obwest.ru

18.01.18
[1]
переходы:117

скачать файл
Яна мне ласкай матчынай»

«АД ПРАДЗЕДАЎ СПАКОН ВЯКОЎ

МНЕ ЗАСТАЛАСЯ СПАДЧЫНА”,

или Экскурс в далекую и близкую

предысторию района

«Ад прадзедаў спакон вякоў

Мне засталася спадчына

Паміж сваіх і чужакоў

Яна мне ласкай матчынай».

(Янка Купала)

ЛЕНИНСКИЙ РАЙОН: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

ДХотя ученые и не отрицают возможность путешествия во времени, соответствующего транспорта пока еще не изобрели. И потому, оглядываясь на прошлое, приходится полагаться на найденные артефакты, сохранившиеся документы, свидетельства очевидцев. А они, увы, способны лишь обозначить контуры ушедшей эпохи, будучи не в силах передать ее в первозданном виде. Даже человеку с буйной фантазией трудно представить, например, что по территории нынешнего Минска когда-то давным-давно расхаживали мамонты. Кости этого вымершего животного извлекли в 1929 году во время строительных работ на левом берегу Свислочи, на перекрестке улиц Слесарной и Пулихова, они покоились на глубине около 6 метров. Несколькими годами ранее направом берегу Свислочи, в районе Лошицы, найден череп овцебыка…

История Минска буквально соткана из легенд. Многие из них связаны с территорией нынешнего Ленинского района.

Были и небыль Лошицы

До недавнего времени история этой части Минска интересовала лишь историков и археологов. А между тем по своему значению она может поспорить со знаменитой Немигой. Существует мнение, что здесь происходили события, аналогичные тем, что описаны в «Слове о полку Игореве». Заместитель директора Лошицкого усадебно-паркового комплекса Евгений Терехов изложил в своей книге «Казкі Лошыцкага парку” романтическую версию давней битвы:

«Наляцелi аднойчы на нашу зямлю ворагi - вёскi сталi палiць, сялян рабаваць. Сабраў тады князь сваю дружыну i пайшоў насустрач злыдням. Сустрэлiся войскi недзе на рачулцы, што праз парк працякае. Цяжкая была бiтва. Быў паранены князь, ён страцiў прытомнасць. Войска без яго кiраўнiцтва пачало адступаць. Але белы конь - «белая лошадзь» - вынес князя-волата з поля бiтвы. Праз некаторы час ачуняў князь, зноў сабраў дружыну i прагнаў ворагаў. З таго часу раку сталi называць Лоша цi Лошыца, а парк - Лошыцкiм...»

По более прозаичной версии, название «Лошица» произошло от слова «лосось», который в давние времена водился в здешней реке. Первое письменное упоминание о Лошице встречается в летописях 1557 года. Тогда здесь, по течению рек Свислочи и Лоши, размещались Лошицкий Двор князя Толочинского, Сухая Лошица князя Одинцова, Лошица Горностаевская и другие усадьбы. Позднее здешними землями владели князья Друцкие-Горские, потомки самого Всеслава Чародея, который и был тем самым непобедимым князем, отстоявшим, по легенде, независимость края.



Так выглядела древняя Лошица в представлении художника

Но точного описания тогдашней усадьбы, к сожалению, не сохранилось. Некоторые сведения содержатся лишь в материалах конца ХVIII века. В «Инвентаре» 1772 года говорится о том, что усадьба имела браму с воротами. На ее территории размещались деревянный дом на каменном фундаменте, церковь, корчма и комплекс хозяйственных построек; справа от корчмы - «сажалка», слева - пруд с плотиной, на которой стояла мельница. Неподалеку от мельницы находились пивоварня (бровар) и скотный двор. Вся усадьба и хозяйственная зона были обнесены забором. С 1820-х годов здешние земли перешли в собственность Станислава Прушинского. Королевский генерал-адьютант, кавалер польских орденов, он перестроил усадьбу в соответствии со своим аристократическим вкусом. Получилась огромная резиденция. Парк с экзотическими деревьями и кустарниками, в том числе липовая аллея, по которой любили прогуливаться писатель, автор комедии «Пинская шляхта» В. Дунин-Марцинкевич, композитор Станислав Монюшко и многие другие известные люди, были заложены во второй половине ХVIII века. Полюбоваться здешними красотами приезжали в Лошицу даже последний король Речи Посполитой Станислав-Август Понятовский и российский император Павел 1. Парк сохранился до наших дней и является подлинной жемчужиной Минска.

