obwest.ru

19.11.17
[1]
переходы:26

скачать файл
Лидия Акройд – 21 лет, молодая девушка русского происхождения

Юлия Савиковская


Неудачная репетиция


(Семейная драма в 5 действиях)


Действующие лица:

Филип Карлайл - 56 лет, начальник отдела в издательстве Bloomsbury House

Хелен Карлайл - 48 лет, его жена, преподаватель в University College London

Марк Карлайл - 25 лет - их сын, студент Лондонской Школы Экономики

Серж Стефенсон - 28 лет, приятель Марка, начинающий актер

Лидия Акройд - 21 лет, молодая девушка русского происхождения.

Сильвия Кройдон - 23 года, дочь дальней родственницы Хелен

Симона Уитби - 42 лет, подруга Хелен, коллега Филипа, сотрудница Bloomsbury House, разведена

Макс Уитби - 13 лет, ее сын


Место действия - Лондон, дом Карлайлов в Южном Кенсингтоне

Время действия - середина 1980-х годов



ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ


Гостиная в доме Карлайлов. Ранний вечер. Посередине в глубине сцены - длинный овальный стол с белой скатертью, на нем красные цветы в хрустальной узорной голубой вазе. Вход справа - ведет к входной двери. Вход слева - на лестницу вверх и на кухню отдельно. По бокам сцены кругом шкафы (с фотографиями, книгами). Возможно кресло слева ближе к зрителю. Слева же - часы, или настенные, или настольные. Стулья вокруг стола.




Сцена первая


Марк стоит боком к зрителю недалеко от правого входа, как бы держась обоими руками сзади за стену, покачиваясь чуть-чуть, отдаляясь спиной от стены, но держась руками, возможно иногда ходит по гостиной). (Освещение слегка притушено, включится во второй сцене).


Марк (Мечтательно, возбужденно) - Вот еще час, всего лишь час, и она придет, будет здесь. Даже не верится, самому не верится. Как будто бы это все мне снится. Как будто бы это не со мной происходит - разве я, я могу быть так счастлив? (Меняя тон) А почему нет я вполне этого достоин. (Меняя тон). А все таки не верится…Как будто это не я здесь стою, а смотрю на себя, а другого меня привели на спектакль, усадили в мягкое кресло, и так мне хорошо, и знаю, что сейчас вот там, на сцене будет чудо, сказка, Синяя Птица. (Меняя тон) Кто ее написал? Забыл. (Меняя тон) Да, сейчас свершится чудо, обязательно, такое у меня состояние, не могу. (Меняя тон) Надеюсь, ей у нас понравится. Только бы папа не сказал чего-нибудь лишнего. (Меняя тон) Она, она, войдет сюда, в наш дом, будет сидеть за одним столом с моими родителями. Она - ангел, но решила спуститься с небес, она принцесса - но она снисходительна и мила со своими подданными, она - звезда, а мы ее поклонники. Оглушим ее небывалыми аплодисментами. (Меняя тон) Кстати, надо будет обязательно попросить ее спеть. Где она научилась так хорошо петь? Маме обязательно понравится. Ну а у отца всегда свои мнения. (Меняя тон). Она вдруг повернется к зрительному залу, укажет на меня, и скажет: иди сюда. Этот спектакль про тебя и про меня. (Меняя тон). Кстати, я ведь так и не узнал по-хорошему, что она такое. Где учится, или работает. Нет, наверно, еще учится. Она такая тонкая, интеллектуальная, ранимая. (Меняя тон). О нас с тобой.. Марк и Лидия… Как Ромео и Джульетта… Лучше, лучше, потому что свежо и не банально. Новая любовь, которая поразит весь мир (Меняя тон). Нет, папе она тоже понравится. Он просто это будет скрывать, чтобы я не заметил. А потом полюбит ее как дочь. И мы все будем счастливы. (Меняя тон) Хотя нет,. Идиллия - это неинтересно. Лучше драма. (Меняя тон) Я ревную ее к другу, вызываю его на дуэль, я ранен, она выхаживает меня, я прощаю ее в бреду… Или - я стреляюсь из-за нее, но она страстно плачет на моем плече, и я возвращаюсь к жизни (Мечтательно улыбается, расхаживает по комнате, даже подпрыгивает и кружится, поворачивается лицом к залу). Ха-ха, смейтесь надо мной, он безумец, скажете вы? Нет, он просто влюблен, решите вы, и будет правы. Я влю -ю - блен!!! (Руки в разные стороны, как бы на весь мир). Оказывается близко к часам. (Меняя тон). Так. Пол-пятого. Пол-пятого? Мама? Ма-ма! Ты же сказала, что все готово, а уже пол-пятого! Ты где? Вдруг она придет раньше, а у нас еще ничего нет? Мама, ты же обещала, ну мама!



Сцена вторая


Входит спеша Хелен, несет стопку тарелок, останавливается на входе в левую дверь, прижимает тарелки к груди, включает верхний свет, освещается красивая люстра вверху.


Х - Ну что такое, чего ты волнуешься? Все готово, сейчас уже начинаю расставлять тарелки. Предлагаю тебе подключиться и помогать. (Оглядывается на часы). Действительно, уже пол-пятого, а ни ты, ни твой отец не соизволили зайти на кухню и чем-нибудь помочь. Ты приглашаешь подругу, а все делать должна я. (Укоряюще, но нежно качает головой)


М - Мама, она не подруга, она…. Она… Она - я смею надеяться… будущая невеста!


Х (Улыбается, подходит, взъерошивает ему волосы, Марк отдергивается). Невеста… Подожди, вот мы с папой составим свое мнение, тогда и посмотрим, кого мы уже так поспешно записываем в невесты. А помочь мне все равно не мешало бы, давай-ка, вперед на кухню.


М - Мама, я тебе удивляюсь, ты так приземленно выражаешься. «Поспешно записывать», «составим мнение». Мы любим друг друга по велению неземных сил, понимаешь? Кухня к ним не имеет никакого отношения.


Х - Ну, кухня имеет прямое отношение к тому, чем вы с твоей неземной силой будете питаться. Давай скорей, а я пока принесу бокалы.


М - Я тебе подчиняюсь, но только временно… (Выбегает на кухню). (Обычным тоном) Мама, а где тут твои закуски? А, подожди, вижу, вижу, так, и это…. Попытаемся удержать, ага… (Выходит держа сразу много тарелок. Хелен берет часть, ставят на стол. Марк сзади стола, Хелен как бы с ближней стороны, полубоком к зрителям. Марк нюхает цветы, зажмуриваясь, изображая их безумный аромат). А, какой запах. Но разве они сравнятся с теми розами, которыми я забросаю ее… (Меняя тон) Мам, может купить букет поинтереснее? Я успею сбегать.


Х - Сынок, ты слишком суетишься, расслабься. Все будет хорошо. Пошли принесем бокалы. (Уходят, возвращаюются с бокалами). Так, ну вроде все готово. Чай наверно принесу позже. Можно звать Филипа.


М - ( взбегая чуть-чуть вверх по лестнице слева, которая ведет наверх). Пап, спускайся, ты не должен пропустить ее прихода. Папа! У нас все готово, спускайся, пожалуйста, скорей.


(Голос Филипа приглушенно) Слышу последний крик утопающего. Как примерный отец, спешу ему на помощь. К тому же, это мой долг британского подданного.


(Марк недовольно поворачивается к матери, Хелен улыбается, кивает, чтобы не обращал внимания. Марк спускается с лестницы в гостиную, нервно ходит по ней. Филип спускается по лестнице к левому входу.)


Ф - Констатирую факт присутствия повышенной ажитации. К чему такая неумеренная коммоция?


М - Ну папа…


Ф - Свечи зажжены, вино пенится в бокалах, все гости в сборе, а примадонны все нет!


М - Ну папа, перестань!


(Звонок в дверь)


М - Она! (Бежит к двери, оборачивается). Только прошу Вас, постарайтесь не говорить ерунды, будьте с ней вежливы… Пожалуйста… (Выбегает)


Филип - Ерунды? Может нам лучше и не присутствовать? Чтобы не испортить королевского приема?


Х - Филип, ты же видишь, мальчик волнуется, мы должны поддержать его. Твои шутки не уместны.


Ф - Да я и сам волнуюсь не меньше. Мой сын влюблен, все так торжественно. Мне это очень нравится. Я предвкушаю потрясающий вечер в компании нашей прекрасной гостьи.


(Слышны голоса и смех в прихожей, Х и Ф переглядываются, улыбаются. Ф садится в кресло, готовясь встать по входе Марка и его спутницы. Хелен не знает что делать, куда встать, волнуется, садится на один из стульев с ближней к зрителю стороны стола, тоже готовится встать при входе молодых людей.)


Сцена третья.


(Входит Лидия, Марк как бы говорит ей проходить, она слегка оборачивается в смущении, входит, за ней Марк. Филип и Хелен быстро привстают со своих кресел, смущенно стоят, как бы сдерживая движение к ним вперед.)


М: (торжественно, чуть чуть собирая дыхание вначале). Папа, мама, позвольте вам представить… Лидия!


Л - Здравствуйте, очень, очень приятно!


Ф - Ну а мы, следуя несложным логическим заключениям, - мама и папа этого молодого человека (чуть-чуть взмахом руки указывает на Марка).


Лидия (смеется чуть-чуть смущенно)- Именно такой вывод я и сделала. (Решает выйти резко вперед и пожать руку обоим родителям). Лидия, очень рада с Вами познакомиться!


Ф - Филип, в деловых кругах известен как мистер Карлайл.


(Лидия смеется еще смущенно, более открыто)


Х - Хелен, очень приятно.


М - (Как бы тоже делает к ним шаг, потому что он остался еще у двери). (Трагическим тоном, но радуясь своей роли сообщения известия) Мама, представь, в Лидию по дороге врезался велосипедист, и она чудом осталась жива.


Х - Какой ужас! Лидия, это правда? (Осматривая ее) Но вроде вы…


Л (поворачивается вполоборота к Марку) - Да нет, конечно, Марк, ты преувеличиваешь. Он чуть было в меня не врезался, а я вовремя отскочила. Просто слегка подвернула ногу, но это чепуха.


М - Если бы я был рядом, то он бы так просто не отделался!


Х - Ну-ну! Всех прошу к столу. Уже четверть шестого!


Л - Да-да, извините меня, что опоздала.


Х - Хозяйская привычка - помнить о времени. Не обращайте внимания!


Ф (Преувеличенно громко)- До двенадцати у нас его вполне достаточно, чтобы устроить пир души и тела, подобно римлянам!


(Марк и Хелен смотрят не него укоризненно, Лидия с легким удивлением.)


Х - Ну что, садимся за стол? ( Все садятся к столу). Марк спиной к зрителю по центру, Хелен слева, Лидия лицом к зрителю по центру, Филип справа.


(Небольшая пауза, Лидия поглядывает на Марка через стол. Хелен указывает Филипу знаком, чтобы он разливал вино. Филип разливает.)


Х - Надеюсь, вы никуда не торопитесь и проведете с нами весь этот вечер? Мы бы были очень рады!


Л - О, несомненно. Я так ждала эту встречу.


Ф (Стоя) - Вот и отлично. А мы обещаем быть примерными родителями. (Марк смотрит на Филипа) Конечно же, нам так хочется узнать о вас побольше, но мы не покажем виду, а вот лучше (наклоняется за салатом) предложим вам салату!


Х - И сардинки тоже берите.


Л - Спасибо, спасибо, Марк, бери тоже.


М - Да, да, я возьму конечно, после тебя. (Пауза, смотрит не нее, как она берет что-то поесть, сам еще ничего не берет. Думает, что бы сказать, заглядывая ей в лицо, и торжественно поглядывая на родителей). А здорово все таки, правда, что мы достали билеты на концерт Квин!


Х - Квин?


Ф - Новый спектакль?


М- Вы не знаете? Это рок-группа, наша, британская.


Л - И Марк отстоял целый день, чтобы достать билеты.


Ф- Ого!


М - Они безумно популярны.


Ф - И когда идете?


М - В сентябре, но факт тот, что билеты у нас уже есть!


Х - Лидия, позвольте спросить, а чем вы занимаетесь? Учитесь, работаете?


М - Ну мама, разве это корректный вопрос? Лидия сама скажет, если захочет…


Ф - А пока разрешим ей хранить свои маленькие тайны.


Л (Смеется) Что вы, все гораздо менее таинственно. Дело в том, что я ничего не делаю


М - Ничего не делаешь…?


Л - В смысле, только собираюсь поступать. Есть планы, надежды. Думаю об Оксфорде, скорее всего попробую в Somerville College.


Ф - А вот это сильное решение.


Х - Вы еще так молоды!


М - Мама!


Л - Думаю об отделении английской литературы, хотя говорят, в Оксфорде придираются на интервью, и особенно к девушкам.


Ф - В наше то время это уже несерьезно.


Л - Есть вещи, которые медленно меняются.


Х - А Марк выбрал Лондонскую Школу Экономики.

М - Мам, ну мы же не сравниваем. Там сильная практическая база, а Оксфорд академичен, вот и все.


Ф - Да уж, сильная практическая база сейчас так нужна нашему сыну. Особенно, когда почва так и уходит из под ног… (переглядывается только с Лидией улыбкой, как бы только они понимают его шутку).


Л - Да, я с Вами полностью согласна, вот и папа убеждает меня…


Х - Лидия, позвольте узнать, а чем занимается Ваш отец?


М - Мам, прошу тебя...


Л - Мой папа - историк. Владимир Акройд, может слышали? У папы две области - средневековье, и до-революционная Россия 19-20 веков. Папа приниципально не хочет заниматься Советским Союзом, как будто его и не было. Вот и говори с ним о практичности после этого…


Ф - Владимир Акройд? Ну надо же! Хелен, это такое имя! Вы знаете, Ваш отец имел контракт с нашим издательством, но, к сожалению, до того как я туда пришел. Тогда он ведь работал над исторической публицистикой?


Л - Сейчас папа целиком ушел в академическую историю, и пишет какой-то труд, который он считает, перевернет весь мир. Пока он его напишет, мир и сам уже перевернется, без его помощи. (смеется)


(Марк смеется, подхватывая ее смех, Хелен улыбается).


Ф - Да, да, гениальный ученый, надо же, какое совпадение. Я восхищаюсь вашим отцом. Хелен, это имя, это такое имя. А вот теперь имею удовольствие восхищаться его дочерью.


(Лидия улыбается Филипу, смотрит на Марка)


(Звонок в дверь. Пауза).


М - Мама, это кто?


Х - Откуда мне знать? Возможно, к отцу? (Смотрит на Ф, тот - качает головой, не знаю). Я вроде никого не звала.


Ф - Ну уж, надеюсь, и не ко мне. Мои приемные часы на сегодня закончились. (Улыбается). Конечно, допускаю, что это Королева, но процентное отношение ее визита к другим вероятностям того, кто сейчас стоит за нашей дверью, невероятно мало и…


(Лидия улыбается)


М (перебивая) - Ну папа!


Ф - А что! Королева, если верить слухам, милая в обращении дама.


М (Встает) Мам, я открою?


Х - Сынок, да наверно это ко мне, сиди, сиди. (Оборачивается у двери, всем). А действительно, вдруг нас ждет необыкновенный сюрприз! Какой-нибудь подарок судьбы?


Л - Шкатулка из слоновой кости. Я их обожаю.


(В прихожей звук открывающейся двери, Марк довольно напряженно смотрит на дверь на развороте, Лидия и Филип тоже, Ф - спокойно, Лидия - улыбаясь).


Сцена четвертая


В комнату вбегает Макс (Сзади голос Симоны - Макс, куда ты, в обуви…)


Макс - Дядя Филип, дядя Филип, вы это видели? Нет, ну вы это видели? (Видя накрытый стол и смотрящих на него всех). Ой, извините. Привет, Марк! (Останавливается, смотрит на Лидию).


(Марк разворачивается на своем стуле разворотом к сцене и слегка к двери вправо)


Ф - Конечно, видел! А что, позволь узнать?


Макс - Они победили! Я так и знал!


(Сзади поспешно входит Симона, поправляя шарфик для шеи и оправляя костюм)


С: Ну и куда-ты понесся. Как некрасиво! (Взъерошивает ему волосы, Макс уклоняется). Извини его, Филип. Ребенок чересчур возбужден. Пойди в прихожую - и причешись. (Смотря на всех, Лидии) Здравствуйте!


(Лидия неловко кивает, смотрит на Марка)


М - Симона, здравствуйте. Позвольте представить, Лидия, моя… (смотрит на Лидию, улыбается, стесняясь, подбирая слово)


Х (Входит, пропуская Макса, который бежит обратно в прихожую). Ну вот вам и сюрприз, что я говорила! (Пауза). Ну, Симона, ты всех знаешь, кроме … (загадочно улыбается). Позвольте представить, Лидия, моя подруга Симона.


Л (Привстает) Лидия. (Протягивает руку, Симона через некоторое время ее пожимает)


Ф - А мы как раз тут устроили небольшой семейный банкет.


М - Папа, какой банкет…


Ф - Проходи, садись, мы сейчас для вас поставим еще стулья. Пойду принесу из кухни.


(Голос Максаа из прихожей, слышно что там двигается обувь, что-то падает) - А они все-таки выиграли! Не буду я причесываться! (Открывает дверь в гостиную, забегает обратно).


Ф (Смеясь, двигаясь к кухне) - Современный бунт!


Х - Садись, садись, вот здесь. Ой, стульев нет, что же это я действительно. Сейчас принесу.( Уступает свой стул Симоне, вставая)


Ф - Я уже иду.


С - Может, мы не вовремя? У вас здесь, Филип сказал, семейный праздник. (улыбается подчеркнуто вежливо Лидии).


М (Резко дергается со стула) - Пойду помогу папе.


(Марк делает недовольное лицо отцу, тот ему знаком - расслабься, не переживай. Уходят влево. Через несколько секунд Ф входит с двумя стульями, Марк неловко идет за ним.

Хелен и Макс - садятся там где раньше Марк, спиной к зрителю, Симона напротив Филипа, Марк и Лидия - лицом к зрителю, Филип слева, где сидел).


Макс (быстро Филипу, как только сел на свое место) - Так вот, представляете, я не ожидал вообще, что так кончится, они проигрывали, а потом - как все изменилось, и - 3:2!


Ф - Даешь Арсенал!


С - Макс, я тебе предлагаю заняться чем-нибудь. Филип, можно ему пойти в вашу библиотеку?


Х - Да что ты, пусть сидит, я ему сейчас положу поесть….


С - Да он нам не даст поговорить спокойно. Филип, можно?


Ф - Макс, там у меня спрятана (шепчет, чтобы только Макс слышал - рядом с глобусом) - папка со старинными картами. Недавно их заполучил - теперь сможем отправиться в путешествие. Ты уж там оцени, какой маршрут будет самым правильный. Продумай до мелочей, только (шепотом) пока никому.


М -кивает заговорщически, идет наверх. - Но матч какой, какой это был матч!


Х - Что за маршрут?


Ф - Мы задумали путешествие на край света. (Улыбается, смотрит на всех) Но мы совсем забыли про нашу гостью (Смотрит на Симону, она улыбается в ответ, потом переводит взгляд на Лидию). Симона, позволь тебе представить, Лидия, подруга моего сына. Сегодня Лидия первый раз в нашем доме, но мы смеем надеяться, что увидим ее еще не раз. (смотрит многозначительно и с доброй улыбкой на Лидию и Марка)


М (Лидии) Теперь ты наш самый желанный гость.


(Лидия, улыбаясь, смотря на Филипа, кладет свою руку на руку Марка, переводит взгляд на Марка. Пауза )


С - Ну и старых друзей не забывайте, еще пригодятся. Я ведь, Филип, на самом деле зашла по делу.


Ф - Вот, я ж говорил, в не-приемные часы приходит только Королева.


С - Там довольно срочное дело. (Всем) Я отниму у вас главу семьи на минутку. (Лидии) Приятно было познакомиться.


(Лидия кивает)


Ф - Такое уж срочное?


С - Мне позвонил сам босс. Сара Вейтридж согласилась подписать с нами контракт на новую книгу. Нужно готовить рекламную компанию, это будет фурор.


Ф - Да что ты? Наконец-то! Ха, что же на нее повлияло? Долго она сомневалась. Хотя при ее-то имени тянуть время позволительно. (Пауза) Странно, что он не позвонил мне…


С - Решил не тревожить тебя. К тому же, ты же знаешь, я руковожу отделом связей с общественностью, это мои прямые обязанности. Так вот, мы не должны упасть в грязь лицом. Все должно быть на высоте.


Ф - Это непременно (смотрит на всех, которые это слушают).


(Симона говорит следующую фразу через стол, для большего эффекта, что все выключились из разговора - Ф посматривает на них, чувствуя неловкость, Симона нет).


С - У меня есть кое-какие наметки, можно сделать как в прошлый раз, но включить больше автограф-сессий и несколько лекций - читателям понравится. Хотела посоветоваться с тобой.


Ф - Да, да, конечно, если шеф считает… Только ненадолго. (Всем) Марк, Лидия, изините, покину ваше общество на долю секунду, надеюсь, вы не успеете заскучать. Не расслабляйтесь, у нас впереди весь вечер, я еще вернусь и успею вам надоесть!


(Подмигивает Марку, кивает Хелен, она кивает в ответ, бросает мельком взгляд на Лидию.

Симона и Филип уходят - поднимаются тоже наверх по лестнице слева.)


Сцена пятая


М - Вот и сорвался наш семейный вечер…


Л - Марк, что ты!


Х - Сынок, мы потом проводим Симону и еще посидим все вместе. Сначала наверно пригласим ее выпить чаю, а то будет невежливо, а потом уж и проводим.


М (Тихо) Надо же понимать, что иногда у людей бывают особенные ситуации. И посторонние не нужны…


Л - Марк, ну что ты, что особенного? Разве мой приход так значителен? Вовсе не хочу, чтобы в вашей семье были проблемы из-за меня.


М - То, что ты здесь, для меня безумно важно. А в нашей семье из-за тебя вовсе нет никаких проблем (смотрит на Хелен).


Х - Ладно, ребятки. Симона моя подруга. Она иногда несколько категорична, но в глубине души милейший человек. Она, наверно, сама уже и стесняется, что пришла именно сейчас, и найдет способ вежливо уйти. Хотя вы увидите, Лидия, это приятнейшая женщина и друг!


Л - Не сомневаюсь.


Х - Как мне приятно на вас смотреть, когда вы так сидите вдвоем, рядом со мной. Не могу прямо насмотреться! (Марк смущается, убирает свою руку от руки Лидии). Ну Марк сейчас конечно станет говорить, что я что-то не то говорю. (Улыбается) Как я рада, Лидия, что вы к нам сегодня пришли!


М - Мама…


Х - Вы еще наверно до конца не знаете Марка. Он такой добрый, внимательный…


М - Ну мама же…


Л - А вы знаете, я уже это и сама почувствовала (Смотрит на Марка довольно нежно). Мне кажется, я проницательный человек. Могу с первого взгляда сказать, что передо мной за человек, нравится он мне или нет.


М - Да? … И что ты?…. (Пауза, смущается) Это потрясающе. (Пауза) И что ты, допустим, думаешь, об этих цветах?


Л - Обо всех или каждом в отдельности?


М - Обо всех.. И каждом в отдельности.


Л - В них я не сомневаюсь ни секунды. Они прекрасны! Эта ваза… Они так чисты и трогательны!


(Марк смотрит на на нее нежно, потом смущаясь на цветы, Хелен по-доброму на них).


Х - А как вам наш дом, Лидия? Нравится?


Л - Очень. Хотя я его еще весь не видела. Такая уютная гостиная, эти часы, фотографии, очень здорово. Даже не хочется возвращаться домой!


М - И не надо!


Л (Хелен) - Я сразу поняла, как увидела вас, что вы и отец Марка очень хорошие люди, и я бы хотела надеяться, что мы с вами станем когда-нибудь очень близки.


Х - Спасибо, спасибо Вам. Даже не сомневайтесь (Пожимает ей руку на столе). (Оглядывается на гостиную) Я действительно стараюсь, чтобы в доме было уютно, тепло. К нам очень любят приходить друзья, и мы всегда рады им. Марк, а кстати, давно ли ты приглашал к нам Сержа?


М - Сержа? Ну, он все время занят. А что?


Х - Ну ты знаешь (смотрит заговорщически на Лидию, улыбается)… Ты не подумай, что я вмешиваюсь. Помнишь мою троюродную кузину Эмму, я тебе о ней говорила, она живет в Сомерсете.


М - Мам (смотрит на Лидию), где логика? При чем здесь Серж?


Х - Ну так вот. Ты не даешь мне договорить, поэтому и не понимаешь. Пока. Ее - Эммы - дочь, Сильвия, скоро приезжает в Лондон Я считаю, правильное решение для молодой девушки. Наверно, начнет работать, а может, и учиться. Если, допустим, языковые курсы, то Филип бы мог помочь…


М - Она будет жить у нас? Странно, ты меня не предупреждала. Не думаю, что у меня будет время на нее, да и к тому же мы с Лидией… (Смотрит на Лидию)


Х - Ой, ну что ты, конечно и речи нет о том, чтобы жить у нас. Снимет, как все, комнату где-нибудь. Кстати, вот в этом ты вполне мог бы ей помочь, поискать что-нибудь. (Марк хмурится, смотрит на Лидию). Но я не об этом. Я подумала, что хорошо бы, если бы ты пригласил Сержа, а я позову к нам Сильвию. Они вполне могут друг другу понравиться.


Лидия (смеется) - Здорово, если бы в мире все было так просто.


М - Мам, какие-то старомодные взгляды, честное слово.


Х - А я ничего и не имела в виду. Два свободных молодых человека - а я заметила, что Серж довольно одинок. Может, найдут общие интересы, сходят в театр - Сильвия будет рада, ведь у нее в Лондоне, кроме нас, никого нет, а тебе будет некогда. Составят друг другу компанию.


