и с ревом двинулось вперед. Ким стоял у широкой дороги, которая была окружена лесом со всех сторон. Юноша оглянулся по сторонам, никого кроме него здесь сейчас не было. Только лес, дорога и туман, которой был на удивление плотным. Ким не мог толком понять, день сейчас или утро, из-за тумана определить было сложно.

- Джен! - крикнул он с надеждой на ответ.

Ответом тишина…


Ким крикнул еще раз, но, получив тот же ответ, перешел широкое шоссе, и из тумана появилась узкая тропинка, разрывающая мощную стену леса. Рядом с тропинкой стояла табличка. То ли она просто покосилась, то ли врыли ее второпях, впрочем, это Кима совершенно не интересовало, он подошел поближе, чтобы рассмотреть табличку. Металлическая пластина, приваренная к столбику, видимо готовилась уже к отходу в мир иной, в рай для табличек. Она была полностью покрыта ржавчиной и еще какими-то пятнами. “Сайлент Хилл. Добро пожаловать!”

Вдруг Ким увидел на краю ржавой таблички какую-то странную отметину. Отметина была похожа на какую-то пиктограмму. Три круга с прилегающими к ним узорами были нарисованы какой-то краской багрового цвета. Причем рисунок был свежий, на старой, заржавевшей табличке, что не мог не вызвать у Кима некоторое удивление. Вдруг Ким услышал смех, тихий женский смех. Он обернулся по сторонам, но никого не было видно.

- Джен?! - крикнул он, но не получил ответа. - Выходи! Шутка не удалась!

Ответом тишина…


Вдруг снова зазвучал смех, теперь он стал громче. Киму показалось, что он стал злорадным, словно кто-то смеялся над ним. Юноша обернулся еще раз, но, по-прежнему, рядом с ним были только табличка, лес и дорога, и целое море тумана, которой словно что-то скрывал от него, что-то страшное. В следующее мгновение Ким почувствовал дуновение ужасно холодного ветра за спиной, ему показалось, что кто-то дотронулся до него. Парень резко обернулся и застыл в ужасе.

- Алиса?.. Это ты?..


скачать файл | источник
просмотреть