После смерти Станислава Прушинского имение перешло по наследству к одному из его троих сыновей Евстафию, а от него в 1877 году - «по женской линии» к семье Любанских. В 1884 году его полновластным хозяином стал Евстафий Любанский, который значительно перестроил Лошицу, превратив ее в одно из самых известных хозяйств Минской губернии. Был он человеком энергичным, увлекающимся. Интересовался агрономическими новинками, разбирался в архитектуре. Принимал активное участие в общественной жизни. Являлся членом Минского сельскохозяйственного общества. По некоторым сведениям, симпатизировал революционерам и якобы даже материально помогал участникам покушения на минского губернатора Курлова. Темпераментный и веселый пан любил шумные компании, устраивал балы, скачки и был заядлым велосипедистом. Летом аллеи усадьбы превращались в арену состязаний владельцев редкостных по тем временам двухколесных машин. Они стали фирменным знаком Лошицы. Романтик по натуре, Евстафий Любанский обновил и усадебный парк, высадив в нем десятки завезенных из-за границы экзотических растений. Даже сейчас еще здесь можно увидеть маньчжурский абрикос, горную и крымскую сосну, сибирскую и европейскую пихту, серебристый клен, американскую березу. В 37 лет Евстафий Любанский решил, наконец, покончить с холостяцкой жизнью и женился на двадцатилетней Ядвиге Киневич - дочери главы мозырской шляхты. Специально для своей молодой жены Любанский привез из Японии редкостную магнолию. Это дерево также сохранилось и, согласно легенде, расцветает в день ее рождения. Трудно сказать, ценила ли красавица-полячка внимание мужа, но была женщиной любвеобильной и не всегда могла совладать со своими чувствами. Ходили слухи, что среди ее многочисленных любовников числились даже минский губернатор Мусин-Пушкин и городской голова граф Кароль Чапский. Правда, обоим поклон никам красоты хозяйки Лошицы к тому времени было уже около 70 лет. Но не зря же говорят: седина в голову, бес в ребро! Любанский ревновал молодую жену, старался не покидать ее надолго одну. И все же не уследил. Однажды Ядвига воспылала страстью к молодому гусару и ждала от него ребенка. Грех хозяйки не мог остаться незамеченным, верные слуги донесли о нем мужу. Гордый Евстафий страшно разгневался. О том, что произошло в тот злополучный день, молва умалчивает. Известно лишь, что глубокой ночью Ядвига спустилась по обрывистому берегу к реке, эта тропинка существует по сей ЕДА. Сдень. Наутро ее нашли мертвой неподалеку от перевернутой лодки. Убитый горем Евстафий приказал навсегда заложить кладкой окно в комнате Ядвиги. А сам забросил все дела и уехал на Кавказ, где бесследно исчез. Ядвига же, судя по всему, покидать лошицкие владения не собирается. О появляющемся в полнолуние белом призраке рассказывают не только любящие посудачить бабки, но и люди вполне серьезные. Евгений Терехов утверждает:



Ядвига Киневич, 1898 г.

«В апреле, когда полнолуние совпадает с периодом цветения маньчжурского абрикоса, это настоящая жемчужина парка, с 10 до 11 часов вечера на фоне луны появляется необычайно отчетливый силуэт женщины в широких белых одеждах. А не далее как в 2003 году, в пятницу 13-го, в канун Янова дня, который бывает примерно раз в 70 лет, в это же вечернее время, силуэт белой дамы парил над водой у слияния Лошицы и Свислочи».