Л (Смеется) Может и мы с Марком присоединимся. Мы тоже любим театр, правда, Марк?


М. - Я подумаю. Хотя вообще, мам, странно, почему тебе это пришло в голову. И почему это надо предлагать именно сейчас.


Х - Я просто вспомнила. Вчера Эмма звонила.


М - Я, кстати, не уверен, что Серж свободен и так уж одинок. У него, насколько я знаю, нет проблем с девушками.


Х - Ну, посмотрим, я же только предложила. Матери всегда хотят как лучше, правда, Лидия?


Л - Конечно. По-моему, это замечательная идея. Я и сама буду рада познакомиться с твоими друзьями, Марк! Чем больше знаешь новых людей, тем лучше. А среди моих приятелей тоже есть один Серж, интересно, вдруг это тот же самый!


Х (Посматривая на Марка).Вот и отлично! Да вы увидите, Марк ведь на самом деле такой добрый, так рад, когда другим хорошо, и всем готов помочь.


М (Разводит руками иронически) Ну что на это можно сказать?


Л - Остается смириться с собственным совершенством! (смеется, Хелен смеется, Марк улыбается)


(Слышен разговор и спуск шагов Симоны и Филипа с лестницы).


Сцена шестая


Ф ( спускаясь с лестницы, Симоне) Вообщем, я думаю, так и поступим. Подключи к этому проекту Роджерса - толковый парень. (Спускается полностью) Ага, вижу, вы тут не скучаете. Надеюсь, мне тоже сообщат, по какому поводу этот смех и заговорщические улыбки?


С - Ну, мы наверно пойдем, не будем вам мешать…. Ма-акс!


Х - Что ты, посиди, мы как раз собрались пить чай!


Ф - Чай? Я и поесть-то не успел. Время, остановись!


Х (Вставая) - Тебе что-нибудь положить?


Ф (Останавливая ее). Нет, нет, сиди. (Всем) Господа, пьем чай! С каждый ударом часов двигаемся вокруг стола, следуя примеру достопочтенных мартовского зайца и…


М - Папа, можно и без этого. Мам, пошли, я принесу торт.


Л - Давай, я тоже помогу. (Встают Хелен, Марк и Лидия, Хелен собирает оставшуюся посуду, часть дает Лидии, выходят на кухню).


Ф - Что-то мое чувство юмора в этой семье не очень ценится. Ну и ладно. Зато, я смотрю они уже нашли общий язык. (Более серьезно) Симона, не откладывай, начни все прямо завтра, все должно закрутиться как можно быстрее. Я думаю, что можно потратиться на прием в Мариотте для прессы.


С - А расходы? Что скажут акционеры?


Ф - Имидж прежде всего. Посмотрим, что они скажут, когда мы сделаем рекордные продажи ее книги. Сара - гений. Ты читала ее последний роман On the Verge of Truth? Очень сильная вещь, хотя, пожалуй, ей не стоило касаться политики. Не читала? Возьми у меня, у меня, между прочим, копия, подписанная автором.


(Филип первый, за ним Симона идут к книжному шкафу слева)


(Входят Х, Л, М - у Марка торт, у Л и Х - чашки, ложечки, сахарница. Хелен видит, что стол пустой, ищет взглядом Ф, видит, что они стоят в углу - Симона из-за плеча Ф смотрит на книгу, которую тот увлеченно ей показывает).


Х - Вот так всегда. Все о делах и о делах. Книги важнее семьи.


(Филип поворачивается, хочет возразить, берет книгу с собой, идет обратно, Симона за ним).


Ф - Тут ты, заметь, абсолютно не справедлива.


Х (Иронически, изображая, что шутит, но полусерьезно) - Ну не знаю, не знаю. Книги, и только книги, а также бумаги и письма поглотили моего мужа. Даже в воскресенье нам не получить его обратно. Все достается им. Даже Симоне вряд ли удастся его спасти.


С - Я попробую.


Ф - Хочу заметить, что я, несмотря на любовь к письменному слову, еще вполне адекватен, и спасать меня не надо. Где это слыхано, чтобы человека спасали от любви к прекрасному? Пьем чай!


Х (Смотрит на него, когда он садится) Вот бы и поделился ею. Что ж, пусть все умные мысли моего мужа достаются другим. Симона, я даже тебе чуть-чуть завидую.


Ф (Обводя взглядом всех, чувствуя дискомфорт от того, что Хелен начала это говорить) -Хочу заметить, что моя жена - не менее засекреченная особа. Эти статьи, которые она готовит к конференции - это же набор тайных шифров. И там все не так-то просто, уверяю вас! Возможно, там сокрыты тайны человеческие! И посерьезнее, чем у Достоевского.


Л - Вы любите Достоевского?


Ф - Да, вы знаете, русских писателей я ценю, хотя знаю их довольно поверхностно. Классики, известные всем, я же все-таки работник издательства. А советская литература довольно идеологизирована, и мне мало знакома.


М - Папа, родители Лидии - русские эмигранты, может не стоит? Лучше просто поговорим о литературе.


Ф - Так я же о ней и говорю. Русская литературная традиция очень богата, но, насколько мне известно, в советское время она была слегка приостановлена или по крайней мере видоизменена. Теперь там думают не о читателе, а о том, что скажут наверху. С точки зрения рынка, да и искусства в целом, это подход неверный.


Л - Вы знаете, папина заветная идея - это возрождение России такой, какой она была до Революции. Перечеркнуть советский период и начать все заново. Вернуться в прошлое. Здесь у него заговотовлена роль для нас, эмигрантов, посланников старой России. По-моему, это утопия. Неужели в это можно до сих пор верить? У нас как никак современность, 1984 год.


Ф - Кстати, интересно, что в романе Оруелла…


М - Ха! Совпадение!


Л - Но у него тоже была утопия, и не менее невероятная, чем у моего отца. Только Оруелл проецировал настоящее в будущее, а отец видит будущее в прошлом. И то, и другое ошибка.


Х - Лидия, вы так зрело рассуждаете для своих лет.


Ф - Вы правы, книга Оруелла - преувеличение. Тем не менее, она отражает наш страх перед тем, что можно ожидать от советской системы. Мы все боимся, а страна, тем не менее, живет. Вернуться в Россию прошлого - интересная мысль… Но, наверно, так и останется идеей. Сейчас, как я слышал, в Союзе проблемы с государственным руководством.


Л - Папа говорит, что скоро много изменится, скрытые силы поднимутся на поверхность, тайное станет явным. Впрочем, я пытаюсь избегать разговоров о политике. Я предпочитаю чистое искусство - в нем можно забыть о реальности, создать прекрасный мир иллюзий. Как в пьесах Чехова. Наверно, я не современна.


М - Ты … ты очень современна! Ты потрясающа.


Ф - Кстати, Чехова здесь периодически ставят. Насколько я знаю. В театре мало бываю.


С - Ммм, какой восхитительный торт! Похвала хозяйке.


Л - Да, миссис Карлайл, торт просто потрясающий!


Сцена седьмая


(Вбегает Макс) Макс - Торт? И меня не позвали? Мне сразу обидеться или потом, когда съем два куска? Лучше три за торжество справедливости.


С - Макс, не надо скандалить. Сядь за стол, и поешь, мы тебе оставили.


Х - Я тебе тут специально кусочек отложила.


(Макс быстро садится, и облизнув театрально ложку, ждет, наклоняясь над тортом, пока ему положат, следит за Хелен комично, чтобы привлечь внимание. Лидия и Марк улыбаются. Хелен кладет ему торт.)


Макс (с видом знатока) Ну что же, вполне съедобно. Я бы даже сказал, это что называется вкуснотищей.


Ф - Ну раз главный эксперт оценил, можно не волноваться. Вечер удался.


Л - Да, да, как мне хорошо у вас!


М - Правда? (Смотрит на нее) Как это здорово! (Смотрит на нее, она на него, Лидия первая отводит взгляд, а Марк смотрит на нее, Макс тоже обращает на них внимание, жуя торт, Ф и Х тоже смотрят на них).


С - Так, ну куда ты столько запихнул, сейчас подавишься!


М - Ну мам, что ты мне все время указываешь. Здесь детей нет. И вообще я наелся, тетя Хелен, спасибо. (Встает из-за стола резко).


Ф - Император в гневе.


С - Ты останешься здесь и будешь вести себя прилично.


М - Ну мам…. Я там смотрел матч…


С - Ты опять включил телевизор? Без разрешения, в чужом доме?


Ф - Шкипер, а как же наш маршрут? Предупреждаю, теперь нам не избежать Бермудского Треугольника. Вляпаемся в пренеприятнейшую историю.


Макс смотрит на Ф, думая, что ответить. Лидия тоже на Макса, потом на Ф. Марк чуть-чуть касается ее руки - так и смотрел на нее, она переводит взгляд на него, потом опять на Макса и Филипа.


Л - А может, мы с Марком пойдем с ним прогуляемся? Погода хорошая, наверняка в Гайд-Парке сейчас неплохо.


Макс (Смотрит на Лидию, потом на Симону)


Л - Поиграем в фрисби (подталкивая Марка).


М - Или в футбол, да, Марк?


Л (Марку) Пошли, на полчаса. Потом ведь еще целый вечер впереди.


М (Как бы очнувшись, вставая).Если ты так хочешь, то конечно…


Х - Отличная идея. А я пока все уберу. Будем вас ждать.


Марк - Ну, если на полчаса, не больше. (Выходит из-за стола). (Максу) Ну, ты идешь?


Макс - Ага. Мяч есть?


Марк - Где-то в прихожей. (Выходят все за дверь. Голос Лидии - А вот и летающая тарелка.


Марк (один заходит обратно) - Мы еще вернемся. Вы должны ее оценить по-настоящему. Если еще не сражены окончательно.


(Хлопает дверь, слышны голоса за дверью, стук мяча по асфальту, голос Макса - как комментатор - Игроки появляются на поле! Что же нас ждет на этот раз? Неужели хед-трик? Смех Лидии)


Сцена восьмая.


С - Наверно, не надо было идти у него на поводу. Испортили ваш вечер.


Х - Да что ты. Марку, мне кажется, все равно хочется отстаться с ней одному, он даже был рад. Тем более, они скоро вернутся. (Пауза) По-моему, он просто оторваться от нее не может.


С - Да, это заметно. Эффектная девушка. Но когда они придут, мы сразу же пойдем домой. Уже поздно.


Х - Да, да, конечно. Очень приятная девушка, просто красавица. Но в этом есть опасность. Любит ли она Марка? Наверно, привыкла к мужскому вниманию.


С - Ну, объективно, в ней нет чего-то чересчур особенного…


Ф - Не скажи. Но Марк вполне ее достоин, я считаю. Внешность - дело обманчивое, не будем использовать ее красоту против нее. Любит или не любит - поймем позднее.


С - Сейчас моложежь такая - сами не понимают, кого они любит. Даже слово это уже не в моде.


Ф - Девушка глубокая, проницательная.


Х - И характер.


Ф - Парень, конечно, влюблен до чертиков, это несомненно.


Х - Даже Макс заметил, как они смотрели друг на друга.


С - Макс - очень развитой ребенок, ты зря.


Х - Да ведь Марк сам еще в сущности, дитя.


Ф - Не будем унижать наших детей снисхождением. Они прекрасно обойдутся без него.


Х - Я чуть-чуть волнуюсь за него. Он рвется совершить какой-то подвиг, показать ей, что он способен на что-то выдающееся.


Ф - Так что же здесь плохого. Подвиг - поступок, вполне достойный настоящего мужчины. Я верю, что мой сын на него способен.


С - Вы, как всегда, преувеличиваете. А ведь все так просто. Парень привел свою девушку познакомиться с вами - вполне естественно. Волнуется и пытается ей понравиться - что ж, понятно. Через неделю, не исключено, приведет другую - и это нормально. А вы ведете разговоры чуть ли не о жизни и смерти.


Ф - Это все-таки наш сын.


С - Боюсь, что Макс скоро тоже начнет водить девочек.


Х - Марк влюблен по-серьезному. Я еще никогда не видела его таким. Как мать, я переживаю…


С - Я вам всегда говорила, что вы чересчур его опекаете. Объективно ему стоит быть более современным. Сейчас другое время.


Х - Мне казалось, что в плане воспитания нашей семье не нужны советы…


(Голоса в прихожей. Марк - Да, вляпался ты по-серьезному. Л - Мама поругает. Макс - Да нет.)


С (Поднимаясь)- А, вот и вернулись. Что-то быстро. Ну мы, наверно, пойдем. (С сарказмом) Была рада видеть, что вы цените мою точку зрения.


Х - Давайте, я пройдусь с вами.


С - Да нет, что ты, не надо.


Х - Давай, чуть-чуть. Не обижайся на меня. Когда речь идет о Марке, то я завожусь… А ты во всем права.


С - Ничего, ничего. Оставайся, мы дойдем.


Х - Пошли, пошли. Я хотела с тобой посоветоваться. Ты рекомендовала этот магазин на King’s Road. Можно ли там выбрать деловой костюм? У меня в сентябре важная конференция.


С - Конечно, там такой большой выбор! А какой ты хочешь - в тонкую полоску или классический черный? Обязательно, чтобы он был из настоящей шерсти..

.

(Выходят. Перед выходом Хелен оборачивается, кивает Ф, Ф ей в ответ.)


Ф - Вот они, тайны женской души, неподвластные даже Достоевскому.


(Голоса в прихожей. С - И где ты так успел вываляться? М - Я играл… С - Тетя Хелен нас проводит. Х - Марк, я скоро вернусь).




Сцена девятая


Заходят Марк и Лидия (Марк держит Лидию под руку, но когда они вошли, она легонько вынимает руку).


М - Вот все и разбежались. Я так и знал.


Ф - Разумеется, торт-то съеден. (Лидия улыбается) И кстати, не все. Присаживайтесь, поговорим, если я вам еще не наскучил.


М - Ну что ты, папа…


Ф - Что изменилось в мире? (Кивает за окно) Гайд-парк на месте?


Л - Спикеры решили, что пора поужинать.


(Филип улыбается, смотрит на нее. Пауза).


Марк - А ведь еще не так поздно. Мы успеем сходить на концерт или в кафешку.


Ф - Отличная идея.


Л - Тогда лучше театр. Я люблю постановки в Алмейде.


Ф - У вас хороший вкус.


М - Пойду тогда посмотрю, что сегодня идет. (Выходит)


Ф (Пауза) Вы любите театр?


Л - Да, очень. (Пауза) Отец это не одобряет.


Ф - Напрасно. Как профессия - несколько рискованно, а так что можно иметь против театра? Он очень развивает.


Л - Папа так же считает. (Пауза)


Ф (Пауза) Тогда, наверно, я что-то не понял...


Л - Он был против моего поступления в Школу Драмы Guildhall. И я стала готовиться в Оксфорд. (Пауза) Вы знаете, Марк, он такой необыкновенный. Я хотела Вам сказать - он такой… мне с ним так хорошо, так легко. (Пауза) Не такой, как все.


Ф - О собственном сыне такое слышать всегда приятно, и тем более от вас. Мы с Хелен очень его…


Л - Его нельзя не любить.


(Вбегает Марк) - В Алмейде, сегодня к сожалению ничего не идет - выходной. А так - в Gielgude - Стеклянный зверинец, в Wyndham - Кукольный дом, и еще вот в Donmar - Федра.


Ф - Все сложное.


М - Можно сходить на мюзикл.


Л - Театр - не развлечение, а работа духа. Только в театре человек живет по-настоящему, потому что свободен от всего лишнего.


Ф - Интересная мысль. А жизнь, по-вашему, что?


Л - Жизнь - набор репетиций. Не всегда удачных. (Пауза) Пошли на Ибсена. Мне нравится их постановка.


Ф - Интересная мысль.


(Марк и Лидия собираются).


Л - До свидания, мистер Карлайл. Было очень приятно. Спасибо за все.


Ф - Не за что. Ждем вас в гости.


М - Пока, пап. Слушай, а как же мама вернется, а мы…


Ф - Ничего, ничего, я ей все объясню. Она будет рада. Идите, идите. (Лидия и Марк выходят) Идите.


Сцена десятая.


Филип один.


Ну вот и хорошо, вот и отлично. Сын счастлив, это самое главное. Все хорошо… (Встает, идет к лестнице, потом останавливается, оглядывает гостиную). Как у нас действительно сегодня было уютно, весело. Давно не было так хорошо. Только вот Симона… (Пауза) Надеюсь, я не сказал ничего лишнего. Но сын счастлив, это видно. Это главное. (Смотрит на входную дверь, идет к ней) Оставлю открытой, чтобы не спускаться. (Заходит в прихожую, щелкает замком, открывая дверь, проходит мимо стола, останавливается, берет в ладонь бутон одного из цветков, смотрит на него). Как хорошо, необыкновенно… (Пауза) Скоро и Хелен придет. Можно еще поработать. (Пауза. Оборачивается, смотрит на шкафы, ходит по комнате, смотрит на фотографии на стенах и поставленные на полках шкафа, где Марк, где Хелен, где они вместе - видно что семейные фотографии, или на стенах висят - к ним подходит, дотрагивается пальцами до некоторых, улыбается).


Вдруг останавливается перед одним из шкафов. Достает из него красивую красную кожаную папку.


Хм, а я и забыл про нее. Какой подарок. Настоящая кожа. Шикарно. Открывает, достает листок красивой бумаги оттуда, читает: «Моему лучшему другу. Дерзай! Не боги горшки обжигают» (Усмехается). И ведь здесь намек. Восхитительная бумага. Ричард, ты превошел самого себя. Но каково будет портить это чудо?


(Садится, задумчиво улыбаясь, на кресло слева) Но это соблазн, однако. (Пауза) Это обязательно будет что-нибудь важное. (К залу) Желательно мирового значения. (Глядит на просвет одного листка - красивая песочного света тисненая бумага) Эту бумагу нельзя испортить ерундой.


(Пододвигается к краю стола)


Ну что ж, дерзну. (Что-то записал). Внимание, грандиозный скандал! Чрезвычайное происшествие! Старинная бумага осквернена! (Задумывается, начинает что-то писать иногда оглядывается на гостиную. Потом хмурясь перечитывает что написал, быстро движение выкинуть, но оставляет лежать в папке, быстро ее складывает, хочет положить обратно в шкаф, но слышно, как в прихожую входит Хелен, кладет быстро на стол, встает сам, как бы как когда застали в чем-то, стоит около стола в тени.)


Сцена одиннадцатая


Входит Хелен. - Так, и дверь незаперта… Подозрительная тишина… И нет никого, очень странно. (Пауза) Марк?


Ф - Хелен, они ушли.


Х - Ой, ты меня испугал. Почему сидишь в темноте? (Пауза) А что случилось, почему они ушли? Я же совсем ненадолго. Думала, еще посидим все вместе. Это я виновата.


Ф - Да нет, .все… все нормально. Они просто решили сходить в театр. И правильно решили. Я сказал им, что ты это одобришь. Надо бы нам тоже выбраться.


Х - А, ну тогда конечно. Ну как она? Как Марк? О чем вы еще говорили?


Ф - Да толком и ни о чем. Им стало со мной скучно, и они быстро ушли.


Х - Так, наверно, даже лучше. Он очень хотел побыть с ней наедине.


Ф - И для этого привел ее сегодня к нам?


Х - Мальчик поступает как считает нужным. Это нормально. Он выходит из под твоего влияния - чего же ты ожидал?


Ф - Странно, что ты мне это говоришь. Это ты все продолжаешь глядеть ему в рот, не я.


Х - Филип, ну что ты, ты чем-то недоволен?


Ф - Да нет… Ладно, пойду работать. (Идет по направлению к лестнице)


Х - Филип, давай не будем кончать этот вечер ссорой… Все началось так замечательно.


Ф - (Поворачивается) Да и закончилось тоже вполне неплохо. (Подходит, целует ее). А нам осталось только дуться, что пока другие развлекаются, мы остались дома, чтобы скучать.


Х (Гладит его по плечу). Ты боишься признаться себе, что уже не молод. Сегодня ты увидел, как твой сын стал взрослым. Мы оба…


Ф - (Резко) Вот когда я это действительно увижу!.. (Отходит, отвернувшись). (Пауза). Ладно, пойду, действительно надо поработать. Начинается важнейший проект. (У лестницы) Я в кабинете.


(Хелен смотрит ему вслед, подходит к столу, проводит рукой по поверхности скатерти, поправляет ее, чуть-чуть двигает ровнее вазу, стоит чуть-чуть задумавшись. Потом поворачивается, улыбаясь, оглядывает гостиную, задумавшись. Подходит к оставленной папке на столе, гладит ее поверхность, берет, поднимается наверх, слышна какая-то песня, которую она тихо напевает вверху. Возвращается, еще раз поворачивается все оглянуть, улыбается. Уходит влево на первом этаже. Видим какой-то свет оттуда, звук телевизора, потом дверь захлопывается, становится совсем темно.)


Конец первого действия


ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ


Проходит месяца три. Первые дни сентября. День. Библиотека в доме Карлайлов ( на втором этаже, над гостиной.) Есть выход сзади слева, куда то еще вглубь дома, и сзади ближе с правой стороны вход в библиотеку после того как поднимаешься снизу по лестнице. Очень много книжных шкафов, современные книги и книги в старых переплетах. Красивый высокий торшер справа, слева в алькове рабочий стол (на нем лампа) и кресло, по библиотеке тоже расставлены кресла. Около каждого кресла может еще на столике красивая лампа из цветного стекла. Окно слева.


Сцена первая

Филип и Марк заходят в библиотеку с правого входа.


Ф - Давай может посидим здесь, поговорим, а потом можно сходить выпить чаю в Шейли’з, там отличные десерты.


М - Давай. Только десертов что-то не хочется.

Ф (Филип стоит как бы лицом к полкам, что-то там переставляет, смотрит) - Ну это ты зря. Как отец, настаиваю на твоем подкреплении. А какие там штрудели, ммм…


Марк (неловко садится в одно из кресел). Почему здесь всегда как-то мрачновато? Или мне только кажется?


Ф (Поворачивается). А ты включи тот торшер, мама любит здесь посидеть с книжкой. Хотя вроде еще вполне светло.


(Марк идет, включает, поворачивается, Ф смотрит на него)


М - Ну что, папа? (Отворачивается. Как бы падает в кресло, в котором сидит боком к Ф, которое как бы отчасти спиной к зрителю. Сильно вздыхает)


Ф (Пауза). Извини, что вмешиваюсь в твои дела, но ты бы … приводил Лидию к нам почаще. Мы к ней привыкли за лето, мама и я. Прости старого эгоиста, но мне так приятно было посидеть, поболтать с вами обо всем, узнать, о чем думает молодежь.


(Несколько детским тоном, чтобы сделать комплимент, подходит к креслу сзади, чтобы потрепать Марка по плечу, дальше разговор как бы Филип склоняется над Марком, Марка видно только сбоку чуть-чуть).


Ф- А молодежь у нас умная, что мой сын, что его девушка. А тут вдруг ты стал приходить поздно, и все один…


М - Папа, разве это не очевидно. Дела, учеба. Странно если бы я каждый день устраивал банкеты.


Ф - Да уж, для будущего экономиста очень непрактично.


М - Уже с первых дней загрузили, еще практика в банке. У нас все поражаются, какой тяжелый этот последний год.


Ф - Практика? И какой банк?


М - Я решил устроиться в Шотландский, он довольно стабильный, хотя может и не такой модный.


Ф - Не знал, что на банки тоже есть мода. Вот как мы с матерью остали. А Лидия тоже начала учиться?


М - Не знаю, Оксфорд по-моему начинает год в октябре. Элитарное заведение. (Пауза) Папа, слушай, а не сходить ли нам на матч в выходные?

Ф - Можно. Наш любимый Арсенал?


М - Ну конечно.


Ф - Отличная идея. Вспомним старое. Может позовем еще знакомых для компании. Значит если вас двое, а я еще позову Ричарда, можно Стива с женой вытащить…


М - Что такое «вас двое»? (Встает из кресла, смотрит на отца раздраженно).


Ф - Я имел в виду вас с Лидией…


М - Папа, ты случайно всю жизнь за меня не придумал? Может, вы с мамой уже наметили в календаре день моей женитьбы? Что ж, должен вас разочаровать, до этого еще далеко.


Ф - (Пауза) Я вижу, что-то случилось.


М - Ничего не случилось.


Ф - Марк, вы поссорились?


М - (Язвительно) Ну зачем же так преувеличивать? Нет, мы очень дружим, и даже целуемся при встрече. Выглядит так мило!


Ф - Марк, что случилось?


М - (Срывается) Да ничего. Ни-че-го.. Просто мне показалось, и все… Я стал внимателен к некоторым вещам… Но я не собирался трубить об этом на весь мир, не собирался. (Пауза, меняет тон). Ты сам спросил.


Ф - Ну… и я все-таки до сих пор не прочь узнать.


М (Опять садится в кресло, как бы руки на коленях, и склонился над коленями, иногда взглядывает на отца) - Не знаю, папа…Мне стало казаться, что она не любит меня… Или меньше любит… Не так, как раньше. (Пауза) Стала холодна. Когда звоню, говорит что занята. Если прихожу, старается выпроводить меня побыстрее. Хотя все так же мила и вежлива, никто и не почувствовал бы разницу. (Пауза) Кроме меня.


Ф - Ну.. может, и ты просто навыдумывал себе. Как все влюбленные.


М - Влюбленные… Слово какое-то издевательское... Весь мир рушится. А то, что она меня разлюбила, чувствую нутром. Не такой уж я дурак. (Пауза) Или разлюбит. Скоро.


Ф - Ну а какие причины, сынок, делать такие выводы? И, может, не поздно все исправить? Наверняка, ты просто ей ляпнул что-то лишнее?


М - Папа, разбитую вазу… Думаю, она увлеклась кем-то другим, я для нее уже не истина в последней инстанции. Много нас… Оказалось.


Ф - Такая перемена и вдруг. Что-то здесь не то. Может, мне поговорить с ней?


М - Обо мне? Не унижайся. А так пожалуйста - она может сегодня зайдет ко мне. Как к хорошему приятелю. Да не одна, а с Сержем, они оказывается были знакомы, представь.


Ф - И ты думаешь, что…?


М - Я ни-че-го не думаю. Какое мне дело. У нее знаешь сколько желающих ее сопровождать. Куда уж мне…. Со своими билетами в театр… Как на валютном рынке - понимаешь ли - кто больше предложит.


Ф - Не будь циником.


М - Папа, я реалист. (Вздыхает).


Ф - Вот она придет, и я попытаюсь понять ситуацию. Поверь мне, я кое-что в этом понимаю.


М - Да-да, и не забудь потом составить отчет с его отличительными приметами. (Вздыхает, опять склоняется вниз, руки на коленях, сидя на креслах)


(Звонок в наружную дверь)


Вот, это они. Наверно. Открой, а? Ей будет приятно. Я посижу здесь.


(Филип еще раз на него оглядывается, чуть-чуть останавливается, как бы смущается, поправляет чуть-чуть свитер (или пиджак), спускается вниз открывать).


Сцена вторая


Марк поднимает голову вслед ушедшему Филипу.


М: Вот еще минута, еще две, и она сюда войдет. Опять будет улыбаться, опять увижу ее глаза. Уже неделю ее не видел. (Пауза) Отцу лучше не знать. (Пауза) Вообще зря ее позвал. Лучше оборвать все сразу, ничего не узнавать. Не унижаться. (Встает нервно). Она сейчас сюда войдет, что делать? (Начинает ходить по комнате). Так противно, волнуюсь как дурак. Как, как сделать, чтобы не выглядеть идиотом? Улыбаться? (Улыбается). Напускная веселость? (Делает гримасу, как будто вежливо привествует кого-то). Вы еще не слыхали? Уже учитесь? Как мило? А помните, как мы с Вами…? (Пауза). Не смогу. (Ходит). Сидеть молчать в углу? Проигрышно по всем статьям. Этот будет здесь рисоваться, а я буду дуться? Они встанут и уйдут, и посмеются надо мной. Что делать? (Пауза). Я наверно самый большой дурак на свете. Серж - наверно ерунда, это ее отмазка, у нее этих дружков… А тот затаился где-то, ходит к ней по ночам, (язвительно) наверно не стал размениваться на розы под балконом…. (Себе) Дурак, идиот. А если решу поговорить с ней, если буду уговаривать, если пойду для нее на жертвы? Тоже глупо, романтика одна, как в книжках. Жертвы… В 1984 году. Смешно. Все что написано, чем тут у папы все заставлено - разве это в жизни применимо? Вот (достает) допустим Ромео и Джулетта. Простой пример. Что мне, бежать искать яд? Купить его в Boots? Смешно. (Пауза) Что делать? Надо поступить по-мужски. Но все узнать при этом. И вывести ее на чистую воду.... (Опять смотрит на дверь). Сейчас она войдет, ее руки, ее улыбка… (Пауза, потом резко). Ну и пусть войдет, пусть войдет, в конце концов, тоже мне…


(Слышны голос вежливый Филипа, веселый Лидии. С ними еще Серж).


Марк стремительно бросается в середину, думает, что делать, садится в кресло, закидывает ногу на ногу.


Марк (Громко) Ну входите!


Сцена третья.


(Филип открывает дверь, оборачиваясь на Лидию, приглашая ее и Сержа войти. На слова Марка никто не обратил внимания. Филип слышал, что он что-то сказал, удивленно поднимает брови, как будто взглядом хочет переспросить его, все ли нормально. Марк делает гримасу, смотрит напряженно на Лидию и потом Сержа.)


Ф: Проходите, проходите!


Л- Здравствуй, Марк!


C - Марк, как дела?


М - Здравствуй. (Встает, пожимает руку Сержу, который подходит справа, смотрит на Лидию).


Ф (Подходит слева). Мы сегодня с Марком решили расположиться в библиотеке. Гостиную оставим на растерзание домашним троллям - если таковые еще не разбежались. Что ж - двое мужчин в доме, целую неделю одни, не удивительно, что начинается распад.


С - А где миссис Карлайл?..


Ф - Хелен уехала на конференцию в Эдинбург. Чувствую, веселится там без нас (улыбается). Приедет еще через неделю. Так что хозяйничаем сами с Марком, куда деваться.


Л - Ой, что же это я, я могла бы прийти вам помочь…


М - Спасибо, мы как-нибудь сами.


Ф - Мы обычно ужинаем в одном кафе неподалеку, будем рады, если вы к нам присоединитесь.


С - Не уверен, только если я вечером свободен.


(Марк злобно глядит на него)


Ф - Лидия, мы будем рады и вашей единоличной кампании.


Л - Да, да, конечно…


(Пауза)


(Ф смотрит на Марка, на всех, как бы отводя взгляд от Лидии).


Ну прошу, присаживайтесь. Здесь у нас очень уютно. Сейчас мы зажжем лампы, их у нас тут невероятное количество, я бы даже сказал перебор. (Ходит, включает, поворачивается к ним). Садитесь, садитесь, поговорим, смотрите, как стало уютно.


(Марк показывает небрежным жестом, чтобы гости садились, а сам поворачивается к ним спиной и садится в свое кресло посередине). Лидия следит взглядом за Ф., смотрит на Сержа, подталкивает его сесть. Серж садится в кресло справа (между ним и Марком есть место). Лидия хочет сесть в кресло справа от него, у самого входа, но видит напряженный взгляд Марка, и садится рядом с ним слева от него. Филип включив лампы оказывается у правого входа, думает сначала пройти к своему креслу у стола, но присаживается чуть-чуть впол-кресла (с прямой спиной) на кресло самое правое.


(Пауза)


Ф - Ну, готовить, как вы понимаете, двое нормальных мужчин не могут, такого прецедента еще мир не знал. Но чай предложить вам сможем. Хотите?


Л - Да что вы, не хочется вас напрягать.


М - Пап, я потом сам сделаю.


Л - Давайте, я помогу.


Ф - Сидите, сидите, на правах старшего пойду сделаю по чашечке. Всем с молоком?


Л - Давайте я… (смотрит на Марка, садится обратно).


(Филип выходит, слышится его посвистывание какой-то песенки).


С - Ну как дела? Что нового? Как учеба?


М - Все нормально. Как обычно. А ты?


С - Меня приняли в новую постановку в Национальном!


М - (Смотрит на него мрачно) Поздравляю.


С - Репетиции уже начались. Я предложил Лидии посмотреть. Хочешь, тоже присоединяйся.


М - Разве мое присутствие необходимо?


С - Я тебя в первую очередь хотел позвать. А Лидии тоже понравилась эта идея.


Л - Марк, первая репетиция прямо сегодня. Мы специально за тобой зашли.


М - Странные вы. Я должен бросить все дела и побежать. (Пауза) Сказали бы заранее…


С - Сегодня вроде суббота.


(Слышны подъем шагов Филипа, посвистывание другой мелодии, звон легкий чашек).


Голос Ф: Кто-нибудь, откройте мне дверь! А то случится катастрофа.


Л встает, Серж ее опережает, открывает.


Ф (как бы изображая что у него покачивается поднос). Еще чуть-чуть, и весь чай достался бы нашим троллям! Потек бы прямо на них с потолка! О, они уже привыкли к этим небольшим домашним скандалам, не спешат вызывать полицию.


(Лидия и Серж смеются, Марк усмехается против воли тоже, смотрит украдкой на Лидию).


Лидия подходит к Филипу, берет по одной чашке, расставляет каждому у столика, начиная с Марка. (наверно на два кресла один столик).


Филип ставит себе на свой письменный стол, садится туда.


С - Мистер Карлайл, мы приглашаем Марка пойти с нами на мою первую репетицию в Национальном, а он отказывается.


Ф - В Национальном. Впечатляет. Ну, Марк у нас человек занятой, плюс работа в банке (смотрит на Марка). Хотя можно бы и сходить, я бы сам не отказался. Театральная мастерская, что может быть интереснее.


Л - Вы считаете?


Ф - Конечно. В этом что-то есть - какая-то тайна, мистика, когда все только начинается… Марк, не раздумывай даже, присоединяйся!


М (Слегка раздраженно). - Ну, я думаю… Во сколько это?


С - В пять.


Ф - Ну еще есть время посидеть, поговорить. Сегодня я не хочу оставаться совсем один.


(Звонок во входную дверь)


(Филип встает, идет к правой двери, в конце оглядывается на всех).


О, однако, наши тролли все предусмотрели! Один сегодня я не останусь. Какие они… (ищет слово, комически щелкая пальцами как в раздумьях) предусмотрительные!


(Все улыбаются). Филип спускается вниз.


Сцена четвертая.


(Марк, Лидия и Серж в библиотеке. Лидия садится на кресло справа от Марка, Серж слева. Лидия сидит на кресле посередине, позже поднимается как бы на ручку кресла, чувствует себя некомфортно, смотрит то на Сержа, то на Марка. Пауза. Серж поднимается в кресле, смотрит на Марка, который опять в смущении нахмурился).


С- Ваш дом популярен.


М - Да уж, особенно сегодня.


Л - Марк, не дерзи. Мы можем и уйти.


М - Я констатирую факт. А вы всегда теперь ходите вместе?


Л - Если тебе так хочется, то да.


М - Мне хочется? Да, мне - просто безумно.


С - Марк, что ты дуешься? Мы встретились на Gloucester Road и пришли к тебе. В чем проблема?


М - А ты все так же снимаешь студию на Edgware Road?


С - Ну да, как раньше, ты же там бывал. А что?


М - Нет, ничего. Надо бы к тебе зайти.


С - Заходи, не вопрос.


Л - Можно и я приду?


С - Конечно, я и думал, что вы вместе…


М - А я думал, что вы вместе. (смотрит на Лидию).


Л - Ребята, Марк, все, решено, на следующей неделе идем к Сержу, а сегодня - на репетицию. Ой, как я давно хотела оказаться на настоящей репетиции!


М - Ты так любишь театр?


С - А разве ты не в курсе?


Л - Если честно, моя тайная мечта - только никому об этом - стать актрисой.


С - Хм, это конечно неплохое решение, но здесь одного желания мало.


М - А что ж такая секретность? Обычное дело.


Л - Но я серьезно. Очень серьезно. Мечтаю открыть новые пути. В этом вся разница.


М - Красивые слова.


С - В настоящем театре романтики не так уж и много. Там ничего такого особенного, чего бы не было ну вот у нас всех, в принципе нет. Много самолюбия, которое иногда можно выдать за талант.


Л - Ты не прав.


М - Конечно, он не прав. И сейчас ты откроешь ему глаза.


Л (Смотрит на Марка, смущается). - Марк, ты же сам меня поддерживал… Я просто хотела сказать… Конечно, я еще ничего не понимаю, но если будет шанс…


С (театрально) - Лидия, я готов поддаться силе Вашего убеждения. (Обычным тоном) А если у Марка плохое настроение…


М - То испортить его нам у него не получится. Потому что мы такие хорошие и правильные.


С - Именно. Поэтому мы сейчас вытащим тебя из твоей дури и все вместе отправимся на репетицию.


М - Еще неизвестно.


Л (Смотрит на них по очереди, встает, смотрит на дверь) - А где мистер Карлайл? К вам ведь кто-то пришел.


(Подъем шагов по лестнице, слышен приглушенный разговор Сильвии и Филипа).


М (Прислушивается) - О, я знаю, по-моему это она...



Л (Поворачивается к Марку) Она?


М - Ты заинтересована? Я польщен. Особа женского пола, подруга дома, ничего криминального.


Л (Меняя тон)- Марк, я хотела тебе сказать…


Сцена пятая.


Входят Сильвия и Филип. Сильвия оживленно продолжает разговор, в котором она много болтала, а Филип слушал. (Сильвия идет так, что говорит, оборачиваясь на Ф, идя вперед машинально, Филип сзади, улыбаясь).


С - А я все сидела у себя и думала, и уже не раз собиралась зайти, а потом - нет, может заняты, может помешаю. А теперь нагрянула как гром (говоря, уже смеется, и теперь смотрит в комнату) среди ясного…(Видит сидящих Марка, Сержа, Лидию, чуть-чуть смущается, но продолжает улыбаться).


При этом Марк закладывает ногу на ногу (или раньше заложил), Серж просто сидит как раньше, а Лидия довольно нервно сидит на краю своего кресла, или все также на его ручке, как в пятой сцене.


(Пауза).


Ф (Улыбаясь, смотря поощрительно на Сильвию)- Итак…


С (Набрав воздуха) - Всем большое здравствуйте!


Ф - Вот это приветствие, это я понимаю. Присоединяюсь - (пародирует) - всем большое здравствуйте!


С (Оглядывается на него, чуть-чуть больше смущенно, но улыбается, потом опять на сидящих). Наверно я что-то не то сказала…


Л - Здравствуйте, я Лидия! (Встает, потом садится в кресло слева от Марка)


С - Очень приятно. (Пауза). Я… вы знаете… миссис Карлайл… тетя Хелен позвонила нам, ну еще давно, в июне и сказала, что если я, если у меня будет время, то она, то вы всегда… То есть чтобы я заходила. И я все сомневалась, а сегодня решилась.


Ф - И правильно сделали.


С - Как здорово, у вас тут большая компания…


Ф - Итак, дольше откладывать нельзя. Публика в неведении, гостья смущена. Позвольте представить - Сильвия, дочь Эммы, нашей родственницы. Само собой, мы свято поклялись ее опекать, но - кого же нам было опекать, если никого не было. А сегодня - о чудо!…


С - Ой, не подумайте, что я нарочно вас избегала. Как раз наоборот, просто… Самостоятельная жизнь, столько хлопот, вы не представляете. И комната, и за газ плати, и за телефон, я и не представляла, что все деньги так быстро уйдут….


Серж - Знакомая ситуация.


С (Смотрит на него мельком). И вот я все сомневалась, не хотела мешать, так закрутилась…


Л - Вы учитесь?


С - Нет, то есть да… То есть очень хотела бы. Но пока ищу работу.


Л - Понятно. А мы - друзья Марка, тоже решили зайти к нему. Вы как раз вовремя.


Ф - Чтобы влиться в коллектив, следует (делает паузу для эффекта) выпить чашку ароматного чаю. (Делает ей жестом приглашение присесть)


Сильвия садится в кресло посередине, где сидела Лидия). Ф подходит к своему столу, хочет налить в свою пустую чашку, в которую так еще не налил, но в том чайнике нет воды уже.


Серж - Я налью. Наливает из второго чайника, который у него на столике. Ф поставил чашку, стоит неловко за спиной Лидии у рабочего стола, нервно стучит пальцами по столу.


С - Спасибо. (Умиротворенно по-детски берет чашку двумя руками). Как хорошо! (Закрывает глаза, улыбаясь).


Марк смотрит на нее пристально, напряженно, Лидия с иронической, снисходительной улыбкой, Серж просто с любопытством, Филиппа выдает волнение как контраст со всем его прежним настроением.


С (Замечает, что все на нее смотрят). Ой! (чуть-чуть хихикает, смущается).


Ф - (Отвлекается, чувствует что пауза, мельком смотрит вправо, улыбается) - Вы нас заворожили!


Серж - Зрительный зал заинтригован!


(Лидия бросает недовольный взгляд вбок и жестом как-то или телом выражает недовольство, встречается с взглядом Филипа, он отводит, смотря улыбаясь на Сильвию).


Сильвия (Как бы подаваясь телом к Сержу) - Ой, я забыла главное спросить. Вы - Марк? Я так и поняла. Тетя Хелен, вы знаете, вас обожает.


М (Недовольный взгляд туда же, в сторону Филипа, Лидия отводит глаза).


С - Хм, от обожания не откажусь. Но увы, я всего лишь его друг. Позвольте представиться. Серж Стефенсон. Актер Королевского Национального Театра.


Л - О, как торжественно.


С - А вот молодой человек слева от вас (Сильвия разворачивается) - Марк, рекомендую. Будущий банкир, так что все ему и карты в руки. Но - прогрессивен, и не чужд искусству. Считает его, правда, полной романтикой, и соотвественно, ерундой. И - отчасти - я с ним солидарен.


Л - (театрально чуть-чуть аплодирует). Марк!


(Ф делает жест Марку, который так и сидит глубоко в кресле, чтобы он что-нибудь сделал, сказал).


Марк - Очень приятно. (Кивает, через комнату протягивает руку Сильвии как бы сидя, так что и она вынуждена сделать то же самое, неуклюже поставив чашку, выдвинувшись из своего кресла и склонившись к его руку)


С (тише, чем обычнее, другим тоном). Очень рада с Вами познакомиться. (Пауза) А я вас представляла совсем другим…


Серж - Ну а с Лидией вы уже познакомились. Хорошая подруга… Марка, и моя тоже... (смотря на Лидию и Марка)


Ф - Студентка Оксфорда.


С - Ой, вы такие… именитые. (Пауза) Ну что ж, буду брать с вас пример. Вы знаете, столько хлопот, наверно с учебой придется пока обождать. А что делать, эта комната, она такая дорогая… А вы, Марк, где учитесь?


М - В ЭЛ Си И


С - Ой, простите, не поняла.


Серж - В Лондонской Школе Экономики. Слыхали про такую?


Сильвия (не поворачиваясь на Сержа) - Какой вы молодец…. Какие вы все умные…


Ф - Сильвия, ничего, вы же знаете эту поговорку - There is nothing in life that London can not afford. Так что и вам достанется кусочек, и я уверен, пребольшой!


С - Ой, хорошо бы. Вы знаете, конечно, мне хочется всего такого, ну как всем… (Оживляется) И в клуб, и в кино, даже вот говорят здесь есть театры…


(Лидия хмыкает)


Все современное, очень хочется. А еще ведь выбраться с друзьями, посидеть, да поболтать, или съездить куда… Ботанический Сад в Kew Gardens мне говорили, очень красивый.


Ф - Уверяю, вас не обманули. (Встает) А друзей, надеюсь, вы уже приобрели - целых три штуки. Эти индивиды не по годам развиты, но - хочу заметить - они вполне дружелюбны. (Хочет пойти к выходу, но чувствует неловкость, отстается стоять).


Л - Сильвия, а сколько Вам лет?


С - Мне - 23. Много, правда? (Как бы невпопад) Я думала, что уж в Лондоне обязательно присмотрю себе вечернее платье.


Л - Дело чрезвычайной важности.


С - В Лондоне? Без вечернего платья? (Пауза, смотрит на Сержа)


(Серж качает и кивает головой театрально, что никак нельзя).


М - Сильвия, вы меня извините, я наверно виноват чуть-чуть перед Вами. Мама уже давно просила меня позвонить, а я…


Ф - Тайное становится явным…


С - Ничего, ничего. Это все я сама… А теперь я здесь! Как я рада.


Ф (Встает опять). По-моему в этой комнате наблюдается перебор чашек чая на квадратный метр. Скудной издательской мысли негде разойтись. Заберу-ка я парочку (берет Марка, может Лидии) и пойду поработаю.


М - Папа, ты что?


Серж - Мы вас не отпускаем. Без вас исчезнет шаткое равновесие, и прольется кровь.


С (Смеется) Посидите с нами еще!


Ф - Только не на ковер! Что скажут тролли? А вообще юным организмам страсти никогда не помешают. Но! Не сносите библиотеку - в ней есть парочка ценных книг. (Подходит к двери. Обычнм тоном). Марк, я в кабинете, будете уходить, дайте знать. (Смотрит на всех) Пиквикскому Клубу мое почтение! (Выходит)


Сильвия смеется, Серж улыбается, Лидия и Марк смотрят ему вслед.


Сцена шестая.


Л - Скорее, это московский дворянский салон. Милая беседа ни о чем.


Серж (Марку) - У твоего отца отличное чувство юмора. Уважаю таких людей.


Сильвия- Да, Марк, вам так повезло, у вас такие замечательные родители. И как у вас хорошо, уютно. (Отпивает еще чаю)


Л - И чай такой вкусный!


С (смотря на нее, медленно) И чай такой вкусный. (Думает еще выпить, но ставит чашку на столик).


С - Уважаемые леди, чтобы нам не проводить остаток этого дня в праздности, я настаиваю на осуществлении замысла, стоявшего на повестке дня до прихода нашей прекрасной незнакомки.


С- Как вы хорошо сказали! Правда, я ничего не поняла (чуть-чуть смеется).


Л - Прекрасная незнакомка слегка не в курсе.


С - Ну, это поправимо!


М - Серж и Лидия идут в театр. Хотите присоединиться?


С - (Чуть-чуть поднимается из кресла в восторге) В театр? Прямо сейчас?


Л - А ты разве не идешь?


М - Не знаю.


С - Нечего и думать. Не в театр, милая Сильвия, а на репетицию. Что с профессиональной точки зрения в сто раз интереснее. Особенно с того момента, когда выхожу я.


М - Что значит, в конце какого-нибудь четвертого акта.


С - Как, вы заняты в самом спектакле? Потрясающе!


М - Это и есть основной пункт всей программы.


Л - Хотя если вы не читали пьесу, то Вам будет сложно понять.


С - Почему же, я люблю читать. А что за пьеса?


Л - Вишневый Сад. Автор Чехов, русский драматург начала 20-го века. Довольно известен на Западе. (Обращаясь к Сержу) Серж, я предвкушаю! Я так тебе завидую, начинаешь настоящие репетиции! И сразу в такой пьесе! Марк, идем же!


М - Ты жаждешь посмотреть на Чехова или на Сержа?


Л - Чехов, к твоему сведению, уже умер. Ты опять сердишься?


М - Я пытаюсь пошутить. Эту монополию имеют только актеры Национального?


Си - Марк, а вы читали эту пьесу?


М - Она вроде стояла у нас где-то… Надо бы перелистать на досуге… А вы?


С - Я нет. Интересное название. Я смотрела Синюю Птицу Метерлинка.


М - Точно! Метерлинк!


Л (Марку) - Ты что?


С (Встает). Так, я устал вас уговаривать. А мне все-таки надо идти. Пока разберешься с вашими капризами. У каждого семь пятниц на неделе.


Л - Почему, я очень хочу пойти, ты же знаешь. Я просто пытаюсь уговорить Марка.


С - Возьмите меня тоже, пожалуйста. Как интересно, я никогда не была на настоящей репетиции, в настоящем театре.


Л (С сарказмом) - Может, вы были в кукольном?.


С ( Взглянув на Лидию, отвечая Сильвии) - Без вопросов, само собой. Марк?


Л - Марк! Ну как тебя уговорить? Что мне сделать? (Пауза) Дотрагивается рукой до его колена.


(Марк отдергивает ногу, отворачивается от ее взгляда).


Л - Серж, ну, сделай что-нибудь.


М (Встает) - Не надо ничего делать. Я никуда не пойду, идите без меня.


Л - Марк!


М - Серж, идите, а то действительно опоздаете. Загляните к отцу, он хотел попрощаться. А у меня много дел.


С - (Смотрит на Марка и Лидию) Ну как знаешь. Приходи тогда в другой раз. Приглашение остается в силе. (Подходит пожать ему руку. Берет за руку Сильвию, которая оглядывается на Марка). Идемте, Сильвия. Лидия?


Л Я тоже останусь.


(Марк бросает на нее взгляд).


Сильвия - Ну тогда наверно все останемся? Чтобы за компанию?


Серж - Остаться за компанию - уж извините - никак не могу.


Лидия подходит к Сержу, что-то ему тихо говорит. Марк напряженно смотрит.


Потом отходит к Марку.


С - Сильвия, а я все таки приглашаю Вас. Вы не пожалеете - такого вы нигде не увидите.


С - Ой, ужасно интересно, но с другой стороны, хотелось, чтобы все вместе…


Л - А мы с Марком вас догоним. Немного поговорим и подойдем попозже. Мы же успеем, Серж?


С - Ну в приципе да, там все довольно долго, будет несколько прогонов. Первые, наверно, будут неудачные.


М - Это вы и решили, пока там шептались? Остаться с Марком, чтобы он не дулся?


Л (тихо) - Марк, мне просто надо с тобой поговорить. Наедине.


Серж - Идемте, Сильвия, мы с вами точно не хотим опоздать.


С - Да, да, конечно (оглядывается на Марка и Лидию).


С - Идемте. Они давние друзья, но тут одна загвоздка… Им надо поговорить. (Громче, как бы в комнату) Всем о ревуар. (Выходит первый)


С - Друзья.. Конечно, конечно. До свиданья! До встречи, Марк!


(Марк кивает бегло через плечо Лидии, потом стоит, смотря без перерыва на Лидию, а она на него. Оба ждут, пока закроются дверь.


Сильвия смотрит на них - Друзья… (Тихо вздыхает, выходит, прикрывает дверь за собой)


Сцена седьмая.


(Марк и Лидия стоят напротив друг друга како-то длительное время, Марк напряженно, Лидия через некоторое время мягко, нежно улыбается. Марк первый начинает говорить.)


М - Ты о чем-то хотела поговорить?


Л - Марк…. (двигается чуть-чуть ближе, касается его руки).


М - (смотрит ей в глаза, таким же напряженным взглядом) Ты хотела.. поговорить?


Л - Марк… (двигается ближе, дотрагивается другой рукой до его щеки).


М - Марк смотрит вбок на ее руку, отдергивает лицо, но через некоторое время, потом, на некоторое время отведя взгляд, опять смотрит на нее, она смотрит нежно и улыбается слегка.


Л - Марк… (подходит еще ближе к нему, смотрят друг другу в глаза, потом Лидия целуего его медленно и осторожно).


М через некоторое время решается, целует ее, потом еще раз довольно страстно и отчаянно, пытается еще, обнимает.


Лидия отстраняется. Улыбаясь, ерошит ему волосы, делает шаг назад.


М некоторое время молчит. М - Ты все-таки что-то хотела сказать?


Л (Улыбаясь) Я? (Пауза, улыбается как-то еще раз, как бы играясь) Ничего.


М ( Улыбается в ответ, как бы принимая игру, но слегка напряженно, говорит тоже как шутит) Значит обманула… как всегда…


Л (Улыбается как бы вновь, по инерции с тех улыбок, смотрят друг на друга, может пара переброшенных смешков между ними. Потом Лидия меняет выражение лица, и как бы очнувшись) Обманула? Как всегда?


М ( Тоже меняя тон) Я хотел сказать…


Л - Говори.


М - Ты не так поняла.


Л - Тогда объясни.


М - Что?


Л - Как и когда я тебя обманула.


М (Пауза) У нас же все еще может получиться, правда? (Пауза) Ты любишь меня? (Пауза, смотрят друг на друга в паралелльной первой позе. Марк через некоторе время хочет придвинуться и обнять Лидию).


Л (Остраняясь, делая шаг назад) А ты меня?


(Пауза, опять смотрят друг на друга)


Л - А? (Вопросительный звук, с иронической интонацией).


М - Кто он?


Л - Кто - он?


М - Кто он? Говори. Это Серж? Да? Я не слепой. Это он, да? (Лидия молчит). И что же ты в нем нашла? Что же вы все в нем нашли? Актер? Это твое новое увлечение? Репетиции, слияние душ в едином экстазе? (Лидия молчит, постепенно отходит к стене справа, а Марк делает шаги вперед). Или я ошибаюсь? Может, чего-то не понял? Не разглядел? (Лидия молчит) А, может, это этот, как его.. Георгий? Ходил к твоим родителям, да-да, чего это он так зачастил?… Высокий брюнет, как раз в твоем вкусе, да?


(Лидия молчит, еще отходит, Марк уже довольно истерично)


Ну а может все гораздо банальнее? Может, это Мэтт? Ну зачем же так размениваться? Или может я и здесь чего-то не понимаю? Наверно, он незаменим в одном простом, но очень важном деле? Ну и как тебе? Нравится? (Вопросительный звук с издевающейся интонацией, прямо Лидии в лицо, подошел близко, она уже прижата к стене).


Лидия дает ему пощечину. Смотрят другу на друга почти в упор, не отводят взгляд. Марк первый чуть-чуть отодвигается назад, не знает, куда смотреть.


Л - Мне надоел этот маскарад.


М (Взрывается опять). - А мне-то он как надоел!


Л - Ты хочешь знать, кто это? (Как бы движение вперед)


Марк отступает.


Л - Я спрашиваю, ты хочешь знать, кто это? (Опять делает шаг вперед)


Марк оступает.


Пауза. Смотрят друг на друга.


Л - Да, это Серж. (Пауза) Ты доволен?


М (Пауза) - Как ты могла?… (опять подходит, Лидия оступает, но не без страха, а как бы потому что чтобы дать ему место, маленький шаг назад)


Марк подходит, кладет ладонь на стену около ее головы, она как бы прижата под его рукой.


М - Как ты?...


Л (тихо) - Ты доволен?


М (смотрит на нее, на ее лицо, как бы вбирает в себя ее образ, через некоторое время трогает рукой ее волосы нежно).


Л - Доволен?


М (Отстраняясь, неестественным образом говорит). До-во-лен ли я? (Смеется истерично, убирает руку со стены). Да что ты! (отступает к назад). Я вне себя от счастья! (Дергается резко, - как бы сомневается, что ему делать, выбегает, хлопает дверью, быстро спускается). Его голос с лестницы - Смотри, на репетицию не опоздай! Он тебя заждался!


Сцена восьмая


Филип выходит из левого выхода (там - его кабинет, и еще спальня наверно). (Говорит, как бы идя, на инерции, начав говорить, когда шел к входу в библиотеку) Марк? Что происходит? Марк? (Видит Лидию, стоящую с опущенной головой у правой стены).


Ф - Лидия? Что случилось? Почему вы... (обрывает, когда она поднимает на него голову)


Л - Ничего особенного.


Ф - Как же ничего? Почему вы одна? Где Марк?


Л - Ушел… На репетицию.


Ф - На репетицию? Какую репетицию? А почему… вы здесь? Почему вы остались?


Л - А, может, и не на репетицию.


Ф - Между вами что-то произошло?


Л - Ради Бога, пожалуйста, не спрашивайте меня ни о чем…Прошу Вас.


Ф - Да, да, конечно. (Пауза) Хотите… чаю?


(Лидия смотрит на него, не отвечая, Филип отворачивается за чайником, который стоит у него на столе (который там оставил), Лидия в это время качает головой в знак отказа. Филип поднимает этот чайник, там ничего нет, идет ко второму, оставленному на столике между двумя крайними креслами справа. Поднимает его, делает пригласительный жест головой.


Лидия сомневается, смотрит на него вбок. Потом садится в крайнее место справа (сев, посмотрела на Ф, опускает голову, сидит с руками на коленях, прямой спиной). Филип берет ее чашку со столика, где они сидели с Марком, наливает ей чай. Пододвигает ей чашку вдоль столика.


Лидия слышит звон чашки легкий, поднимает голову, смотрит за ее движением (Филип двигает медленно, как бы ожидая ее реакции).


Л - Спасибо (Отрывисто улыбается Филипу, отводит взгляд).


Ф - Надеюсь, все не так серьезно, как кажется.


(Лидия отпивает чай, смотрит в пол).


Ф - Марк бывает иногда слишком резок…


Лидия молчит, поднимает глаза вперед на окно слева, опускает чашку.


Ф - Считает, что все проблемы в мире решаются одной лишь искренностью.


Л переводит глаза на него.


Ф - Вы уж простите его. Уверен, что вы помиритесь. (Смотрит на нее неуверенно во время своей фразы)


Л - (ставит чашку на стол) - Не думаю. (Смотрит ему в глаза с вызовом, потом опять опускает глаза, поворачивается в прежнюю позу боком).


(Пауза, оба молчат).


Л - Я наверно, пойду (встает).


Ф (встает тоже)- Вы не думайте, что пытаюсь вас удержать или буду его защищать перед Вами. Все мы свободные люди, и если вдруг в Вашей жизни появился более достойный человек, то … это понятно. Несмотря на то, что я его отец….


Л (Обрывает) Он вам что-то говорил?


Ф - Когда?


Л - Что он сказал Вам?


Ф (Пауза). - Он начал сомневаться, что Вы его любите.


(Лидия смотрит в пол, потом в окно, стоит боком).


Ф - И если у Вас есть кто-то другой, то я смогу объяснить ему…


Л - Он был прав. Я не могу его любить. Я хочу, я пыталась.


Ф - Что ж, мой сын еще молод, у него все впереди. А вы найдете - или уже нашли - достойного Вас человека. Возможно, более зрелого, серьезного, практичного. Уверен, что Вы будете счастливы.


Л - Я смотрю, Вы за меня уже все решили.


Ф - Извините, я не хотел Вас обидеть. Вы потрясающая девушка и достойны только самого лучшего. И как отец Марка, я…


Л (Смотрит на него резко) Имеете право знать, кто это.


Ф - Что вы, разве я могу вмешиваться. Я же в сущности посторонний Вам человек, успел составить о Вас самое высокое мнение. Я уверен, что это не менее достойный человек, чем Марк.


Лидия смотрит в пол некоторое время.


Л - Не менее. (Пауза). Я только что все сказала Марку, а у него от Вас, видимо, нет секретов. Это Серж, его друг, Вы его только что видели. (Поднимает резко на него взгляд). Извините, я пойду, хочу успеть на репетицию. (Пауза, смотрят друг на друга) До свиданья. (поспешно выходит в дверь).


Ф делает шаг вперед в сторону двери, слышен хлопок входной двери, стук каблуков по двору.

Сцена девятая.

Филип один в библиотеке. Стоит там где стоял (где-то посередине комнаты), думает. Смотрит на оставленные чашки, пытается собирать чашки, берет чашку Лидии (первую), берет ее, думает. Собирает задумчиво чашки и чайники на поднос, в это время двигается как бы по комнате. С этим подносом смотрит на полки с книгами. Вдруг останавливается, смотрит в одно место, подходит поближе. Поворачивается, смотрит куда поставить чашки, ставит на свой стол. Подходит обратно к тому месту. Вынимает оттуда красную папку.


Ф - Странно, почему она здесь? Кто ее сюда положил? Вместе с книгами…


Подходит к столу, отодвигает чашки, кладет папку, смотрит на нее. Присаживается к столу, медленно открывает. Достает отдельные листки, начинает смотреть, что там. Смотрит, хмурится, присаживается. Смотрит, читает медленно. Потом сидит, положив локти на стол, на них голову свесив, тишина.


Слышен звонок телефона. Филип вздрагивает, смотрит на телефон. Идет, оглядывается на папку, закрывает ее, подбегает к телефону, который уже долго звонит.


Ф - Да? (Пауза) А, привет, как дела? Дожди? Ну, естественно. А, да, да, все нормально. Нет, он ушел. Не докладывался. Вместе ушли. Не знаю точно. Днем были у нас. (Пауза). Я один. А почему ты спрашиваешь? Нет, не понимаю. Все нормально, я же сказал. Какой голос? Нормальный голос. Как всегда. (Пауза). У тебя-то самой все хорошо? Как конференция? (Пауза) Ни с того ни с сего звонишь, вся на нервах, меня пытаешься взвинтить. Нет, я не понимаю. Да, я один. А ты одна? Никуда не собираюсь, может, спать лягу. (Пауза) Да, Марк ушел. Разговариваю с тобой по телефону, что делаю. Хелен, давай прекратим этот странный разговор, он начинает действовать мне на нервы. Позвони завтра. Только без этих странных допросов. Да, буду ждать. А сейчас пойду работать к себе в кабинет. Устраивает тебя? Ну все, пока, пока.


Филип опять подходит к столу, садится, смотрит в сторону телефона некоторое время. Потом открывает папку, смотрит на листки. Что-то пишет, сумерки сгущаются. Встает - видно фигуру в надвигающейся темноте, становится полностью темно на сцене некоторое время, слышно шуршание листами бумаги из папки, Филип стоит над столом, задумавшись.


Сцена десятая - «Видения»


В темноте свет выхватывает фигуры по очереди:


Х - Ну как же, так никто и не заходил? Что же мы, получается, совсем одни? Да не может быть, не верю! ( смеется)


Дальше на фоне слышного смеха Хелен - ее больше не видно, свет выхватывает Сильвию.


Си- Ну почему же? Нас было много! Огромная кампания! Я совсем не скучала! Было так весело! Никогда еще мне не было так весело! (Кружится в танце вбок, на край сцены на авансцену влево, смеется своим другим смехом)


Х - (как бы продолжая свою интонационную тему) - Ну это мило! А, может, оно и к лучшему? В наши-то года… Несомненно к лучшему! (Меняет выражение лица гротескно, неестественно) А теперь все к столу, все к столу! (Хлопает в ладоши, созывая людей, убегает в левый выход, слышен ее смех).


Симона (ее выхватывает свет, она стоит на проходе, куда вбежала Хелен) - Наши года, я считаю, самые прекрасные, здесь не может быть сомнений. Все только начинается! Хочу признаться тебе откровенно, я решила пользоваться этой жизнью. Да, да. Что ты думаешь? Я решила завести себе… (торжественно, и хитро улыбаясь) любовника! Ну лет эдак на 20 моложе меня.


(Хохот Хелен из левой двери, хихиканье Сильвии, Симона в ответ тоже смеется характерным для нее слегка мужским по тембру смехом.)


Симона - Да, да. Как тебе эта новость? Завидуешь? Да это в нашем возрасте (хихиканье Сильвии) очень рекомендуется. Обновление организма. Вторая молодость (Хелен смеется, слышно, что ее смех приближается, видно гротескную улыбку Симоны в ответ). Скажу тебе больше. Я его уже завела!


( Хелен, смеясь иронически, .выходит из левой двери, стоит подбоченясь, в дверях).


С - Да, да, да. Он прелесть, и многое понимает ( Смеется) Признайся, наверняка мне завидуешь? (поворачивается к Хелен, обмен смешками между ними. Идет в сторону Сильвии, стоит перед Сильвией) А? (Сильвия хихикает, Симона - смешок в ответ). Симона разворачивается в зал, говорит слегка мужским, хриплым голосом. - Завидуйте, мне не жалко! Теперь мне все равно! Потому что проект-то ( улыбается гротескно, смешок), проект готов! ( Двигается движениями, гротескно напоминающими пьяную походку, к правой двери. Выходит, оттуда слышен ее смех).


Х - Проект готов? Проект готов. (Хлопает в ладоши) Все к столу, все к столу! (Смеется, отдаляется чуть-чуть в кухню. Сильвия хихикает.


Вдруг все это обрывается, здесь тьма, выхватывает свет Ф, который стоит над столом в той же позе.


Ф - Прекратить! Хватит!


Собирает быстро бумаги ворохом в папку, с ней под мышкой идет к лестнице на кабинет, оставив чашки. Когда он поднялся больше чем, на половину, становится опять темно. В темноте начинается пение Лидии справа ближе к авансцене, как бы за креслами справа, по мере пения ее фигуру больше выхватывает свет.


- Там у вышневому саду, там соловейко щебетал. До дому я просилася, а ты мэне все не пускал…


Свет выделяет фигуры Сильвии, Симоны и Хелен через некоторое время - Си слева, Хе слева из выхода, Симона справа из выхода. Они начинают заглушать ее пение своими вариантами смеха, делают шаги в ее направлении все втроем, в сумбурном, но целом порядке наступления на нее.


Лидия прислоняется стеной к шкафу, у которого стоит, смотрит на них. Потом запрокидывает голову, смеется безудержно, как бы над ними и чему-то своему. Все фигуры во время смеха как бы боятся ее поведения и отходят ( не вместе, по разному, но в свои первоначальные позиции - Симона и Хелен за пределы выходов, Сильвия в угол левой авансцены, где ее не видно, там темно). Однако их смех слышен. Темнота полная наступает. Лидия продолжает смеятся. 4 разных смеха слышны в какофоническом, демонически звучащем варианте. Слышен топот разных ног.


Сцена одиннадцатая.


Вдруг резко включается свет. Марк заходит справа, бросает беглый взгляд на библиотеку, кресла, направляется к левому выходу, говорит истерично.


М - Папа? Папа? Все кончено! (У левого выхода, крича туда) Папа! (открывает дверь влево, слышны его шаги, на сцене слабый сумеречный свет, из левого выхода слабый дополнительный свет).


Вставка видения


Слышно пение Лидии (ее самой нет) - Что ты жадно глядишь на дорогу, В стороне от веселых подруг…. (куплета два).


Голос Марка (шепот громкий) - Потрясающе! Великолепно… (Пауза. Легкий смех Лидии нежный). Иди ко мне… Я люблю тебя. (Приглушенный их общий смех около друг друга,.звук поцелуя).


Конец видения


Слева - стук в дверь.


М - Папа, ты здесь? (Открывается дверь там слева, резкое увеличение света слева, большой поток). Звук кашля в ответ сильного, резкого - С тобой все нормально? (Пауза) Папа, все кончено. Все кончено.


Конец 2 действия

ТРЕТЬЕ ДЕЙСТВИЕ


Проходит недели две-три. Конец сентября. Кабинет Филипа. День, переходящий в ранний вечер.


Сцена первая

Филип сосредоточенно работает. Стук в дверь. Голос Хелен - можно? Филип - Да, да, заходи, только ненадолго, я работаю.

Х - Надеюсь, что ненадолго.

Ф - (Оборачивается). Конечно, заходи, дорогая.

Х - Извини, что отвлекла. Подходит к столу, осматривает бумаги. Это что-то важное? Во что мне не стоит вмешиваться.

Ф (С усмешкой), перебирая бумаги. В это точно не стоит. Обзор новых выпущенных книг отдела точных наук - думаю что это интересно только мне - и - сделаем такое допущение - их авторам.

Х - Однако наверняка есть что-то более интересное, что ты бы мог мне показать?

Ф - Ты о чем? И что это за иронический тон?

Х (Пауза) - Филип, нам нужно серьезно поговорить.(смотрит куда присесть, садится на стул в отдалении, выпрямляет спину, руки на колени перед собой).

Ф - Хорошо, давай поговорим, хотя ты знаешь, я бы еще поработал, может за ужином…

Х - Нет, нам надо поговорить сейчас, пока мы одни...

Ф - Хорошо, если ты так хочешь ( разворачивается)

Х (Пауза) - Ты знаешь Барни?

Ф - Барни? Какого Барни? Дорогая, послушай, но мне действительно надо поработать.

Х - Барни, он работает в вашем издательстве, лысоватый, иногда курит трубку.

Ф - Так, видимо, это вопрос жизни и смерти, знаю ли я Барни. Ну что-то припоминаю, такой весельчак, мы с ним редко пересекаемся, он больше предпочитает женский контингент. Ну так и что же Барни?

Х - Он был со мной на конференции. Ты знаешь, он еще работает на пол-ставки преподавателем в Холловуей.

Ф - А, допустим. И он был с тобой на конференции. Предлагал перейти к ним в Холловуей? Дорогая, сто раз подумай. А мой вердикт - категорически не стоит. А сейчас извини, мне реально надо поработать.

Х (Пауза) - Филип, он сказал, что ты, что у тебя… что многие в издательстве догадываются, даже имеют веские доводы, знают наверняка, что ты… что у тебя (Плачет)…

Ф - Господи, тебе что-то наплел гнусный Барни и ты уже плачешь.

Х - Почему, почему ты ставишь меня в это унизительное положение? Я должна это выслушивать, причем не от тебя, а от других, и не где-нибудь, а на научной конференции…

Ф - Дорогая, я поражаюсь твоей логике. По-моему, это Барни поставил тебя в идиотское положение, да и немудрено, потому что он сам идиот. ( пытается засмеяться)


Х - Господи, ты еще и позволяешь себе язвить. Так вот. (Резко и быстро). Люди говорят, что у тебя есть любовница, и скорее всего это кто-то из издательства. (Меняет тон). Боже, почему это происходит со мной? Именно сейчас, когда Марк.. (Пауза, смотрит не него выжидающе) Ты молчишь, и это подтверждает твою вину, это ясно…


Ф - Это подтверждает только мое удивление, и по следующим веским поводам - что этому Барни вообще до меня есть какое-то дело, хотя я его почти не знаю, раз, что он посмел наплести про меня такую чушь, два, и третье, самое важное, что ты вот так взяла и всему этому поверила. Дорогая, извини, но я удивлен. А скорее всего, ты подумай - наверняка этот Барни положил на тебя глаз. (пытается засмеяться).


Х - О господи (плачет) Я ничего не хочу у тебя выпытывать, я никогда не опускалась до всей этой грязи, до ревности, я всегда была выше этого. И этот Барни действительно мерзок…


Ф - Несомненно…


Х - … и поэтому я даже не подала виду, что обратила внимание на его слова. Но потом я стала задумываться, стала присматриваться, прислушиваться к своим чувствам. Ты ведь действительно в последнее время так изменился, так отдалился от нас - от меня, от Марка. Тебя часто нет, а если ты дома, ты запираешься у себя в кабинете и что-то пишешь (срывается) и возможно…. возможно… это не всегда отчеты о новых книгах.


Ф (язвительно) Конечно, не всегда. Иногда это и отчеты о старых. Дорогая, значит у тебя выходит что? Я много пишу. Следовательно, я тебе изменяю. Убийственная логика, я потрясен.


Х - Ты опять язвишь и передергиваешь меня (слезы), а твои тайны так и остаются только твоими тайнами. Ты как будто живешь в двух измерениях - одно для себя и для твоих… бумажек, другое - для меня, для нас, здесь ты сама святость, к тебе не подступишься. Я долго заблуждалась, видела только твою показную сторону, но теперь мои глаза открылись. Дорогой, я не могу тебя потерять. Ведь это предательство нашего прошлого, будушего нашего сына.


Ф - Дорогая, я не меньше тебя дорожу будущим нашего сына. И разве я когда-либо давал тебе повод думать, что я не люблю тебя? Но зачем касаться этого сейчас, на таких истеричных тонах? Зачем эта драма? Даже я бы сказал, комедия? Из за каких-то пустых слов посторонних людей? В этом нет логики. И разве это достойно нас, современных людей? Если тебе хочется, чтобы я это еще раз подтвердил - дорогая, я очень люблю тебя и Марка. Ну, а нужно ли все это?


Х (Успокаивается, вытирает слезы). Не знаю, чего достойна я, чего достоин ты. Просто у меня на душе стало так неспокойно, и все возможные скандалы были бы не к спеху, когда мальчик так страдает…


Ф - Скандалы - это действительно лишнее, и не только сейчас, а в любое время дня и ночи. А мораль, дорогая, только одна - не надо слушать малознакомых тебе людей. Барни что-то ляпнул, и теперь наш дом должен пойти кувырком. Это было бы просто вне всякой человеческой логики. Не удивлюсь, если он имеет на тебя виды. (Подходит к ней, улыбается, обнимает за плечи)


Х - (Смотрит на него снизу вверх, преданно). Да, ты прав, скорее всего прав. Я постараюсь успокоиться и не думать об этом.


Звонок в входную дверь.


А, это наверное Симона. Она позвонила предупредить, что придет, ей надо поговорить с тобой о каком-то проекте. Пойду открою ей. Не буду вам мешать.


У выхода оборачивается, смотрят друг на друга.


Ф -Хорошо. Скажи ей, что у меня не много времени. Мне ведь, к сожалению, действительно надо закончить обзор, хотя никто в этом доме мне не верит (улыбается)


Хелен выходит.


Сцена вторая. Симона и Филип


Филип один, пытается что-то писать, но уже напряженно, не так, как раньше. Останавливается, слегка прикрывает окно. Берет красную папку из нижнего ящика, смотрит не нее, думает куда положить, подходит к книжному шкафу, закладывает ее за книги, уравнивает книги, слышит шаги Симоны, садится на место, изображает, что пишет, но уже искусственно.


Симона (стучит). Можно?

Ф - Да, входи.

С - Здравствуй, Филип. Как твои дела?

Ф - Хорошо, а твои?

С - Ты знаешь, вполне неплохо. Извини, я не отвлекла тебя? Ты над чем-то работал?

Ф - Да, нет, так, обзор новых книг. Пора сделать маленький перерыв. Хелен сказала, что ты хотела поговорить со мной о чем-то?

С - Да, ты знаешь, тут недавно распределяли проекты. Я знаю, что немецкий мой язык, и я разнопрофильный специалист, но я не понимаю, почему именно мне дали такую скучную и длинную книгу, хотя там были другие, гораздо более интересные?

Ф - Ты знаешь, что не я их распределяю. Ты могла бы позвонить моему секретарю. Есть деловая иерархия.

С - Да, да, конечно. Но надеюсь, все-таки можно будет что-то придумать. И еще, ты знаешь, тут в следующем году планирется тур Кингсли Эмиса по США, и я подумала, что я могу попросить тебя… Там нужны специалисты моего профиля…

Ф (Хмурится) - Хорошо, я подумаю. Это все?

С - И при этом совершенно не знаю куда девать Макса.

Ф - Ну а я-то здесь при чем? Возьми его с собой.

С - С собой? Боюсь, весь проект пойдет на смарку. Я думала об этом, я знаешь что, я вспомнила, что у вас есть этот милый летний дом в St Ives, куда вы каждое лето ездите, и я подумала, может будет не сложно взять его с собой. Он уже взрослый, вы его даже не заметите.

Ф - Значит твое лето полетит на смарку, а мы его даже не заметим…. И почему ты не спросила Хелен? Она твоя подруга. Не стоит путать деловые отношения с личными.

С (меняя тон) - Ты знаешь, по некоторым наиболее важным вопросам моей жизни я всегда обращаюсь именно к тебе.

Ф - Да? И почему? Я не оракул.. И я повторяю - не стоит мешать личные отношения с деловыми. Тем более, подчеркивать наше знакомство в издательстве. Это может создать неправильное впечатление обо мне. Симона, я как раз хотел спросить у тебя, так, между делом, не замечала ли ты, каково обо мне мнение среди работников? Что говорят? Может, я кажусь странным - работаю всегда один, отделяюсь от коллектива. Может, мне надо быть чуть-чуть более открытым? Как ты думаешь?


С - Я думаю, что ты действительно изменился в последнее время, и это заметно.


Ф (Напрягаясь) - Да? Ты думаешь?


С - Да, но это заметно только тем людям, которые по-настоящему о тебе заботятся. Именно об этом я и хотела с тобой поговорить.


Ф - О том, как я изменился? Ты начала с проекта….


С (с достоинством) - Ты абсолютно прав, было бы низко пользоваться тем, что я дружу с женой своего начальника. Нет, проект только прикрытие. Нам с тобой все и так уже давно понятно.


Ф - Ты о чем? Что понятно?


С (пододвигает свой стул) - Позволь быть с тобой откровенной, поговорить с тобой не как коллега с коллегой, а скорее как приятельница с другом, как женщина с мужчиной.


Ф - А если не позволю?


С - Я думаю, что для нас обоих так будет лучше. (Вдруг резко, после паузы). Филип, я знаю, что ты влюблен, влюблен безнадежно, бесконечно, самозабвенно…


Ф - Ты.. что-то знаешь?


С - Филип, я женщина и все понимаю.


Ф (с отчаянием) Но об этом это не должен был, не имел права знать никто…


С - Ты прав, об этом не должен знать никто, кроме нас с тобой. И не стоит с этим бороться, потому что это бесполезно….


Ф ( В ужасе) Да?... Откуда ты знаешь?


С - Конечно. Поверь мне, я знаю. Я уже пробовала, у меня ничего не получилось.


Ф - Что… что не получилось…. (близок к срыву, одно кричит другое шепотом) Двигается рывками по направлению к полкам с книгами.


С - Не получилось… Я люблю тебя, и ничего не могу с этим поделать… Любимый.. Мой..


Ф - (Поворачивается резко спиной к шкафу). Молчит.. Потом шепотом, сползая слегка спиной. Что?.... (тихо) Сумасшедший дом…


С - Да, я тебя. И я простила тебя за все, за то, что ты так во мне ошибался, за то, что скрывал свои чувства, за все.


Ф молчит, сползает еще ниже, сидит на полу.


С - Но когда я нашла это, (достает кусок красивой песочной бумаги), я поняла, что молчать и таиться бесмысленно и глупо.


Ф - Резко встает, с криком придушенным - Что? Что это? Где ты это взяла? (В бешенстве хватает кусок, пробегает по нему глазами). Дальнейшую ее речь едва слушает.


С - Этот листок лежал на полу в библиотеке. Мы как раз разговаривали с Хелен… Я не стала привлекать ее внимание, зачем устраивать скандал. (Пауза) Дорогой, ты ошибся во мне. Меня не привлекают мужчины на 20 лет меня младше, может это лакомый кусок для других, но не меня. По-моему, согласись, это вообще извращенство. (Пауза). Дорогой, я давно люблю тебя… Дорогой, ты меня слышишь? Не смотри на меня так…


Д (Вдруг очнулся) Немедленно прекратите называть меня «дорогой»!


С (тетрально вздыхает) - Но ведь кому-то на этом свете нужно сказать правду…


Д - Прекратите этот театр немедленно. Будет лучше, если вы больше не будете появляться в нашем доме, это неизбежно приведет к скандалу.


С - Дорогой, можно вполне обойтись без него. Я решила, что будет нечестно скрывать это от Хелен. Как подруга, я должна ей все рассказать. Я уверена, что ты согласишься со мной, это мудрое решение.


Ф (Порывается что-то сказать, потом тихо) Только ради Бога, не вмешивайте сюда Хелен, не показывайте ей ничего. Что Вам от меня надо? Продвижение, зарплату, новый проект? Я все сделаю.


С (голосом смирения) - Мне ничего не надо, и Хелен я пока не буду ничего показывать, я ценю ее покой. Дорогой, я не тороплю тебя. Обдумай все, и я поступлю так, как ты сочтешь нужным. Подходит к нему. Кладет руки его себе на талию. (Ф отдергивается, но слабо). У нас еще все впереди. (Целует его). Не забудь, я хочу знать все, что ты написал про меня, все, я знаю, ты где-то тайно хранишь это. (Филип резко отдергиввает руки, делает шаг назад к книжным полкам). Симона тоже отходит, поворачивается лицом к двери. (Искренним своим тоном) Господи, я так счастлива. Поворачивается к нему извини, мне надо покурить, нужна затяжка, именно сейчас, это невозможно….. Выбегает, на ходу доставая сигареты.



Сцена третья.


Филип один в кабинете. Ходит по комнате, открывает занавеску, смотрит за окно, прикрывает ее. Не до конца темно, светит торшер. Подходит к столу, наклоняется на прямых руках на стол, свесив голову вниз. Отходит, ходит по комнате туда и обратно. Присаживается на стул, на котором сидела Симона (стоит посередине кабинета), встает, отшвыривает его ногой к стене назад. Подходит к столу, начинает открывать ящики стола. Открывает все по очереди, бегло заглядывает внутрь, захлопывает. Вдруг останавливается, подходит к книжному шкафу, достает папку, садится с ней на пол, рязвязывает, начинает доставать и в отчаянии рвать отдельные листки.


Нет, не могу…


Склоняется над папкой, плачет.


Неужели это все?


Долго сидит, склонив голову, потом поднимает, смотрит невидящим взглядом вперед, встает, опять открывает ящики, уже внимательно, проводит рукой внутри. Из самого нижнего достает кожаный футляр. Кладет его на стол, проводит ногтем по коже. Открывает, смотрит внутрь, закрывает, запрокидывает голову вверх, стоит неподвижно. Поворачивает невидящим взглядом голову вправо, видит папку, бросается к ней на корточки, собирает бумажки, комкая в ладонь, не знает, куда выкинуть, то в мусорное ведро, то в один из ящиков, то думает выкинуть в окно, то подносит ко рту, хочет пережевать


Идиот. (выплевывает мокрую бумагу)


Комкает остатки в руке сильнее, выкидывает в ведро. Прикрывает сверху несколькими бумагами, которые отрывает от того, где только что писал отчет. Подходит к папке, берет ее двумя пальцами, как что то заразное, думает, куда ее положить. Кладет в сейф слева от стола, закрывает сейф на ключ, думает куда положить ключ, кладет рядом с вещью в футляре. Достает вещь из футляра - это револьвер. Осматривает его, проводит пальцем по поверхности. Кладет его на стол. Закрывает плотно занавеску. Становится полутемно. Поворачивается как бы в профиль и вперед на сцене, крутит револьвером, потом прикладывает к сердцу, к уху, к голове (чтобы было слегка театрально, но серьезно). В рот (судорожно сглатывает). Думает. Выключает торшер.


Тишина. Пауза.


Голос Филипа в темноте: Нет, это смешно.


Слышно в темноте движение тела, открывание ящика, рукой снизу нащупывая, включает торшер, берет рукой футляр со стола, кладет туда револьвер и кладет его обратно в ящик. Встает, садится в свое кресло, поправляет торшер. Переворачивает новый лист. Пытается собраться. Смотрит на часы на стене справа. Проходится по комнате. Садится опять, постепенно сосредотачивается заново, начинает что-то отрывисто писать.


Стук в дверь.


Резко дергается, поворачивается, захлопывает что писал, отодвигает это резко в сторону. Бросается к книжному шкафу, потом что-то вспоминает, бросается опять на место, нервно крутит в руках ручку.


Голос Марка: - Папа, можно к тебе?


Успокаивается, откидывается на кресле, разворачивается лицом к двери.


Ф: - Да, конечно. Входи, Марк.


Сцена четвертая. Входит Марк. Филип и Марк в кабинете.


М - Папа, почему ты сидишь в темноте?

Ф - Работаю. Почему в темноте - вот светит торшер.

М - Но за окном день. (Подходит к окну). Давай я окрою окно, я не могу c тобой так говорить.

Ф - А, ну конечно, открывай.

М - (Открывает занавеску, Филип щурится. Выключает торшер). Вот так лучше по-моему. (смотрит на него сбоку) Можно мне сесть?

Ф - Да, да, конечно. Присаживайся, пододвигай этот стул (смотрит на перевернутый стул), или вот лучше может то кресло, садись.

М - Хорошо, папа. (Двигает кресло из дальнего угла к креслу у стола - примерно туда, где раньше стоял стул, который перевернутый лежит у стены. Поворачивается к стулу, поднимает его, ставит ровно у стены. Садится неловко, торопливо в кресло) Хотя, ты знаешь, я ненадолго. Сюда может прийти она.

Ф - Она?

М - Лидия. Она уже здесь.

Ф - Уже здесь?

М - Да, пришла попрощаться. Не хочет оставлять плохого впечатления - очень в ее стиле. Нет, ну конечно, с вами-то она отношения не портила, особенно с тобой.

Ф - Особенно со мной?

М - Папа, хоть ты можешь разговаривать со мной нормально?

Ф - А я что делаю?

М - Что ты все повторяешь, что я сказал? Тебе неинтересно? Я могу уйти.

Ф - Марк, я слегка устал. Ну и что она?

М - Она хочет зайти с тобой попрощаться, вот и все. Она всегда тебя уважала, и не хочет, чтобы теперь из-за меня ты к ней плохо относился. Все должны ее обожать, несмотря ни на что.

Ф - Ты несправедлив.

М - Вот видишь, даже ты ее защищаешь. Да я вовсе не хотел о ней, наоборот, я просто хотел предрупредить, что когда она зайдет, я сразу выйду, и чтобы ты меня не задерживал, не приглашал с вами посидеть, а то все выйдет мерзко.

Ф (Пауза). Хорошо. Вы сегодня прямо сговорились.

М - И еще… Не стоит и говорить, потому что ты и не собирался этого делать… Ради бога не защищай меня. Вот, мол, так жалко, он такой хороший, Вы многое потеряли, бросив нашего Марка, я конечно ничего не могу поделать, но мне так жаль, и со своей стороны. Не надо всего вот этого, ладно?

Ф - Я и не собирался это говорить, это унизит и меня, и тебя. Я думаю, у меня вообще будет время только попрощаться, мне надо работать.

М - Вот именно. Спасибо, папа. Спасибо… Слушай, ну почему, почему она поступила так подло? Почему? Что во мне не так? Почему он, а не я?

Ф - Слушай, а вот такие вопросы действительно глупы. Ты должен уважать себя. Это так же глупо, как если бы я стал причитать, а почему не я (Улыбается). Забудь ее, это всего лишь первая любовь, но уверяю, не последняя.

М - Хм, почему же это первая? Ты не знаешь…

Ф - Хорошо, хорошо, первая сильная любовь. Здорово, что ты ее испытал, проверил свои чувства. И именно ты оказался на высоте, а не она. Что меня не удивляет, если честно. Женщины - не такие уж и возвышенные существа. А за тебя я рад. Ты умеешь любить. И должен любить. Не ее, так другую.

М - Ладно, папа, мне сейчас не до нотаций, честное слово. Должен любить, будешь любить. Ты бы лучше посоветовал, как отомстить, как доказать ей… Чтобы она…они вдвоем… не посмеялись надо мной.

Ф - Наверно, чтобы они вдвоем не посмеялись над тобой, надо или застрелиться, или подсыпать ей, а еще лучше им обоим яду, либо вызвать его на дуэль - что может быть проще?

М (Пауза, смотрит на него) - И что бы ты выбрал?

Ф - Я вообще-то шучу.

М (Пауза). Понятно… Хотя про дуэль, ну в смысле избить его, как раз.. Это вполне по-мужски…

Ф - Конечно, по мужски. Избей, а потом сядь и жди, когда она к тебе вернется, и будет просить прощения. А он пожмет тебе руку, извинится и признается, смахнув слезу, что поступил подло..

М (Пауза, смущается). Но папа…

Ф - Сынок, это иллюзии. А это - показывает на дверь, как бы собирая в жест весь дом - жизнь… И надо жить, даже если…

М - Если везде ложь, обман? И правду называют иллюзиями? Нет уж. Я решил…


Стук в дверь, голос за дверью - мистер Карлайл?... К вам можно? Я хотела попрощаться.


М - Она…. Не успел уйти. (Останавливая Филипа от ответа). Подожди (отодвигает в спешке кресло обратно), сейчас. Встает у двери, спиной к отцу, лицом к двери, складывает руки на груди, смотрит надменно вдаль. (потом вдруг сбрасывает с себя позу и вид, поспешно начинает доставать и закуривать сигарету…


Ф - Марк, что это за спектакль?


М - Закуривает, опять встает в независимую позу, руки сложены, куря, дым вбок, смотря вдаль. Филипу, надменно - Пусть входит.


Ф - (тихо) Марк, это смешно… (Меняя тон, громко). Да, да, входите, Лидия.


Сцена пятая.


Лидия входит, останавливается у двери, смотрит на Марка. Марк стоит в своей позе, потом злобно смотрит на Лидию, потом подходит отряхнуть пепел к пепельнице (где-нибудь стоит на столе), Филипа хлопает по плечу: Ладно, папа, я пойду, мне некогда… Извините… (пытается обойти Лидию)


Лидия - Здравствуй, Марк.

М - А да, да, очень приятно…. Извините …. (Оборачиваясь к Филипу). Папа, да, я все-таки думаю, что предложение этого банка стоит рассмотреть, это хороший карьерный ход. Обсудим с тобой потом, наедине… (Хочет выбежать, обойти Лидию)

Л - Марк, ты не останешься?

М - Нет, что ты, дорога каждая минута, много работы. Извини. (Пытается пройти)

Л - Но ты толком не выслушал меня. Я пришла сказать… Мы не можем так расстаться…

М (Пауза, искуственно) - Не можем? А я бы сказал, что уже смогли. Вы хотели видеть отца - он перед Вами. Прощайтесь на здоровье. Не смею вам мешать.

Л - Извини, что я это говорю, но мы должны, непременно должны остаться друзьями. И когда-нибудь ты поймешь, что я ни в чем перед тобой не виновата.

М - (Искуственным тоном). Как меня утомила эта комедия. Ради бога, дайте мне пройти.

Л (удерживая его за рукав) - Марк…….

Марк выдергивает свою руку, выбегает.


Сцена шестая. Лидия и Филип.

Лидия сначала смотрит вслед Марку, потом вниз, потом смотрит на Ф.


Ф - Вы ожидали чего-то другого? Возможно, вообще не стоило приходить сюда.

Л - Простите меня ради Бога. Я оскорбила вашего сына, он считает, что я его предала. Но я не хотела оставаться в глазах Вашей семьи подлой интриганкой. Я пришла попрощаться.

Ф - Марк прав, вы говорите и ведете себя слишком театрально. Пришли прощаться? Ну прощайтесь. Вы ждете, чтобы я расплакался от Вашей доброты? Я не держу на Вас зла, конечно, давайте попрощаемся. Пока, я надеюсь вы это понимаете, не стоит ходить сюда, но когда-нибудь возможно мы рады будем Вас увидеть. Когда-нибудь в будущем.

Л - Вы абсолютно правы, Вы сердитесь на меня из-за Марка, вы его отец. Но я ни в чем перед Вами не виновата. Мы же все-таки живем не в средневековье. Я пришла попросить у Вас совета, но чувствую, мне лучше уйти.

Ф - Я думал, Вы пришли попрощаться. Попросить совета? В последнее время все явно переоценивают мои способности в этой сфере. Может, поверили какой-то рекламной кампании? Уверяю, все это только видимость. (усмехается).

Л - Наверно, мне лучше уйти. Извините. Я была очень рада познакомиться с Вами, и в какой-то мере Вы изменили мою жизнь.

Ф (Пауза) - Ладно, действительно, что это я. Вы всего лишь молодая неопытная девушка, такая же, как мой сын. Мы в ответе за тех, кого приручили. Не могу отказать Вам в последнем совете. Что Вы хотели спросить? Дельфийский оракул весь во внимании.

Л (Улыбается). Я хотела… Только пожалуйста,ответьте мне не как отец Марка, а просто как посторонний, как отвлеченный.. мужчина…

Ф - Отвлеченный мужчина?

Л - Извините, не то слово. Как мужчина, с которым нас ничто не связывает, который мог бы..

Ф (Резко) - Я Вас слушаю.

Л - Филип, я просто… Скажите, как мне признаться в любви к человеку, который еще не знает об этом? И не подозревает о них, не ждет о них, связан узами…

Ф (Пауза)- О ваших чувствах? Связан узами? Чтобы я посоветовал Вам, как отвлеченный мужчина, как вы выражаетесь? Извините, но в Вас действительно есть какая-то черствость, склонность к интриганству, уж простите за откровенность. Решите этот вопрос сами.

Л - Несомненно, Вы правы, это ужасно… Но посоветуйте мне пожалуйста, мне не к кому обратиться, Вы опытный, мудрый человек, Вы мужчина.

Ф - Вы мне об этом уже несколько раз напомнили в течение пяти минут. Связан узами и не подозревает? Подозревает, наверняка подозревает. Наверняка, такой же интриган, как и Вы.

Л - Не смейте! Пожалуйста, не смейте. Он тоже мужчина.

Ф - Ну надо же. Сколько их развелось в последнее время.

Л - И тоже умеет чувствовать, страдать.

Ф - Вымирающая особь.

Л - И иногда мне кажется, что он - вы знаете, как бы это сказать - бьется в отчаянии, потому что его тайные помыслы кажутся ему самому низкими, отвратительными

Ф - (Пауза). Да что вы…

Л - Но я так не считаю, не считаю, не имею права так считать. Ничто не может быть низким, мы не имеем права судить других.

Ф. (Пауза). Вы просто сама добродетель…

Л - И я хочу помочь ему освободиться от пут, во всем разобраться. Ведь он еще молод, и у нас все впереди.

Ф (Пауза) Как интересно. Однако. Пригласите этого счастливчика на Ваш психоаналитический сеанс. У вас явные способности.

Л - (Молчит, смотрит на него). Я Вас не понимаю.

Ф - Так и кто он? Извините уж за откровенность, но Вы сами начали…

Л - (Молчит)… Он… Но вы иронизируете…

Ф - Какая ирония? Не смею обидеть чувства юного, прекрасного существа, которое, тем не менее, только что бросило моего сына. Подождите, а разве это не Серж? Вы уже и его бросили? Какая вы, однако…

Л - Нет, это, это все он же… Серж. Я разве уже говорила Вам?

Ф - Конечно. Не стоит быть такой забывчивой, мужчины Вам этого не простят. Серж отличный парень. И наверно не стоит сообщать мне о его гнусных помыслах - я их вроде не замечал. Разберитесь с ними сами.

Л - Да, да, конечно. Конечно. Вы правы. (Пауза). Я просто хотела спросить Вас, как лучше признаться ему в любви.

Ф - Родная моя, у человечества тысячи способов, что же Вы, право. Почитайте всю эту Вашу литературу, о которой Вы мне твердили. Спросите у Ваших знакомых юных созданий, таких невинных, а на самом деле вон каких… Спросите у них. Только ради бога, не опрашивайте весь наш дом, он еще не готов к этому социологическому опросу.

Л - Вы строги и язвительны, но удивительно мудры.

Ф (Пауза) - Наверно, наша аудиенция слегка затянулась. Согласитесь, меня может неправильно понять жена. Всего Вам хорошего.

Л - Я послушаюсь Вашего совета.

Ф - Совета? Тут я отказываюсь Вам советовать. Впрочем, только одно.

Л (Останавливается). - Да?

Ф - Непременно отправьтесь с ним в путешествие в Италию. Рим, Колизей, виноградники, Венеция, великие мастера. Это разрушит все его гнусные помыслы, если вы их, правда, сами же и не придумали. Желаю счастья! Вам и ему.

Л - (Пауза) Спасибо.



Сцена седьмая.

Вбегает Макс. (Видит молчащих Лидию и Филипа, смотрящих друг на друга). (Пауза) Потом быстро - Лидия, Лидия, вы еще здесь? Мама и тетя Хелен хотят прогуляться, пойдемте с нами, я хотел Вам показать одно место в Гайд-парке, вы наверняка не знали даже, что оно существует. Пойдемте, пожалуйста, ведь вы наверно больше не придете…

Л - Что ты, Макс, непременно приду, когда-нибудь еще обязательно приду. А сейчас пошли, пойдем прогуляемся, я так хочу посмотреть это место.

М - Да, да, ты о нем никогда не знала, ой, извините, Вы не знали.

Л (Смеется). (Двигаются к выходу) Зато я вот собираюсь поехать туда, где ты точно никогда не был.

М - В Диснейленд? Да ну?

Л - Тоже неплохая идея. Мы бы с тобой обязательно застряли в мертвой петле, правда? (смеется)

М - И ты не боишься? Какая ты смелая. Но я бы тебя вытащил.

Л - А то. А пока я еду всего лишь…в Италию. Очень хочу посмотреть Рим, Колизей, виноградники.

М - А чего их смотреть, эти виноградники?..Не, ну здорово, конечно.

Л (Поворачивается) - До, свиданья, мистер Карлайл.

М - Там зато можно связаться с мафией, вот это было бы круто. Хотя одной опасно.

Л - А я еду не одна.

М - А, ну тогда ты в безопасности. И если что, звони мне. Звонок с Сицилии - ты - Вы- в руках мафиози - я срочно выезжаю, ничего не говорю маме, беру крутую машину…

Ф- Да уж, лучше не говори, а то мама тут же сама помчится за тобой на крутой машине. И не забудьте обогнуть Ла-Манш.

М (Оборачивается, улыбается). А моя будет круче, не догонит. До свиданья, дядя Филип.

Ф - До свиданья. Хорошей прогулки. И не держите на меня зла.

М - Нет, ну после того как вы сказали маме, что я смотрел телевизор пять часов подряд…Я просто в шоке…

(Лидия и Филип смеются оба по-нервному)

Л - Пойдем, пойдем скорее в парк, мама ждет.

М - А что, шок - это вполне нормальная реакция.


(Выходят, Лидия обнимает Макса за плечо, оглядывается, но не смотрит на Филипа, а смотрит куда-то вбок, урывками на него. Филип закрывает дверь за ними, принужденно улыбается.). Кивают принужденно головами в подтверждение прощания.


Сцена восьмая. Филип один.


Останавливается у двери, склонив голову. Стоит молча. Потм вскидывается, закрывает дверь, проверяет что закрылась. Подходит к окну (слышны смех Макса, Лидии, голоса Симона, Хелен).


Вот все и кончилось. Хотя, что все, ничего и не начиналось. Глупо и еще раз глупо. Хотя было бы гораздо глупее, если бы я тут застрелился. Драма, куча крови, раскрытая папка, на ней записка, простите за все - я так перед вами виноват. Слезы, слезы, скандал. (Одергивается). Да, было бы еще хуже. И главное никому бы больше не дал совета. Как ужасно. А теперь все разрешилось само собой. И не надо ни от кого ничего скрывать. А это все действительно очень глупо. Сам развел и сам себе придумал мелодраму. Дурак. (Решительно подходит и вынимает папку из сейфа, кидает на стол перед собой, Думает). Хотя пережить свою собственную глупость - что может быть проще. (Открывает папку, достает из нее листок за листком, смотри на просвет окна, оглядывает, как будто с разного фокуса хочет посмотреть, поочередно кладет на стол, после того, как посмотрел).


А здесь и не было ничего, ничего здесь нет, просто пустые линованные бумажки, ненужная канцелярия. Никаких скрытых шифров, невидимой тайнописи, одни пустые бумажки. (Поворачивается к двери, как будто к кому-то обращается) Вы никогда их не видели? Они вам очень нужны? Но вы приобретете такие же в любом канцелярском магазине. (Поворачивается в пол-оборота обратно). Посмотрите, они все пустые, все до одного, я вас обманул (смеется) (театральным голосом) Я напустил на себя тайну, прикрылся пеленой мистики. (Поворачивается) И вот вы уже меня подозреваете, уже начинаете плести сети, обвиняете меня в скрытности, лжи, коварстве. И везде вам видится пошлость, грязь, извращение….. (Истерично). Это все глупости. Здесь ни-че-го нет…. (Успокаивается слегка). И не было никогда…. (Меняет тон на мрачный, повседневный). Ладно, все. Хватит. Успокоиться.


Звонок во входную дверь приглушенный. (Пауза). Отходит от стола на середину комнаты.


Как странно, а ведь недавно здесь все могло плохо кончиться. Как же все-таки глупо. А теперь мне даже нечего особо скрывать. Абсолютно нечего. (Пауза). Хотя наверно лучше будет, если об этом никто никогда не узнает. (Кладет в папку выложенные листки, завязывает ее (один падает под стол может быть). (Движение положить ее в сейф).


(Голос подбегающего Макса) - Дядя Филип, дядя Филип…


Поспешно кладет папку на стол, подальше, ближе к окну, порывается переложить, потом отмахивается. Поворачивается к двери, улыбается, облокачиваяюсь на стол двумя руками, слегка покачиваясь на них. - Да?



Сцена девятая.


Вбегает Макс (запыхавшись)


М - Дядя Филип, дядя Филип….А у вас там открыто внизу… А почему Вы не пошли с нами? Вы разве не хотите проводить Лидию? Мы уже пошли, а потом они послали меня вернуться за Вами. Мама и тетя Хелен спрашивают…

Ф - Что, Лидия послала?

М - Нет, мама и … тетя Хелен… но и Лидия будет так рада… Она ведь знаете, мне кажется, больше не придет.

Ф - Не стоит переживать по этому поводу. И вообще то мы с ней уже попрощались.

М - Ну пойдемте, с Вами будет по-семейному, мы все вместе, и Лидия, проводим ее, будет так хорошо… Ей между прочим, еще встречаться с мафией, нужно ее поддержать в трудную минуту.

Ф - Ну раз с мафией (усмехается). Тогда конечно пойдем. Но учти, только ради тебя.

М - Да, да, и тетя Хелен будет так рада…


Оба выходят, оставляют дверь полуприкрытой. Филип у выхода оборачивается, бегло окидывает взглядом стол.



Действие десятое. (Марк один в кабинете)


Кабинет некоторое время пуст. Потом слышны шаги подъема на лестнице (или откуда-то сбоку, из другой комнаты)


Шепот Марка - Папа, она ушла? Папа… Ты здесь?


Просовывает в дверь голову, потом заходит сам.


Папа, ты ушел? Папа, мне хотелось тебе еще сказать… Подходит к окну, видимо смотрит на что-то внизу на удаляющихся Макса и отца.


Куда он мог его повести? А, они пошли все вместе.. Но почему они идут отдельно? …. Все меня предали… Даже родной отец. А меня даже и не позвали, хотя бы ради приличия, обо мне даже не вспомнили.. Поверженный и брошенный, я им неинтересен, смешон, жалок…. В то время как она торжествует, прощена и любима всеми. Какая все-таки несправедливость! (Откидывается от окна, прижимается головой к стене рядом, потом ближе к центру комнаты).


Но я то остался… Что же мне теперь делать?... Как доказать ей, как отомстить?... (Пауза) И никакой я не поверженный, я жертва женской подлости… Этого можно было ожидать, мои глаза не видели, мои уши не слышали, я жил страстью, счастьем, страданием… (Пауза). Нет, я не жертва, .это они станут жертвами… моего великодушия… (Пауза, садится на корточки). Нет, я уже сам заразился этим гнусным театром.. Жертва, великодушие.. О, какие слова, какие фразы.. Какие чувства.. Я просто не могу… (Пауза) Да, я потянулся к ней, а потом уж она пустила в ход свои змеиные чары, а я дурак, и повелся… (Язвительно) Чары… Бред полный. Признаюсь себе, я просто страстно ее хотел, вот и все. Все очень просто. (Пауза) И сейчас хочу. Желаю ею обладать. Раздеть ее всю в этом кабинете… Чтобы знала… Чтобы они все знали…. (Оглядывается на надвигающийся сумрак).


Почему у отца всегда так темно здесь? (Подходит к столу, зажигает торшер, стоит у стола, постепенно отходит опять в центр). И почему он так со мной? Как будто сам никогда не был влюблен… Мне бы все таки надо у него спросить… Идея с ядом вполне неплохая Она ляжет в больницу, этот подлый тип ее забудет, да ему и некогда будет к ней ходить - (язвительно, пародируя Сержа) - Постоянно репетиции, не могу, дела, давай в другой раз… (Меняя тон). Однако же выкроил время, смотри какой. Ну, соглашусь с тобой, она вполне привлекательна.. Особенно, согласись, если сзади обнять ее за шею и поцеловать в плечо, и опуститься ниже… (Сам себе) Хватит уже… Ну так вот, он ходить к ней не будет, это факт, а я буду, буду, каждый день сидеть рядом с ней. Она поймет, что потеряла, и вернется. Обязательно вернется. А когда выздоровеет, поедем в Италию, и будет наслаждаться, заниматься любовью в стогах сена, кататься в гондолах, а потом опять целоваться в узеньких улочках… (Пауза). Наклоняется на пол, склоняется на колени, голову на руки, плачет, и себя пытается остановить…



(Звонок во входную дверь). Смотрит в пространство. Она! Она! (Пауза) (Театрально) Осознала свои ошибки!


(Подбегает к окну, всматривается вниз). Откройте кто-нибудь… Откройте… Я здесь подожду…


Стоит задумчиво у стола, улыбается… Проводит рукой по корешку красной папки… Какая красивая папка, красная кожа, позолота, красота. У папы все вещи такие эстетичные.. Я все таки его люблю.. И он прав, я буду любить, должен любить… (Опять проводит ногтем по папке). В этой папке раньше любовники могли держать письма от возлюбленной, ее локоны, цветок, который она обронила (Смеется). А там всего лишь навсего папины отчеты. И наружность, уважаемые господа, ввела вас в заблуждение.


(Вдруг опоминается) А кто же ей откроет, никого же нет, все ушли… Идиот… (Порывается). Но ведь тогда и она ушла вместе с ними.. Может вернулась, папа уговорил ее вернуться, поговорить со мной. Нет, она сама решила придти, потому что поняла, как страстно она меня любит, и не может больше терпеть и обманывать себя….

Идет к двери решительными шагами.


Сцена одиннадцатая . Дверь открывается. Нерешительно входит Сильвия.


С - Марк, ты здесь?


М - Ты? Это ты?


С (Скороговоркой)- Да, извини, но мне все сказали что ты здесь, я встретила их всех, они здесь недалеко, мистер Карлайл сказал мне, что тоже сейчас вернется, и я думала, что ты с ними, а потом увидела, что тебя нет, и я хотела уже было… А потом мистер Карлайл сказал мне, что ты дома, предложил пойти вместе, а Лидия хотела со мной попрощаться, но что мне с ней прощаться, нам делить особо нечего, теперь у нее своя дорога…


М - Что ты от меня хочешь? Лидия, Лидия… Что?


С - Нет, извини, я наоборот, я не про нее, вовсе не про нее, наоборот, и мистер Карлайл сказал, что тоже уже идет, а Лидия просила его остаться, а я решила побежать сюда, и он сказал, что скоро подойдет, а пока я думала, что ты дома один…


М - Слушай, ты можешь говорить помедленнее?


С - Извини, да.. И вот… вот.. я пришла…


М - А как ты вообще сюда вошла?


С - Там было открыто… внизу… хотя мистер Карлайл сказал, что ты откроешь, я звонила, и ждала, а ты не открывал, а потом увидела, что открыто, и побежала наверх.


М - Ну теперь ты меня видишь. Теперь ты счастлива?


С - Да, то есть нет, то есть не в этом дело. А ты?


М - В смысле, я? (Разворачивается, выглядывает слегка в окно, бросает взгляд).


С - Ой, то есть я хотела сказать, что я все понимаю, и она поступила мерзко, а ты герой, ты молодец, и ты ничего не потерял.


М - Ты пришла сюда, чтобы сказать, что я герой? Странно, почему дверь была открыта?


С - Нет, я пришла сказать тебе, что я… Что ты… Что… Теперь когда у тебя никого не осталось, ты... Ты всегда можешь рассчитывать на меня. Я такая веселая, все говорят, ты еще увидишь, сколько мы всего можем придумать. Ковент Гарден например, у меня там знакомства, или - еще лучше - можно поехать куда-нибудь за город большой кампанией. Ты не думай, я не черствая, как другие, я все понимаю, и тебе будет весело, будет так весело…


М - Слушай, ты так много говоришь, и все не в тему Ты что-то себе навоображала. Что значит, у меня никого не осталось - это тебе кто сказал? Твоя компания?


С - Марк, не обижайся, пожалуйста, я хотела…


М - Я не обижаюсь, я просто хочу расставить все на свои места, расставить точки над «i». Ты говоришь мне будет весело - а мне и сейчас не грустно. Именно поэтому я здесь один, что сыт весельем по горло. Ты меня совсем не знаешь.


С - Марк, я…


М - Мама конечно не могла тебе рассказать, она вообще ничего про меня не знает.


С - Марк, извини, что я вмешалась…


М - Ну так вот, открою тебе секрет. У меня уже начался роман с актрисой, потрясающая девушка, обалденной красоты, зовут Кара, у нее ослепительная улыбка. Так что и Ковент Гарден, и поездки за город - всего этого у меня хоть отбавляй, а сегодня я слегка устал. А тут еще эта Лидия так некстати объявилась, а я про нее уже и думать забыл.


С - Марк…


М - Это я просто к тому, что все можно неправильно интерпретировать. Надо уметь выслушать других людей, дать им высказаться. И по возможности не входить в чужие двери вечером, даже если они открыты. Мало ли что.


С - Марк, извини. Я прямо не знаю куда деваться от стыда. И я ничего не знала, вообще ничего… Эта Кара, она…. Ты никогда не говорил…. Я бы не стала… (Пауза) А вы с ней бываете в клубе Зодиак? Мы могли бы вместе…


М - Она - девушка с характером, не знаю куда ее занесет в следующий раз.


С - Может позвонишь мне, если куда-то выберетесь, две минуты, и я там?..


М - Обязательно. Слушай, а где говоришь, они сидели?


С - Кто сидел?


М - Ну, мама, папа, и все остальные…


С - А, да, да, я их встретила недалеко отсюда, на Cranley Gardens, они все стояли и разговаривали… Лидия шутила, а все смеялись…


М - Слушай, я решил, что ты права, нужно ее проводить, а то невежливо, посиди пожалуйста, я сейчас быстро, и с папой вместе вернусь. ОК? Ну хочешь, пошли вместе?


С - Нет, ты прав, я лучше останусь. Хорошо?


М - Конечно, конечно, еще все обсудим, у нас есть о чем поговорить…. (Выбегает)


Сцена двенадцатая


Сильвия одна.


С - Есть о чем поговорить? Хорошо бы… Побежал за ней.. Ну конечно… Я вовсе не предлагала ее провожать… Прямо свет на ней клином сошелся… Не завидую я этой актрисульке… Каре… Подожди-ка… Кара… Что-то знакомое… Надо спросить у Ричарда, он там всех знает… Может, я сойдусь с ней, и узнаю, куда они ходят… Вполне может все получиться… Ричард ее сведет с кем-нибудь из балета, и дело с концом. Знаем мы этих балаболок, для них это несерьезно… А я попытаюсь... Надо бы ему предложить, когда вернется (не договаривает, мечтает, улыбается) … (Подходит задумчиво к окну, смотрит в сгушающиеся сумерки).


Он такой красивый, необыкновенный, романтичный. Не как все.. Особенный… (Смотрит на папку). Ой, какая красивая папка, с позолотой… Что там, вот интересно-то. (Смотрит по сторонам по детски, дотрагивается до завязок, потом останавливается, убирает руки по детски, как когда приказали не трогать). Нет, это наверно мистера Карлайла, лучше не буду. Вдруг кто узнает… И будет скандал, а от них одни неприятности!


(Выглядывает в окно) Не идут еще? Не видно.


(Вздыхает, включает, выключает торшер, теребит свою одежду, поправляет сумочку, челку). Отходит от окна, садится на стул в углу, выпрямляет спину, вздыхает, спадает как бы, на руки на коленях, ждет в тишине.


(Подъем медленный шагов по лестнице, тяжелые шаги, не такие как у Марка).


Сцена тринадцатая


Открывается дверь, входит Филип, как бы не замечает Сильвию, подходит сразу к своему столу.


Ф - Оставил торшер, это же расход электричества, непонятно разве? Где они? Она же шла сюда, спрашивала, где Марк…. (Выглядывает тоже в окно, перегибаясь через стол). Все, хватит на сегодня. Реально сумасшедший день, бывают же такие. Ничего, скоро все покажется пустяком. А дней таких в жизни будет уйма, не стреляться же каждый день. Так. Папка. Почему здесь? (Пауза, берет, хочет положить в сейф)

С - Мистер Карлайл?


Ф - Резко поворачивается, роняет папку, она чуть-чуть развязывается.


С -Извините пожалуйста, я вас ждала, мы здесь с Марком…


Ф - Как вы меня напугали. (Пауза) Что вы здесь делаете? Сидите одна в моем кабинете, в темноте, без предупреждения….


С - Извините, я сегодня целый день делаю что-то не то. Захожу в чужие двери, а не стоило бы…


(Филип поднимает папку с пола, поднимается.)


С - Ой, я вам помогу… Красивая папка!


Ф - Не надо. (Поворачивается, смотрит на нее, не знает что делать, кладет небрежно папку на стол, где лежала) Мы всегда Вам рады, но, Вы знаете, сегодня вечером я хочу побыть один, извините.


С - Да, да, конечно я понимаю. Мне только хотелось непременно с Вами посоветоваться.


Ф (тихо, но постепенно громче). Что же это такое? Этот день когда нибудь кончится? Это же сумасшествие какое-то. (Громко). Деточка, сколько же можно повторять. Я не оракул - давать Вам всем советы. Меня-то пожалейте! Все жалеют только себя, а вот меня никто почему-то не пожалеет. (Громко) Как странно, правда?


С - Мистер Карлайл, мне просто не к кому больше обратиться, а вы самый близкий ему человек. Тем более тетя Хелен, миссис Карлайл, она была ей так очарована, и так ее до сих пор любит, и она не одобрит наш… мое… Мистер Карлайл, помогите мне. (Пауза) Я люблю Марка.


Ф (Пауза) Вы. Марка. (Пауза) Что ж, новый сюрприз в этом сумасшедшем доме. (Пауза) Хотя нет, один нормальный человек здесь есть. (Громче) Деточка, ну так это просто здорово. Извините, что был резок с Вами. Если бы Вы знали, как я устал. (Пауза) Это отличная новость, просто потрясающая. (Встает, ходит по комнате, как бы обращаясь к ней, но и убеждая себя). Конечно, конечно. Сейчас он отойдет немного, да он уже почти отошел. Закончатся все эти романтические увлечения. Все это скоро пройдет. И тогда ему просто необходима будет такая девушка, как Вы….


С - Вы знаете, я не уверена, что все так уж хорошо. Еще, знаете, ничего не получилось. Я так страдаю…


Ф - Дорогая, не страдайте. Подождите немного. Он все забудет, все это наносное, он добрый мальчик, и уверяю Вас, я знаю, как он одинок.


С - Вы думаете?

Ф - Уверен.

С - Спасибо большое, мистер Карлайл, спасибо.

Ф - Мне не за что, это Вам спасибо. Что ж, теперь будем заботиться о нем вместе. Давайте вашу руку.


С (Неловко жмет его руку) Я наверно пойду. Спасибо Вам за все. (Выходит, смотря себе под ноги).


Ф (один в кабинете) Молодая и прекрасная девушка. Жмет мне руки. Наивная и прекрасная. Ну что ж, пусть хоть кто-нибудь в этом доме будет счастлив. (Пауза) А там, глядишь, и все мы, и все мы…. (Улыбается)


Конец третьего действия


Занавес (Антракт между отделениями).



ЧЕТВЕРТОЕ ДЕЙСТВИЕ.


(Библиотека в доме Карлайлов через две недели, часа два-три дня).


Сцена первая

Макс входит крадучись в библиотеку. Ходит от центра ближе к книжным шкафам.


М - У, как мне здесь нравится! Книги, книги, книги! (Страшным голосом) И все про пиратов! (Обычным) Дурак. Какие пираты в 13 лет. (Достает книгу из одного из шкафов) Ромео и Джульетта! Ха! Это мы проходили. (Передразнивающим, тонким голосом) Про любовь двух тинейджеров, таких же как вы. Видите, детки, как они умели чувствовать. (Листает и читает цитату наугад - выбрать со значением. Поднимает комически палец вверх к зрителю - О! Потом может еще пытается читать в лицах передразнивая комически - часть от Ромео, часть от Джульетты, как бы фарсово, по-детски, изображая двух персонажей. Ставит книгу обратно). Неужели Марк тоже так распинался? Никогда не поверю. Эта Лидия ничего, красивая. Но она его бросила. Интересно, а как это - бросила? (Меняя интонацию) Гамлет ничего тоже кстати. Быть или не быть, вот в чем вопрос…. Ха! Быть, если Арсенал выиграет!


Входят Симона, Филип (снизу, через правый вход).


С - Макс, что ты тут делаешь? Я тебе где сказала быть? Выйди, нам надо поговорить.


Ф - Зачем, пусть остается, ведь это просто деловой разговор на пять минут.


С- Именно поэтому ему здесь быть не стоит. (Максу) У нас взрослый разговор. (Смягчившись). Посмотри, так уж и быть, телевизор. Придумай что-нибудь, займись. (Подходит с ним вместе к двери, целует, Макс отдергивает щеку, косится на Филипа, убегает вниз по лестнице).



Сцена вторая


Ф (Напряженно) - Итак, что же за деловой разговор будет на этот раз? Чувствую, это может быть все, что угодно.


C - Филип, я все обдумала. Я понимаю, что это, возможно, станет сюрпризом для отдельных членов твоей семьи, но… надо же что-то решать. В такой ситуации, я думаю, невозможно бесконечно прятаться и скрываться, это будет нечестно по отношению к самой Хелен.


Ф (повторяя, чуть-чуть истерично) - Хелен?


С - Я считаю, мы должны ей все сказать. В конце концов всегда возможно подать на развод - уверяю тебя, это не так сложно. Да, небольшие проблемы, небольшой скандал, сначала все недовольны, но потом все образуется. И сам посуди, какой станет ваша семья, если вы будете только изображать счастье и покой. Зачем скрывать страсть, чувства, это никому не нужно. И Макс поймет, он уже взрослый.


Ф - Ты все сказала?


С - Нет, я хотела обсудить с тобой детали.


Ф - Как ты вообще имеешь наглость заявлять такое в моем доме? Симона, я все обдумал. Все, что ты говоришь - абсолютно невозможно. И не волнуйся, я уже сам поговорил с Хелен.


С - Ты ей все рассказал?


Ф - Нет, я ничего ей не говорил и не собираюсь. Но она начала меня подозревать в каких-то нелепых связях с неизвестно кем. Между нами теперь нет прежнего доверия. О тебе она и не думает, но если бы она узнала, это стало бы для нее смертельным ударом. Я не имею права делать Хелен несчастной. И давай, пожалуйста, раз и навсегда оставим эти разговоры.


С - Конечно, если ты считаешь… Я все понимаю, но согласись, в этом есть какая-то несправедливость. Ты ставишь превыше всего счастье Хелен, когда здесь дело идет и о других людях. Обо мне, о тебе. Мы тоже имеем право быть счастливыми. Я уверена, что Хелен будет гораздо более счастлива, если ее не будут обманывать за ее же спиной.


Ф - Ее же собственные подруги. Именно поэтому я намерен прекратить этот шантаж с твоей стороны.


С (Пауза) - Дорогой, ты странно рассуждаешь. Этого я от тебя не ожидала. Что касается меня и Хелен…


Входит Хелен из левого выхода без стука, но и видно, что она не стояла за дверью, она как бы резко заходит (до этого слышны ее шаги довольно тяжелые по коридору слева).


Х - Филип, я хотела… Симона, ты?... Извините, я прервала Вас? Ухожу, ухожу. (Разворачивается)


С - У нас был чисто деловой разговор.


Ф - Который как раз закончился. А предстоящие переговоры с издательством Faber and Faber можно обсудить и попозже, когда проект перестанет быть эфемерным и можно будет говорить о его воплощении не только в нашем воображении, но и на бумаге. А сейчас, думаю, тебе, Симона, надо отдохнуть. В такой отличный денек загружаешь себя!


С - На бумаге проект уже воплощен, осталось только воплотить его в жизнь. Надеюсь, что мы вернемся к нему в ближайшее время.


Х - Может, я все же пойду, не хочу мешать.


С - Что ты, я ухожу. Сейчас только заберу Макса. Мы зайдем к вам в другой раз, чтобы посидеть в более дружеской обстановке.


Х - Конечно, ты знаешь, у меня сегодня так болит голова…


С - Да-да, я все понимаю. Я все понимаю. (Целуется с Хелен на прощание, пожимает руку Филипу, который стоит слегка настороженно) (Машет им вместе у выхода слегка вполоборота рукой).


(Выходит на лестницу, слышен ее голос - Макс? Макс? Ты где? Мы идем домой!).


Сцена третья


Х - Извини, Филип, но, кажется, нам опять надо поговорить. Подожди, ты еще не знаешь… Я все решила. Я не собираюсь мешать твоему счастью. Или тому, что ты таковым считаешь. Я уже догадалась, кто она, я не слепая.


Ф - Хелен….


Х - И так действительно будет лучше нам всем.


Ф - Хелен, что ты…


Х - Потому что здесь есть еще одно событие, которое наверное… Даже все облегчит. Всем нам будет лучше. Филип, должна тебе сказать, что я тоже полюбила другого.


Ф - Ты…?


Х - Он гораздо младше меня. Работает над пост-докторским исследованием у меня на кафедре. Я считаю, что наверно стоит тебе об этом сказать именно сейчас.


Ф - У тебя на кафедре?


Х - Разве я имею право вставать между тобой и… этой женщиной, если и сама не без греха?


Ф (Пауза) - Боже мой, Хелен, куда нас всех несет? Такое ощущение, что весь дом сдвинулся с места за эти недели. Это же невозможно, немыслимо, какой-то глупый водевиль, в который все ввязались по уши. Ты увлеклась другим. Я это допускаю. Представь себе, допускаю, хоть от тебя это так неожиданно. Но с чего ты взяла, что я-то буду при этом счастлив? Уверяю тебя, если сейчас наша семья полетит в тар-тарары благодаря этой пошлой комедии, я никогда и ни с кем не буду счастлив, кроме тебя.


Х - Давай откровенно. Это Симона, да?


Ф - Что Симона? Откуда…?


Х - Симона - моя подруга, по крайней мере я таковой считала ее до последнего времени. Она посчитала невозможным скрывать от меня правду и показала мне одну из твоих записок, адресованных ей. Как я понимаю, ты где-то хранишь и остальные…


Ф порывается что-то сказать.

Х - Не волнуйся, меня не интересует, где. Я и сама подозревала что-то подобное, я смею думать, что хорошо знаю тебя.


Ф - Хелен….


Х - Это Симона? Филип? Симона?


Ф - Почему ты поверила?...


Х - Филип, кто она? Перестань юлить, наконец. Я ко всему готова. Это Симона?


Ф - Но если бы я сказал тебе…


Х - Господи, да я по одному твоему лицу вижу, что это она. Это она?


Ф - (Пауза) Да. Если тебе так хочется.


Х - Я так и знала. (Пауза). Ну что ж, это мы выяснили, и это самое главное. Я даже в своем роде успокоилась - неизвестность хуже. (Пауза. Разворачивается, начинает чуть-чуть осматривать библиотеку, что-то в ней переставлять, прибирать). Ты знаешь, скоро должны прийти Марк и Сильвия. Не стоит при них устраивать сцен. Между ними что-то налаживается, не надо им мешать.


Ф - Ты так говоришь, как будто мне нет никакого дела….


Х - Наши чувства, возможно, уже не так важны. А у них, может быть, все и получится. (Пауза) Ты знаешь, я чувствую, что эта девочка по-настоящему любит Марка. Я была бы рада, если бы он с ней забыл о прошлом…


Ф - Она уже призналась мне в своих чувствах.


Х - Симона? И тебе хватает наглости опять это упоминать? Мы же все обсудили и закрыли эту тему. Это меня не касается.


Ф - Да при чем тут Симона, господи. Какая ты. Сильвия. Сильвия говорила со мной. Она действительно любит Марка.


Х - Говорила с тобой? О Марке? (Пауза) Странно. Ближе меня у нее нет здесь человека. Не понимаю. Все в нашем доме как-то не по-человечески. (Пауза) Ну что же, посодействуй этому делу.


Ф - Как же я могу содействовать? Мы не в девятнадцатом веке. Марк должен все решить сам. И кстати, я уже дал понять ему, что Сильвия - это то, что ему нужно. И ей самой постарался это внушить…


Сцена четвертая


Марк и Сильвия входят в библиотеку с правого входа, Марк открывает резко дверь.


М - Давай останемся в библиотеке, чтобы никому не мешать… Мама? Вы здесь?


Х - Да, разговариваем.


Ф - Присоединяйтесь. Где сегодня были?


С - Ой, только что видели такую забавную сцену, просто невероятно. В Кенсингтонском саду женщина гуляет с - не поверите - пятью ребятишками, и при этом все - это какое-то чудо - близнецы. Все, как один, одеты в такие морские костюмчики и шапочки с красными бумбончиками. Такая прелесть, не могу.


Х - Надо же, какой удивительный случай. Никогда не слышала, чтобы пять…


М - По-моему, с виду они были разного возраста.


С - Но все равно так удивительно, правда, Марк?


М - Садись вот сюда (указывает ей на кресло сбоку. Хелен и Филип в креслах у стола слева. Марк и Сильвия садятся на креслах сбоку. Между этими двумя парами есть в комнате дистанция)


(Садятся, некоторая пауза, Сильвия улыбается, поглядывает на Марка, Марк слегка озабочен, склонил голову вниз, Хелен смотрит на них).


Х - Ну как, сынок, все хорошо?


М - (Поднимает голову) - В каком смысле?


Х - Твои дела… В целом…


М - Нормально.


С - Марку - представляете - сделали предложение остаться в банке после практики, так он им понравился.


Ф - Марк, поздравляю!


М - Это все еще очень неопределенно. Я бы не хотел сегодня говорить о работе.


С - Мама сегодня звонила. Спрашивала о вас, передавала привет. Я ей столько всего о Вас наговорила….


Х - Ну что ты, детка, не стоит.


Ф - А, кстати, не сходить ли нам всем вместе в театр - я давно хотел выбраться.


М - С меня пока хватило репетиций. (Пауза)


С - Мы с Марком вернулись, потому что к нам могут зайти…. Серж и Лидия. Ненадолго, хотели попрощаться.


Х - Ппосле всего, что было…


М - Мама, прекрати. Они уезжают в Италию, хотели заглянуть перед отъездом. Серж был и остается моим другом.


С - Он очень милый, дает нам иногда контрамарки на премьеры. Марку часто некогда, а я беру, что ж отказываться.


М - Мне надо думать о своем будущем.


Х (Пауза, с такой чуть чуть показной веселостью) Ну что же, так приятно видеть, когда молодые люди, как вы, находят свою правильную дорогу, единственную, которая сделает их счастливыми.


Марк смотрит вперед себя, Сильвия слегка удивленно на Хелен.


Ф - ( взгляд на Х) - Несерьезное проходит, серьезное остается.


Х - А когда наши дети счастливы, то родителям остается радоваться вместе с ними.


С - Ой, моя мама говорит точно так же!


Ф (тихо Хелен) - Не надо показных выступлений. Они так прозрачны. Давай лучше выйдем.


Х - Да, да. (Встает, идет с ним, у двери оборачивается) Кстати, представляете, сегодня о радио будет передача про нашу кафедру, недавно к нам приходили и брали интервью, и вот обещали сегодня выпустить в эфир.


Ф - Вот это неожиданность - я окружен знаменитостями!


(Выходят под руку вправо, вниз, по лестнице, слышны звуки их шагов, слышен голос

Х (приглушенно) - А почему бы и нет? Ты меня недооцениваешь.


Сцена пятая.


(Марк и Сильвия сидят одни. Сильвия смотрит сначала на закрывающуюся дверь, потом на Марка, Марк опустил голову на колени, сидит задумавшись).


С - Марк?


М (поднимает голову)- А? Да? Ты что-то сказала.


С - Да нет. Ничего особенного.


М - А, извини, показалось. (улыбается неискренне, опускает через некоторое время голову).


С - Марк?


М - Да?


С - Может, нам действительно пойти всем вместе в театр?


М - Ды ты знаешь, мне и без него вполне хорошо. У меня вполне насыщенная жизнь. Развлечения, кабаки, (иронически усмехается) девушки. А у тебя - ты что-то о себе мне мало рассказываешь? У тебя-то все в порядке?


С - А куда ты ходишь? Вы там бываете вместе Карой? Я тебя в Soho никогда не встречала…


М - Вспомнила то же. Кара. У меня за это время девушек сменилось… Как перчаток. Глупое выражение, но что поделаешь, так оно и есть… А ты-то? Я смотрю ты все к нам ходишь, да в театр. Дружеский совет - пора и тебе влюбится в кого-нибудь, молодость у нас только раз в жизни.


С (Пауза) - Марк, я уже влюблена, и влюблена безумно.


М - Да? А вот это уже лучше. Тогда обязательно скажи ему, а то он еще передерется из-за тебя, пока ты его держишь в неведении.


С (Пауза). Сказать? Ты считаешь?


М - Обязательно. Конечно, посмотри сначала, что да как, проведи разведку на местности, чтобы не попасть впросак, но я думаю, тебе бояться нечего, он и сам наверно уже влюблен, как кролик.


С - Марк, я люблю тебя. Я очень тебя люблю. Извини. Я безумно тебя люблю.


М - Подожди, подожди… Ты со мной репетируешь что ли? Чтобы перед ним?..


С (Начинает чуть-чуть плакать, бросается на колени перед ним) - Какая репетиция, боже мой. Разве ты ничего еще не заметил, господи? Ты - моя настоящая любовь, самая настоящая, какая бывает.


М - Я считаю, что не стоит делать поспешных выводов. Ты меня совсем не знаешь, и чтобы вот так сразу…


С - Я люблю тебя с первой нашей встречи. Я молчала, ждала, скрывала, мучилась. Но теперь, когда я вижу, что ты… переходить от одной женщины к другой - это ведь такое мучение, я не представляю, как ты это терпишь.


(Марк встает, Сильвия тоже встает)


Я поняла, что я могу сделать тебя счастливым. Я не такая, как они.


(Марк делает шаг назад, Сильвия шаг к нему)


Я хочу быть только с тобой. Я нас есть право на счастье.


( Марк еще раз инстинктивно отходит. Тут открывается дверь, ударяет его слегка в затылок, он отдергивается, делает шаг вперед, на Сильвию- она, вскрикивая, обнимает его)


Сцена шестая


Открывается дверь. Входят Серж, за ним Лидия. Сильвия его обнимает, но он держится слегка остраненно. Стоя в обнимку, они оба одинаково смотрят на входящую пару, которая в ответ смотрит на них - но входят они друг за другом, не вместе).


С - Всем привет. Мы не помешали?


Л - Мы ненадолго. Только попрощаться.


(Марк отходит от Сильвии вглубь комнаты).


М (Оборачиваясь) - Мы вас ждали… Проходите, садитесь. (Садится довольно развязно в кресло посередине)


Л - Я сяду здесь, если никто не против?


(Садится с краю справа, Серж садится рядом. Сильвия, оставшись стоять одна, отходит вглубь и садится сбоку слева радом с Марком). Пауза).


Сильвия - Значит, вы в Италию?


Серж - Меня убедили, что это самое красивое место на земле.


М - И ты поверил?


Серж - А почему бы и нет?


Лидия - На самом деле, красивых мест много. Но надо же с чего-то начинать. Так можно умереть, прежде чем увидишь мир.


Сильвия - А мы решили съездить в Сомерсет. На поезде. Там тоже очень красиво.


Л - Не сомневаюсь.


Серж (Марку) - И предки тоже едут?


Сильвия - Нет, только мы с Марком.


(Пауза)


Серж - Ну вот, значит все мы попутешествуем. Может статься, что не скоро и увидимся. (Бравурно, по-театральному). В добрый путь, друзья!


М - Это была тирада для очередной пробы?


Лидия - Почему. Просто попытка отрепетировать сцену дружбы. Только вот реплика не нашла ответа у партнеров.


Серж - Да уж. Неудача. Полный провал.


М - Вы бы поменьше играли. Может, было бы больше правды.


Серж - Мой друг, если ты знаешь, где больше правды, покажи мне это место. Я брошусь туда, отринув суету.


С - Да и что такое правда? Рассуждать о ней - получится одно философствование. Скучные разговоры.


Л - Поиск истины, стремление к прекрасному - скучные разговоры? Тогда и вечное движение банально?


М - Из Италии наш мирок вам покажется уж совсем неинтересным.


С - Говорит преспевающий банкир из Южного Кенсингтона.


М - Слышит от паяца из… Ты у нас откуда? (щелкает пальцами в с сторону Сержа, смотрит вызывающе).


Серж встает, Марк тоже. Сильвия встает, берет за руку Марка.


С - Марк…


(Лидия встает, подходит к Сержу, смотрит в сторону Сильвии и Марка). - Ну и стоит ли сейчас? Зачем все это? Смешно.


(Марк отдергивает руку от Сильвии, стоит один. Серж берет Лидию под руку).


Серж - Ну что ж. Я думаю, мы пойдем. Привезем вам из Италии сувениры. Может тогда нам больше обрадуются. Кто устоит перед сувенирами? Никто. (Улыбается Лидии. Они вдвоем разворачиваются и идут к двери).


Сцена седьмая


В комнату поспешно входит Филип, резко открывает дверь, стукает (слегка задевает) Сержа, он хватается за лоб, Лидия смотрит на Филипа).


Ф - Ребята, скорее, скорее, идемте, там маму, Хелен… Ой, ради Бога, простите… Вы здесь? Я не слышал… (Смотрит на Сержа, переводит взгляд на Лидию, потом на Марка с Сильвией)


С - Ничего. Зашли попрощаться. Как раз уходим.


Ф - Что же так быстро? Пойдемте-ка, Хелен показывают по телевизору.


С (Хлопает слегка в ладоши) - Тетю Хелен?


Ф - Идет программа про ее Университет. И она хотела что бы вы … все (приглашает рукой и Лидию с Сержем) - посмотрели.


Л - Спасибо. Нам действительно пора уходить.


Ф - Тогда конечно. Раз нужно уйти. Значит, правда в Италию?


Л - Да. Ведь считают, что это потрясающее место?


Ф - Как прежде.


Сильвия - Идем, Марк, идем вниз! (берет его за рукав. Марк стоит, оборачивается мельком на нее). Идемте, дядя Филип, идемте, как интересно. Тетя Хелен, как интересно.


Ф (Смотрит на Лидию) - Хелен будует рада, если мы все вместе придем посмотреть.


Сильвия - Марк, пойдем. Все вместе.


Марк (Выходя из молчания, бросая взгляд на Лидию и Сержа). - Да, идем, идем. Ну что, все вместе? (Делает жест Лидии и Сержу).


Л - Мы вам помешаем.


Серж - Марк, мы сейчас уйдем. Идите, а то пропустите.


Марк, которого за рукав слегка ведет Сильвия, выходит, оглядываясь. Филип стоит в дверях некоторое время, думает, что они тоже выйдут.


Л - Мы сейчас уйдем. (Стоят рядом друг с другом в комнате)


(Филип, смотря на них, закрывает дверь, слышен спуск его шагов).


Сцена восьмая


Серж - Дружественный жест не удался.


Лидия - Все получилось не так, как я ожидала.


Серж - Разве от Марка можно ожидать чего-то другого? И эта Сильвия - она скоро приберет его к рукам.


Лидия - Это твой друг. Ты жесток.


Серж - С ними все понятно, и я говорю как есть. Это теперь называется жестокостью?


Л - А со мной?


С - Что с тобой?


Л - Тебе тоже все понятно?

С - С тобой? (Пауза. Улыбается, подходит к ней). Ну, позволю себе предположить, что ты меня любишь… Испытываешь влечение души и тела… (Пауза. Подходит ближе. Лидия смотрит на него напряженно). Или я не прав?


Лидия. - Прав. (Слегка обнимает его за талию). Влечение тела - по необходимости. Души - от отчаяния. А любовь мы сумеем сыграть.


Серж (Делает шаг назад) - Сыграть? (Пауза). Значит, меня просто используют? А я думал, что лживые маски расступились, дав дорогу искренности.


Лидия - Лживые маски продожали бы врать. Я честна перед тобой.


Серж - Ага. Сейчас ты, значит, честна. А как насчет того, когда ты признавалась мне в безумной страсти? (Пауза).


Лидия - Ты привлекателен. Кто это отрицает. Я всегда представляла, как это - когда с любимым человеком…


С - Секунду. А я значит кто?


Л (Берет его за руки). - Ты Серж. Ты - классный. Что ты сердишься? Разве все было не ясно сначала? Мы доставили друг другу удовольствие, и это главное.


Серж (Отходит). - А ты действительно стерва. Удовольствие… Такая циничность - а как трепетна. Марк был прав.


Л (Резко) - Вы обсуждали с ним меня?


Серж - Не особо. К тому же, я его не слушал. Думал, он в этом ничего не смыслит. Но кое-что он все-таки понимает.


Лидия - Марк проницателен и чуток. И не думай, что раз я предпочла быть с тобой, то ты имеешь право так о нем…


Серж - Со мной! Получать удовольствие в Италии?


Лидия - Разве не это нужно мужчинам?


Серж - Ты или действительно дура, или ее усиленно разыгрываешь. Со мной это не пройдет. Поиграла, чтобы бросить? Именно сейчас и здесь. Что же, ценю, очень эффектно. Не лучше ли мне было приударить за Сильвией? Она, по крайней мере, была на все готова от чистого сердца.


Л - И это ты мне говоришь о циничности!


С - Значит, ни в какую Италию не едем?


Л. (Пауза). Билеты куплены. Поезжай.


С - А что, давай! Найду себе компанию. Получу удовольствие. Ничего не имеешь против? (Пауза). Слушай, ты припасла кого-то третьего? (Пауза). Ну, уж мне-то можно сказать, не стесняйся.

Л - Как ты циничен. Это ужасно.


Серж - Я говорю как есть. Ну?... (Берет ее резко за плечи). Мы все удивлены, упали в обморок. Потому что узнали, что он… Он?


Л (Остраняясь. После длинной паузы). Послушай. Я люблю его давно. Я любила его одного всю жизнь и никогда не прекращала любить. Встреча только подтвердила это.


Серж - И кто же это? Господь Бог?


Лидия подходит ближе и шепчет ему на ухо. Серж сначала изображает балаганный такой интерес с округленными глазами, потом меняется в лице. Отодвигается от Лидии. Смотрит на нее. Берет ее за плечи. Потом прикасается двумя руками к щекам. Потом ко лбу, как к детям, изображает, что обжегся, смеется. Пауза.


Серж - А ты действительно сумасшедшая. Ну, так и скажи ему. Не вижу особой проблемы. Вот Марк-то обрадуется, ха-ха. (Пауза)


Лидия - Не смей.


Серж - А что же мне тогда всем говорить? Как это будет выглядеть?


Лидия - Все что угодно. Если ты хоть чуть-чуть мужчина. Мне теперь все равно.


Серж - (Пауза). Ну тогда мне, если честно, тоже. (Пауза). Слушай, я пожалуй все-таки съезжу в Италию. (Пауза). С одним приятелем. Что билетам пропадать? (Пауза). Только об этом тоже не стоит трепать. Если ты (передразнивая) хоть чуть-чуть женщина. (Пауза). Ну пока! (Резко выходит, хлопает дверью, через несколько секунд повторяется резкий хлопок входной двери).


Сцена девятая.


(Лидия одна в комнате).


Лидия - Зачем я все ему сказала? Чтобы теперь об этом узнали все? Да, чтобы не было дороги обратно. Сжечь мосты. (Пауза). Уйти из этого дома, никогда сюда не возвращаться. Единственный выход. (Пауза). Или остаться, все сказать, а потом уж исчезнуть навсегда. Опять же стыд… Про меня здесь наговорят бог знает чего. Обвинят во всех смертных грехах. (Пауза). Опять притвориться? Отбить у него эту Сильвию и вернуть все назад? Он прибежит. Будем снова милой влюбленной парой, как будто и не было ничего. Все прежнее было неудачной репетицией. Буду опять сюда приходить, улыбаться, все будет по-прежнему. (Пауза). Нет уж. Надоело врать. Жалко себя и Марка. Или уйти сейчас, или все сказать и уйти потом. И выдержать все последствия. (Пауза. На повышенных, чуть-чуть истеричных тонах). Пусть плюют мне в лицо, кричат, избивают! Мне все равно! (Пауза. Спокойно, тише). Нет, лучше уйду. Прямо сейчас. Еще секунда в этом доме (оглядывает библиотеку) - чтобы никогда сюда не возвращаться. Уйти навсегда. (Пауза, смотрит медленно вокруг). Ухожу. (Резко идет к двери).




Сцена десятая


(Дверь открывается. Входит Филип. Смотрят друг на друга).


Ф - Извините. Я думал, вы ушли. (Пауза) Кто-то ведь точно ушел, я слышал. Хотел поработать. Извините.


Лидия - Не извиняйтесь. Это как-то странно. В собственном доме, в своей библиотеке. Очень странно. А вот я действительно должна уйти, и думаю, что надолго.


Ф - Это путешествие в Италию?


Лидия - Навсегда. А в Италию, думаю, я не еду.


Ф - Как не едете? (Пауза) И что значит - навсегда?


Лидия - Навсегда и значит на-всег-да.


Ф - Но постойте…


Лидия (резко) -Что я вам? Бывшая подружка вашего сына. И все. Так что же теперь меня здесь может удерживать? Почему я непременно должна сюда приходить (срывается в конце на легкий истеричный тон, плачет).


Филип (Подходит к ней, хочет успокоить, движения около ее плеч руками - хочет взять ее за плечи, но не делает этого). - Ну что вы, что вы, не надо…


Лидия (берет себя в руки) - Я должна уйти отсюда, чтобы никогда сюда не приходить. Понимаете?


Ф - Да, да, конечно. (Пауза). Понимаю. (Пауза). Но…


Лидия (срывается на плач) - Чтобы никогда не видеть всю вашу семью, которая меня ненавидит... Уж теперь-то я точно знаю…


Филип - Вы… ошибаетесь… (Опять жесты руками, чтобы обнять ее, обнимает ее как бы по-отечески).


(Лидия замирает, смотрит вниз, потом отходит резко назад)


Лидия - И никогда не видеть вас, в первую очередь. Не надо меня утешать. Не стоит до меня снисходить, я прекрасно обойдусь без этого.


(Филип молчит, потом делает шаг назад к двери. Стоит напряженно, смотрит на нее).


Лидия - Я должна уйти. Дайте мне пройти. Это вы во всем виноваты. Из-за вас ваш сын несчастен.


(Филип стоит молча).


Лидия - Мне надо уйти. Отойдите от двери. (Пауза) Сколько же можно этой пытки. (Резко движется вперед, падает на колени). Ради бога, отойди от двери. Прошу тебя. Мне надо уйти. (Касается его коленей, плачет, смотрит на него снизу вверх).


(Филип прислоняется к двери).


Ф - Если это все игра…. То это очень жестоко… Я взрослый человек…. Меня уважают на работе… И я такого не позволяю… Никогда себе не позволяю… Вы… Я не имею права… Это меня компрометирует… Встань, ради Бога.


Лидия. - А мне уже все равно. (Обнимает его колени). Пусть говорят, что хотят. Один раз в жизни, когда все можно, один раз в жизни.


Филип (Сползает медленно по двери вниз). - Что… можно?


Лидия (обнимая его лицо) - Одного поцелуя для скандала не хватит. А мне уже все равно.


Филип (смотря на нее). - Одного поцелуя… не хватит. Ты права. (Пауза) И миллиона не хватит (Обнимает ее лицо, как бы постоянно себе это запрещая). И теперь мне тоже уже все равно. (Целует ее, притягивает к себе, целует еще раз). Эта пропасть оказалась неизбежной.


Конец четвертого действия.


ПЯТОЕ ДЕЙСТВИЕ



Гостиная в доме Карлайлов через две-три недели. Начало ноября. Еще ранний вечер - время на часах как в первом действии - пол-пятого, но уже темно. На столе сделаны приготовления, похожие на обстановку первого действия. Постелена красивая скатерть, поставлены цветы - другая ваза, другой цвет. Стоят приборы, стулья вокруг стола. Комната освещена боковым красивым торшером.


Сцена первая


(Филип и Лидия заходят из правой входной двери, тихо, не включая света,стоят в гостиной ближе к авансцене, оглядываются вокруг периодически, Филип обнимает Лидию)


Филип - Наверно, я самый счастливый человек на свете. После всего, что я пережил, такое счастье…


Л - Что, что ты пережил?


Ф - Когда видел тебя, и не мог прикоснуться, знал, что ты здесь, и не имел на тебя никакого права. Не мог никому ни пол-слова, ни намека. Выдать себя казалось самым страшным грехом на свете. Мое влечение, моя страсть казались мне пошлыми, грязными, я боялся тебя, боялся себя.


Л - Я тоже, тоже боялась.


Ф - Когда я тебя не видел, я страдал еще больше. И, ты знаешь, мне надо тебе кое в чем признаться…


Лидия - Да?


Ф - Я даже пытался записать все, что чувствовал к тебе, и потом боялся этого как огня. Мне все казалось, что их кто-нибудь найдет и я сгорю в адском пламени, и весь этот дом сгорит вместе со мной.


Лидия - А что, что ты там писал?


Филип - Тебе лучше этого не видеть. Там было и мое желание, и безумная любовь к тебе. Но я бы никогда не сказал тебе первый. Слишком многое бы пошатнулось от этого признания. Я готов был пожертвовать собой…


Лидия - Я тоже. А сейчас, как все у нас сейчас?


Филип - Сейчас все по-другому. Сейчас все лучше, в сотни, тысячи раз лучше. Счастье оказалось возможным.


Лилия - Возможным…


Филип - Только теперь я должен это осознать, поверить в это. Еще раз к тебе прикоснуться (обнимает ее), каждый день видеть твои губы, глаза. Ты смотришь не меня сейчас, а я не могу поверить, что ты посмотришь так же через секунду. Не могу поверить.


Лидия - Всю жизнь буду смотреть.


Филип - А потом я опять мучаюсь - ведь на моем месте мог быть, должен быть мой сын. Это ужасно, это, оказывается, очень тяжелое чувство - вина. Счастье не избавило меня от нее.


Лидия - Не мучай себя. Я никогда его не любила, хотя он был не такой, как все. Я могла полюбить только тебя. Всю жизнь я страдала от своей беспомощности, ненужности. Меня раздражали эти молодые и смеющиеся, которые меня окружали. Мне ничего не нужно было от них. Они - просто животные, ты - для меня все.


Филип - Ты знаешь, признаюсь, во мне тоже есть что-то от них. Мой самый большой страх - показаться тебе… (Пауза). Ты знаешь, мы с Хелен раньше много играли в теннис. Мы могли бы теперь играть с тобой. У меня есть знакомый тренер.


Лидия - Так романтично! Я была бы вся в белом, а ты… - в чем ты будешь? Все будут на нас смотреть, на нашу игру, как мы идем с корта. И по нашим движениям, касаниям, взглядам, будут понимать, что мы - вовсе не то, что может показаться. Мы - пара, безумно любящая папа, поправшая социальные законы, бросившая вызов приличиям.


Филип - Хотя, знаешь, там часто бывают мои коллеги. Они привыкли видеть меня с Хелен, и будет неловко давать повод… Можно будет упомянуть, что ты - наша дальняя родственница, или даже - подруга сына.


Лидия - Разве стоит бояться чьих-то мнений? Разве я родилась для того, чтобы прятаться за чужими спинами, слышать сзади громкий шепот? Нет, я родилась, чтобы быть счастливой и сделать счастливыми других! Вот что бы то ни стало.


Филип - Дорогая, я уже безумно счастлив. Я иногда сам себе завидую. Но открыто быть с тобой, здесь, при Марке, в кругу моих друзей, я пока не могу. Давай что-нибудь придумаем. Съездим на дневные прогулки - в Оксфорд, Бат, Брайтон. Там нас никто ни о чем не будет спрашивать. Как ты?


Лидия - Обязательно поедем. И пусть спрашивают.


Филип - Ты думаешь? (Оглядывается). Надо будет как-то так придумать, обосновать, чтобы Хелен не подумала…


(В прихожей слышно открывание двери, голоса, снимание обуви у входа. Филип в спешке остраняется, отбегает на край комнаты, потом поднимается по лестнице в панике)




Сцена вторая


(Входят Симона и Хелен, нагруженные сумками. Филип резко разворачивается на лестнице, как будто спускался. Лидия стоит там же, смотрит на Филипа. Потом отходит в левый край комнаты).


Хелен - Вот и дошли. Думала, не дойдем.


Симона (ставя сумки) - Руки обрываются. (Оглядывает комнату, смотрит на Лидию).


Хелен (замечая Филипа на лестнице) - Ты здесь? Я думала, ты сегодня задержишься на работе. А то вот надо было по магазинам… Я попросила Симону.


Филип (быстро спускается) - Да, конечно, давай я возьму. (Берет сумки). Куда поставить? (Идет с ними вправо на кухню). Я действительно был занят, работал. К нам зашла Лидия, я как раз спускался…


Хелен (Переводит взгляд на Лидию) - А…


Симона - С машиной было бы гораздо удобней. Как всегда, все на женских плечах.


Лидия - Здравствуйте. Я могу чем-то помочь?


Хелен - Спасибо, мы сами.


(Лидия переводит взгляд на Симону, та формально вежливо улыбается, переводит взгляд на Филипа.).


Ф (Возвращается) - Вот и отлично. Все на своем месте. Что-то еще? (Слегка бравурно) Только скажи, и достанем все, что нужно.


Хелен- Да вроде бы все уже купили.


Ф - Ну тогда… (улыбаясь) могу считать себя свободным?


Хелен - Вполне.


Ф - Если конечно не поступит новых поручений?


Хелен - Пока нет.


Филип - Тогда я пожалуй пойду чуть-чуть подышу воздухом. Такой важный день, надо приготовиться. Лидия, вы о чем-то хотели со мной посоветоваться? Не составите мне компанию, там и обсудим?


Лидия - Да, да конечно. (Проходит поспешно к двери мимо Хелен и Симоны, каждая по-разному смотрит ей вслед).


Симона - Филип, это, между прочим, помолвка твоего сына. Сегодня не выполняют указания, а предлагают, решают, занимают какую-то роль в этом событии.


Филип (Резко обрывает) - Ты считаешь, я не играю роли в этом событии?


Х - Филип…


Симона - Меньше индиферентности, вот и все. Уходишь, когда многое не сделано.


Филип - Я же спросил, кажется…


Симона - Прогулки в такое время, с посторонними. Очень странно ты проводишь этот день.


Филип (резко) - Кто здесь посторонний?


Хелен (резко) - Я прошу прекратить давать распоряжения моему мужу. Хочет выйти - пусть выходит.


Филип - Нет уж, теперь я останусь.


Хелен - Иди, тебе действительно надо отдохнуть.


Лидия - Извините, я наверное пойду.


Филип - Подождите, Лидия. Я пойду с Вами. Мне необходимо немного свежего воздуха. (Тихо Хелен) Дорогая, я скоро вернусь.


Хелен - Идите. (Тихо Филипу) Ей, наверно, не стоит возвращаться. Этот день так важен для Марка… Приходи скорей.


Филип (Тихо Хелен) - Лидия тоже страдает. Мы должны ее поддержать.


Хелен- Да, да, конечно. (Симоне). Симона, сделай одолжение, останься еще, выставим закуски.


(Филип идет мимо Симоны к двери, она провожает их взглядом).


Симона - Ну, вот и мне дело есть. До лучших-то времен.


Ф - Пойдемте, Лидия. (Хелен и Симона уходят влево). Пойдем, дорогая. (Обнимает ее сзади, целует). В этом есть наслаждение. Целовать тебя в этом доме, чуть ли не на глазах у жены, знать, что могут застать, обличить, раскрыть. Дьявольское наслаждение.


Л - Да? Ну пойдемте, пойдемте же наслаждаться (смеется неискренно и громко, выбегает первая за дверь, Филип за ней. Стук входной двери).


Сцена третья


Хелен заходит первая, на лице удивление от того что слышала какой-то странный смех, смотрит в сторону двери. За ней Симона. Начинают что-то расставлять на столе, может периодически движение на кухню их по очереди, и тогда разговор как бы через стену - символ между ними преграды.


Х - Все-таки она какая-то странная, эта Лидия. Я была бы рада, если бы она к нам меньше ходила. Что ей здесь? Только травмировать мальчика.


Симона - Ее вообще давно пора отвадить от вашего дома. Действительно, непонятно, что ей здесь надо. Отнимает время у тебя, у твоего мужа, все вертится, когда ее никто не звал.


Хелен - Ты должна понять. Ее бросил этот приятель Марка, никому не объяснил причины, даже нам. Уехал в Италию и вот уже несколько месяцев не возвращается.


С - Всего ничего, как она бросила твоего Марка, а ты ее защишаешь. Теперь бросили ее - и поделом. Естественное дело.


Хелен (Уходит в кухню, из кухни)- Для тебя, наверно, чужое горе ничего не значит. А у меня всегда сердце болит за униженного. Потому что не дай бог мне оказаться на его месте, быть растоптанной, преданной ближайшими друзьями, и при этом - без руки помощи. Нет, это самое страшное.


Симона - Так-так-так. Это что-то новое. Ты на что-то намекаешь? Хочешь устроить скандал? Разве это достойно всех нас?


Хелен (Возвращается) - Недостойно здесь поступает только один человек, и он это прекрасно знает. Я удивляюсь, как он до сих пор рассчитывает на мое великодушие.


Симона - Послушай, ты должна простить Филипа. Так будет лучше для всех нас.


Хелен - Ах, вот ты как повернула. Что ж, я его простила. Именно поэтому он никогда не бросит меня, не предаст нашу любовь, наше прошлое и будущее нашего сына.


Симона.(Пауза) Ну и отлично. Тогда, значит, все скоро и разрешится само собой. Между прочим, тебе бы сейчас надо не о себе, а о сыне подумать. У него сейчас решается судьба.


Хелен - Да, Марк счастлив, хочет быть счастливым, у него есть все для этого. Весь наш дом дышит его счастьем, и мешать этому не надо.


Симона - Настоящее счастье не спугнешь, а поддельное - храни не храни, разобьется. (Выходит на кухню)


Хелен (С вызовом) Счастье моего дома, моего ребенка сейчас для меня превыше всего. Я сделаю все, чтобы его сохранить.


Симона - Не только ты одна. (Возвращается, осматривает стол) Больше ничего не надо? Пойду поищу Макса. Что-то его совсем не слышно. Оставили его здесь на произвол судьбы.

(Симона выходит наверх по лестнице).


Сцена четвертая


(Хелен одна в комнате, пытается еще что-то переставлять на столе, но потом в конце отходит от него на середину гостиной, лицом к зрителю).



Хелен - И она позволяет себе указывать мне и моему мужу. Это становится опасным. Будто присматривается к этому дому. (Пауза) Не позволю! Никому не позволю! Это мой дом, наш дом, и ради сына мы должны сохранить его. (Пауза. Перебирает скатерть, садится на стул, вынимает из вазы и рассматривает один из цветов - это цветы попроще, астры может быть). И эта Лидия… (Пауза). Симона права. Стоит ли обманываться? (Пауза). Возможно, у нее своего рода трагедия. Но так беспардонно напоминать о себе? (Пауза) Значит, она бестактная эгоистка, и очень хорошо, что у них с Марком… (Пауза). Все к лучшему. (Пауза). Но Филип… Проводит время с ней… Стоит ли?... (Пауза. Резко встает от стола). Но так мы сохраним семью. Легкое увлечение возможно, серьезная любовь - никогда. (Пауза). А у Симоны руки коротки. У нее ничего не получится (Пауза. Решительным голосом). С этого момента - никаких жертв. Никому из них.


Сцена пятая


(Из входной двери входят Марк и Сильвия. Несут несколько красивых пакетов с марками известных лондонских магазинов - Harrods, Selfridges.)


Сильвия - А вот и мы! (Чтобы подбежать к Хелен и ее поцеловать, передает Марку свою часть покупок, он так и стоит с ними около двери). Так классно прогулялись! Какой сегодня прекрасный день! Мягкий, осенний, чистый. Бог все видит!


Хелен - Конечно, дорогая, конечно. (Смотря из-за ее плеча на Марка) И где же вы гуляли?


Марк - В основном по Оксфорд-стрит. Ее не избежать.


Сильвия (спохватывается) - Ой, Марк, бедненький, нагрузила я тебя. (Подходит к нему, берет часть пакетов). Поставь, потом наверх отнесем. Тетя Хелен, мы купили Марку дизайнерский галстук и потрясающие запонки. По цене так бриллиантовые.


Марк - Не уверен. Но вполне достойные.


Сильвия (смотря на него) - Он у меня сегодня будет самым красивым.


Марк (улыбается ей) - Это твоя привилегия.


(Хелен улыбается, смотрит на них, складывает руки на груди. Сильвия подходит к Марку, целует его, когда чуть-чуть отодвигается, он в ответ касается рукой ее щеки, обнимает. Сильвия оглядывается счастливо на Хелен, говорит ей, стоя рядом с Марком).


Сильвия - А потом мы все-таки не удержались и прошли по Кенсингтонскому саду. Было по пути.


Хелен - И тащили на себе все покупки?


Сильвия - Да мы и забыли про них. Так было хорошо.


Марк - Я иногда вспоминал. Там же были мои бриллиантовые запонки. (Оба смеются).


Хелен - А теперь можно и отдохнуть. Идите наверх, я все сделаю. Скоро уже и гости придут.


Сильвия - Что вы, тетя Хелен. Я так не смогу отдыхать, мне будет совестно.


Хелен - Детка моя, идите, отдохните чуть-чуть.


(Поднимаются наверх, держась за руки. Хелен что-то еще раскладывает на столе, приносит из кухни блюдо с фруктами, может какие-то пирожные)


Сцена шестая


(Через минут десять спускается Сильвия на цыпочках).


Сильвия - Ой, а покупки-то забыли. Тетя Хелен, я возьму, отнесу наверх.


Хелен - Конечно, конечно, детка. Как Марк?


Сильвия - Лег отдохнуть, как вы посоветовали. Может, я тоже прилягу в комнате для гостей?


Хелен (Подходит к ней, потише) - А почему бы тебе не лечь рядом с ним? Обнять его хорошенько. И отдохнут вместе два моих любимых птенчика.


Сильвия - Наверно, пока не надо. Все в свое время.


Хелен - Тебе виднее. Какая ты чистая девушка.


Сильвия - Ой, вы знаете, до встречи с Марком я была совсем не такая. И даже когда его встретила, была такая… шальная. Лондон…Знали бы вы меня тогда. Но сейчас, когда он меня любит, я хочу быть другой. Хочу, чтобы все было правильно, прекрасно.


Хелен - Конечно. Ты все решила правильно. Вы будете друг для друга всем. Ты многое узнаешь от него - мой мальчик очень умен. А ты для него будешь поддержкой,опорой.


Сильвия - Думаете, я смогу?


Хелен - Конечно. Я всегда надеялась, что мой сын выберет такую девушку, как ты. Найдет настоящую любовь.


Сильвия - Вы чувствуете, что он любит меня?


Хелен - Дорогая, разве в любви что-то решается так сразу, вдруг? Твоя задача - построить ваше счастье и не дать его украсть другим. Тем, кто привык только брать, ничего не отдавая взамен.


Сильвия - Скажите… А она… Почему она приходит сюда?


Хелен - Ты знаешь, там какая-то нечистая история, ее бросил это Серж. Видишь, такие, как она, всегда проигрывают.


Сильвия - А я боюсь, не разыграла бы она здесь свой очередной спектакль.


Хелен. - Не волнуйся, детка. Скоро ее здесь не будет. Уверяю тебя. Скоро все уладится.


Сильвия - Раз вы так говорите, то я знаю, что так и будет. Вы - мой ангел-хранитель.


(Хелен целует ее в лоб, гладит волосы).


Сильвия - А хотите, хотите, вместе посмотрим, что мы купили. Я там и себе кое-что присмотрела. Сегодня ведь я могу быть красивее всех, правда?


Хелен - Несомненно.


Сильвия - А она… надеюсь, вы сегодня не звали ее?


Хелен (Улыбаясь, качает головой).


Сильвия - Ну пойдемте тогда скорее. Всего лишь часик, но он у нас есть! (Уходят, выключив верхний свет - или вверх, или вбок вправо вглубь дома).


Сцена седьмая


(Какое-то время сцена остается пустой. Довольно темно, потому что горит только торшер, какой-то свет идет из окон, но там уже сумерки - потому что это ноябрь. Входят с прогулки Филип и Лидия. Филип входит первый, Лидия за ним. Свет верхний не включают. Филип поворачивается, целует ее, она отвечает, потом вырывается, выходит в центр комнаты).


Лидия - Ты уверен, что мне стоит сюда возвращаться? Мне хватило недавней сцены.


Филип - А разве что-то было? Хелен - святая душа. Она рада тому, что мы вместе.


Лидия (Поворачивается) - Да что ты? Почему?


Филип - Как тебе сказать. Не могу до конца ее понять. Кажется она поверила моей версии - тебе нужна поддержка после того, что ты пережила.


Лидия - Что ж, так и есть. И не нужно делать из этого уловок для твоей жены.


Филип (Обнимает ее) Дорогая, я не хотел тебя обидеть. Прости меня. (Пауза). Скажи, ты любила его?


Лидия (Оборачивается, смотрит ему в лицо) - Кого?


Филип - Ну… этого молодого человека… Сержа.


Лидия - Зачем спрашивать? Это прошлая история. Неудачная репетиция любви.


Филип - Как ты здорово сказала.


Лидия - Я повторяюсь. Просто ты забыл.


Филип - Я помню каждое твое слово. С того момента, как ты зашла. Вот в эту самую гостиную.


Лидия - Я тоже. (Пауза). Но разве ты мог так хорошо изображать равнодушие. Я ведь видела, что для тебя я - лишь подруга сына, ничего больше.


Филип - Дорогая… Равнодушие. Так ты это называешь. А ведь все это время я переживал самую тяжелую драму моей жизни. Драму страсти и сумасшествия. Причиной всему была ты.


Лидия - Правда? Я тоже была на грани - готова была покончить с собой. Зачем ты скрывал от меня так долго?


Филип - Дорогая, ты молода. Ты повинуешься своим влечениям, взлетаешь, как птица, распускаешься, как цветок. (Пауза). А для меня эта любовь была постоянной борьбой с собой, стыдом, страхом. Ты была моим мучением и наслаждением одновременно. Я рызыгрывал фантазии о тебе. Стоило бы все это порвать и выбросить... Но не могу.


Лидия - Ты и сейчас это хранишь?


Филип - Эта папка лежит в моем столе. Каждый день просыпаюсь с мыслью, что ее кто-нибудь найдет.


Лидия - Дай ее мне, я сохраню ее.


Филип - Дорогая, боюсь, что даже тебе… Я позволил себе слишком многое. Этого никто не должен узнать.


Лидия - Даже я?


Филип - Может быть, позже я покажу тебе. Когда наслажусь вполне этой эйфорией, этим безумством!


Лидия - Позже? Когда мы поженимся?


Филип - Поженимся? (Пауза) Дорогая…


Лидия - (Пауза) Или ты просто играешь мной, пользуешься моей любовью?


Филип - Дорогая, ты для меня все, я обожаю тебя. Женитьба - вещь довольно банальная. Разве она нужна нашей любви? Не будет ли она только «неудачной репетицией», как ты говоришь? (Пауза) И… дорогая… я все-таки уже женат.


Лидия (Отходит от него). - Действительно, я и забыла. Ты - обеспеченный, устроенный, женатый мужчина. И вполне можешь позволить себе иметь любовницу.


Филип - Что ты, как ты можешь… Наша любовь…


Лидия - А ты не подумал, в какое положение ты ставишь меня? Чтобы я была приживалкой, продавала себя? Отказывалась от своего будущего, от своего счастья, от тебя!


Филип - Любимая, сколько нехороших слов ты сейчас наговорила.


Лидия - Ты будешь моим. Я слишком долго ждала любви, чтобы превращаться в банальную любовницу.


Филип - Но послушай. Я не могу вот так бросить Хелен, подумай, что станет с ней. А Марк - ты о нем подумала? Он-то точно с ума сойдет.


Лидия - А ты о нем подумал? (Пауза. Всхлипывает, закрывает лицо руками). Рушится мое счастье, моя жизнь. Мне досталось так немного. (Останавливается, поднимает голову, говорит твердым, слегка капризным голосом). Я без тебя не могу. Тогда лучше повеситься.


Филип - Ну, ну, зачем ты преувеличиваешь. Все можно прекрасно устроить. Мы будем любить друг друга, я сниму тебе квартиру… Никто ничего не узнает…


Лидия - Как это грязно, пошло! Квартира…Разве я родилась для квартиры? (На очень повышенном тоне) А я хочу, чтобы все знали, чтобы все знали!


Филип (Подходит к ней) - Тише, ради Бога, не кричи. Сегодня же помолвка Марка, все дома.


Лидия - Спасибо, что напомнил. Я ухожу. На этом празднике жизни меня явно не ждут. (Резко идет к двери)


Филип - Вернись, ради бога! Моя любовь…


Лидия - (Разворачивается у двери) - Я вернусь. Но тогда все будет по-моему. Все узнают правду, и мы будем счастливы. (Тихо) И я найду эту папку, ни перед чем не остановлюсь. (Захлопывает дверь, слышны ее каблуки во дворе).


Филип - Какую правду…


Сцена восьмая


(Филип один в гостиной)


Филип - Господи, ушла. Раскричалась, и ушла. (Пауза). Какие мы с ней сумасшедшие. Я думал застрелиться, она хочет повеситься. Как дети. (Улыбается). Как она прекрасна! (Пауза). Я полюбил девушку, которая могла стать невестой моего сына. Полюбил дикой, животной страстью. Боль и наслаждение. (Пауза). И я стыжусь себя. Осудите меня, мне стыдно. Я виновен. Перед собой, своей женой, своим сыном. (Пауза). Но я не могу от нее отказаться. Я дышу ради того, чтобы видеть ее, живу только тогда, когда могу прикоснуться к ней. (Пауза) Но Хелен не должна ничего узнать. Я не допущу такого скандала. Как я посмотрю своему сыну в глаза? Его презрение - нет, лучше застрелиться. (Пауза) Мы - современные люди. (Пауза). Нет, я не смогу, перед ним не смогу. (Пауза). Можно придумать лечение на водах для нее, куда я вызовусь ее сопровождать. Из чувства долга. Правдоподобно? (Пауза) Вполне. Поедем с ней в Италию. Венеция, Флоренция. Великие мастера, виноградники. (Пауза). А что преступного в этой мечте? Ничего. (Пауза) И когда-нибудь Марк меня поймет. У нас состоится мужской разговор….


Сцена девятая


(Сверху спускается сонный Марк).


Марк - Папа, ты здесь? Ты знаешь, я проснулся, и у меня было ощущение, что дом пуст. Что я совсем один. Мне стало не по себе - один в день своей помолвки. Вот это был бы парадокс. Хорошо, что ты здесь. Я хотел поговорить с тобой.


Филип - Поговорить? О чем? Сынок?


Марк - О ней, конечно.


Филип - О ней?


Марк - Да, о Сильвии. Папа, я думал, что любовь - одно, а она, оказывается, совсем другое. И вот уже день моей помолвки - сам не ожидал. А я все не могу понять, что она такое. Папа, ты все про меня знаешь. Помоги мне.


Филип - Сынок, помочь в чем? Подскажи.


Марк - Правильное ли решение я делаю? Может, лучше остаться одиноким, но свободным? Еще не поздно.


Филип - Сынок, если это простое увлечение, то, конечно, можно все повернуть назад. А если настоящая любовь - то нельзя. Какие бы препятствия не ставила жизнь, настоящая любовь их преодолеет. Поверь мне.


Марк - То есть, по твоему, стоит верить в настоящую любовь?


Филип - Конечно, я в этом убеждаюсь каждый день. (Пауза) Стоит только посмотреть на тебя и Сильвию.


Марк - Папа, но жизнь-то одна, правильно? И другие не могут за тебя решить то, что ты должен решить сам?


Филип - Несомненно. Нужно поступать так, чтобы жизнь не стала … «неудачной репетицией».


Марк - И это значит?


Филип - Принимать только те решения, которые тебе подсказывает сердце.


Марк - Раньше ты советовал мне быть более осмотрительным.


Филип - Мы все меняемся, сынок. Даже в мои годы это возможно. (Хлопает его по плечу, улыбается).


Марк - Папа, ты всегда меня понимал лучше, чем другие.


(Слышен голос Симоны из глубины дома - Не устраивать скандала? Поднять дом вверх дном, обегать весь квартал, и не устраивать скандала? Нет уж, как твоя мать, я имею на это полное право!)


Марк - Ладно, пап. Пойду к себе наверх. Еще надо кое-что сделать. (Обнимает его). Вот, оказывается, я был вовсе не один. Показалось. (Медленно поднимается по лестнице наверх, улыбается отцу сверху).


Сцена десятая


(Из глубины дома идет Симона, ведушая за локоть Макса)


Симона - И не смей портить всем настроение. Немедленно отправишься домой. (Видит Филипа) Филип?


Марк - Дядя Филип, правда, мне можно остаться. Ведь сегодня праздник! Я так люблю праздники.


Филип - А что же ты убежал, раз так любишь праздники? Скоро уж и гости придут, а мама тебя обыскалась.


Марк (Шепотом) - Я спрятался в библиотеке. Для секретности.


Филип - Тогда вопросов нет. Но пора выходить из подполья, а то можно пропустить все самое интересное.


Макс - Ни за что! (Подбегает к столу). Все пока на месте!


Филип - Тайминг - самое главное!


Симона - Так, Макс. Оставь нас пока. Иди… посмотри телевизор, или.. почитай книжки. Я тебя позову, когда гости придут.


Макс - Без меня не начнете?


Филип - Ни за что!


(Макс бежит наверх по лестнице, показывает с лестницы пальцами ОК Филипу, подмигивает.Симона и Филип стоят некоторое время довольно неловко, ничего не говорят).


Филип - Симона, я думаю, что нам в принципе не о чем говорить. Еще раз повторяю, что все, что ты себе вообразила, неправда. Я люблю Хелен и в нашей семье все хорошо. Ты сама видишь.


Симона - Ах, в вашей семье все хорошо? Как я за вас рада! Уж не спишь ли ты, Филип? Очнись! В твоей семье нет ни одной прочной основы.


Филип - Что ты такое мелешь?


Симона - Да ты и сам это прекрасно чувствуешь. Только, наверно, и мечтаешь, чтобы уехать подальше отсюда. Разве не так? Так вот, я предлагаю тебе уехать вместе. Я - то плечо, на которое ты сможешь опереться.


Филип - Что за бред? Почему это я должен куда-то уезжать из своего дома?


Симона - А ты разве не замечаешь, что все только притворяются, что все хорошо? А на самом деле у всех свои планы.


Филип - Какие планы? Бред!


Симона - Филип, открой глаза. Хелен пытается затянуть тебя обратно, изображая святую любовь. Ей чужды твои желания, твоя свобода, ей просто нужно оставить тебя при себе.


Филип - Оставить при себе?..


Симона - Она изображает жертву, чтобы поиграть на твоем чувстве вины. Потом, Марк, который кажется вам таким счастливым.


Филип - Уж в это-то ты можешь не вмешиваться?


Симона - Такое ощущение, что все понятно всем, кроме вас, родителей. Видела я таких счастливых, как он. Через полгода после женитьбы убегут к другой. Как мой бывший муж.


Филип - При чем тут твой бывший муж и мой сын? Бред!


Симона - Ты послушай, я же хочу вам добра. Ты, как отец, должен думать о его счастье, а не сплавлять его в руки первой дурочке.


Филип - Сплавлять? Ты окончательно забываешься! Беспардонно лезешь в чужие жизни.


Симона - А сам ты? Что же ты сам так заботишься о посторонних? (Передразнивает) Лезешь в их жизни? Молчишь?


Филип - Это мне наказание… За все… Я ждал этого скандала…


Симона - Ах, ты ждал этого скандала. Так он наступит, рано или поздно. Вашей семейке он вполне пригодится, чтобы все расставить по своим местам.


Филип - Пригрели змею… Ты пришла на помолвку моего сына. Что ты себе позволяешь?


Симона - Эту помолвку еще можно остановить. Все в твоих руках. Если хочешь уберечь сына от несчастья.


Филип - В моем доме не будет скандала! И не надейся!


Симона - Ах, не будет? (Пауза) Это мы еще посмотрим. Послушай, я же действую в твоих интересах. Ты будешь свободен, а я закрою глаза на твои слабости. Мне тоже нужно место под солнцем.


Филип - Уходи, ради бога. Я не в силах продолжать этот разговор. И не смей подходить ко мне сегодня вечером.


Симона - Что ж, я уйду. Но уверяю тебя, все будет, как я сказала. Ваш дом распадается на куски. Ему просто необходим небольшой скандальчик. И я найду пути…


Филип - Уходи немедленно!


Симона - А ты меня не выгонишь! Я приглашена сегодня на помолвку Марка и Сильвии! (Разворачивается, резко выходит, хлопая дверью, слышны ее каблуки во дворе).


Сцена одиннадцатая.


(Филип один, позже Макс)


Ф - Это стало походить на какой-то кошмар. Вопрос в том, я ли сошел с ума или все остальные. Неужели это все происходит со мной, в моей семье? Ведь мы же не в романе, не в пьесе, мы современные люди, это Лондон, конец двадцатого века. Как она посмела? По сути, кто она? Появилась, пригрелась, втерлась в доверие и теперь хочет опозорить всех нас? Не выйдет! В моем доме разыгрывается какой-то фарс, трагикомедия. Пошлая, банальная и бестолковая. Не позволю! (Пауза) Но какой эгоизм! Только бы стать счастливой за счет других! Место под солнцем… Да я ее завтра же уволю. Но как при этом избежать скандала? Со всех сторон ловушки. Избавимся от этой змеи и заживем счастливо! А моя семья счастлива, что это она здесь наплела? И я, я, и только я должен сохранить этот дом, эту семью, это счастье. (Пауза). Я в последнее время ощущаю, как будто не со мной все это происходит. Наваждение. Револьверы, тайные папки, желания и страсти. Дешевый бульварный роман. (Пауза). Но Лидия… (Резко) Да, убейте меня, здесь, сразу, обвиняйте, растерзайте публично, я не откажусь от нее. Это все, что у меня осталось настоящего, может быть, это моя последняя любовь… А!... (Хватается за сердце, слегка покачиваясь, делает шаги неверные).


(С лестницы бегом спускается Макс)


Макс - Дядя Филип, дядя Филип…


Филип (поднимая голову) - Что? Кто еще?


Макс - Дядя Филип… Я сидел… там у вас…в библиотеке… Вы же мне разрешили… И тут пришел Марк, такой весь странный, со мной даже не разговаривал. Положил что-то вам на столе, говорит, хочу отцу оставить, не бери…Потом вышел, потом вернулся… Опять эту штуку взял, говорит, отдай отцу… Нет, посиди чуть-чуть, и потом отдай…


Филип - Что отдать? Какую штуку?


Макс (Протягивая записку) - Вот, записка. (Передает Филипу) А потом сразу ушел к себе. Но сказал, что очень рад, что я здесь. Вот, я же говорил….


(Филип напряженно разворачивает записку. На лестнице стоит Макс, глядит растерянно на Филипа, потом по сторонам, покусывает ногти, чешет коленку, переминается с ноги на ногу. С того момента, как Филип начинает читать, мы слышим умеренно спокойный голос Марка над сценическим пространством)


Марк - Пап, привет! Не знаю, как и начать. Писать тебе как-то странно. Но обязательно нужно, чтобы ты это прочитал.


(Слышен приглушенный звук падения предмета непонятного происхождения, как какой то мешок о траву или землю. Филип отрывается от записки, смотрит на Макса, на входную дверь. Макс тоже смотрит по сторонам, комически пожимает плечами. Филип продолжает читать).


Марк - Пап, я все обдумал. Не хочу, чтобы ты считал, что я принимаю необдуманные решения. Ты прав. Жизнь дается один раз и прожить ее нужно правильно. Поступать только искренно. Кстати, я так все время считал. Теперь ты со мной согласен. Это хорошо. (Пауза) Пап, я подумал, что сейчас как раз такой момент, когда не поздно все остановить (Пауза, чуть-чуть усмешка). Я все не мог придумать как. Но теперь выход найден. И очень простой. Правда, боюсь, что не хватит решимости. Но я попробую. Когда я положу эту записку тебе на стол, я вернусь, открою окно - мне всегда нравился мой третий этаж - встану на подоконник и….


Филип - А!! (Хватается опять за сердце, дергается неровно чтобы побежать наверх).


Марк - И спрыгну. (Слышен опять точно такой же падающий звук как раньше. Макс опять смотрит по сторонам, Филип его не замечает). Вот и все. Все очень просто.


(Филип со сдавленным криком бросается наверх, цепляясь за перила лестницы, и покачиваясь в беге, хромая, путаясь на ступенях лестницы, отталкивая чуть-чуть Макса. Макс недоуменно смотрит ему вслед, думает побежать следом, сверху слышится бег Филипа, потом сильный отдаленный стук в дверь много раз. Потом спускается к входной двери, останавливается в растерянности посреди комнаты, посматривает наверх, по сторонам, потом долго на зрителя. В это время продолжается голос Марка).


Марк - Только главное, отец, прошу тебя, сделай так, чтобы не было скандала. Постарайся. Мама будет кричать, Сильвия тоже, Симона побежит вызывать полицию. Успокой их. Я в тебя верю. Знаешь - если у меня вдруг не получится нормально упасть, позови ее, пусть тоже придет ко мне… Может, этот небольшой скандальчик все и решит в мою пользу? Ха, ты, наверно, уже меня презираешь. Нет, все серьезно, рассчитывать не на что, на траву не получится, да и высоко. Ну ладно. Хватит ерунды.


(Филип пробегает вниз к входной двери, приглушенным шепотом Максу, который хочет побежать за ним, делая останавливающий знак рукой)


Филип - Оставайся здесь… И чтобы никто не выходил… Вот он, настоящий кошмар… (Прижимая руку к сердцу, выбегает на улицу).


Сцена двенадцатая


(Макс стоит один в гостиной)


Макс - А чего выходить? У нас же не пикник. Все вкусное здесь (Походит к столу, обходя его, стоит лицом к зрителю, пробует что-то со стола, жует). Вот, опять что-то случилось, и ежу понятно. Мамаша опять будет скандалить, и я окажусь крайним. Уж сегодня могли бы и без этого. Раньше тут и про футбол можно было, и поиграть, хорошо было. А сейчас стало как-то скучно. О, вот это ничего (что-то жует). У них, я смотрю, жизнь то не лучше, чем у меня. Только у взрослых проблемы выдуманные, а у меня настоящие. Но ничего. Мне тринадцать, и я не буду устраивать драм. Я ей еще докажу, чего я стою. Она еще увидит. Только надо придумать, как. (Задумчиво что-то берет, пережевывает).


Голос Хелен приближающийся из глубины дома. - Ну все, теперь пора всех звать к столу. Томас и Анна обычно не опаздывают, да и дядюшка хотел приехать пораньше. Будут с минуты на минуту.


Приближающийся голос Сильвии наравне с голосом Хелен - Это будет самый замечательный вечер в моей жизни. (Смеется). Вот оно, как начинается, счастье! Минута, другая, и… (смеется) просто не верится!


Макс - Ну все. Пора ретироваться. Временно. Не люблю я эти скандалы, выяснения отношений. Выберусь, когда все кончится. Тайминг - самое главное! (Берет в горсть напоследок еще что-то со стола. Выбегает резко вверх по лестнице, выключает ногой торшер напоследок, шумно прыгает наверх.)


Некоторое время слышны стук шагов Хелен и смех Сильвии (преувеличенно громкий для эффекта) слева и приближающийся звук сирены реанимационной машины с другой. Все ближе и ближе. Потом прекращается, став очень близким. Хелен слева включает резко свет. Шаги слышны во дворе. Стук в дверь справа, потом еще несколько раз. Сильвия и Хелен улыбаются, прихорашиваются, смотря на дверь. (Долгая пауза).


Конец пьесы. Занавес.



Юлия Савиковская

6 мая -15 июля 2008, Оксфорд.















82


скачать файл | источник
просмотреть