Судачат в народе и о том, что на здешних мельницах, их было две, водились черти. Мельницы давно уже разрушились, а нечистая сила по привычке заглядывает сюда. Правда, видят ее только те, кто изрядно принял на грудь. И видят лишь однажды. После встречи беспечного пьянчуги с чертом его неизменно находят наутро мертвым. Быль это иль небыль, сказать не беремся. Но Евгений Терехов свидетельствует: случаев, когда пьяных мужиков наутро находили мертвыми именно на развалинах мельниц, наберется уже с десяток…

После Октябрьской революции Лошицкой усадьбой заинтересовался известный российский селекционер Николай Вавилов. По его инициативе в 1925 году здесь был создан филиал Всесоюзного института растениеводства. Проводились опыты, обогатившие отечественную аграрную науку. Сад пополнился многими редкими растениями. Во время Великой Отечественной войны в усадьбе обосновалась верхушка немецких оккупационных властей. Легендарный парк превратили в лобное место. Старожилы вспоминают, что фашисты свозили сюда на крытых автомобилях евреев, партиями по 20-30 человек, и расстреливали их. После освобождения Беларуси многострадальный Лошицкий парк перешел на баланс к местному совхозу. Как распорядиться им далекие от истории аграрии не знали и не нашли ничего лучшего, как пустить часть земель под сельскохозяйственные угодья. А старинная усадьба была брошена на произвол судьбы. Постепенно ветшали ее уникальные резные убранства, разрушались великолепные камины, осыпались фрески со стен и потолков. Лишь в 1988 году, в период горбачевской гласности, когда, наконец, к мнению общественности стали прислушиваться, усадебно-парковый комплекс был объявлен памятником истории, культуры и архитектуры.

Судя по всему, в многовековой истории Лошицы наступили счастливые времена. Разработан обстоятельный план реконструкции усадьбы и парка. Будут восстановлены флигель, водяная мельница и часовня-усыпальница, выкованы чугунные ворота на входе - такие же, как те, что были сданы в утиль в 1990-е годы. К сожалению, не сохранился обручальный дуб, с которым связана еще одна романтическая история. Ему было за триста лет. С незапамятных времен приходили сюда влюбленные просить долгой и верной любви. Говорят, стоило обнять дуб и загадать заветное желание - и оно сбывалось. В июле 2010 года по территории парка пронесся шторм, и дубвеликан не выдержал сильных порывов ветра, пал на землю, будто сраженный вражеской пулей воин.

Ляховка

На географической карте района этого названия больше нет. Как нет и самой деревушки, располагавшейся там, где нынче стадион «Динамо». Но в памяти старожилов оно сохранилось. Кто знает, может, жили здесь прапрапра…прадеды и некоторых нынешних жителей Ленинского?

Первые упоминания о Ляховке встречаются в летописях ХУ11 века. Сто лет назад деревушка была присоединена к Минску, став его рабочей окраиной. Но ни облик Ляховки, ни судьба ее жителей от этого в лучшую сторону не изменились. Как была она захолустьем, так им и осталась. Добирались сюда пешком. Владельцы конок не решались ездить по сплошному бездорожью, грязь не просыхала даже летом. Впрочем, у рабочего люда не было денег даже на конку, а людям благородного звания заглядывать в эту дыру не было нужды. В покосившихся лачугах и мрачных казармах проживали только рабочие здешних мануфактур.


Дореволюционная Ляховка

С 1892 года на Нижней Ляховке (нынешние улицы Октябрьская и Лодочная) работал дрожже-винокуренный завод братьев Раковщиков. В 1913 году на нем трудились около 150 человек. Добротное кирпичное здание завода с небольшими окнами резко выделялось на фоне деревянных построек. В 1908 году был открыт чугунолитейный завод «Гигант». Принадлежал он товариществу Дорского, Поляка и Семенюка. На примитивном оборудовании рабочие ремонтировали сельхозмашины, производили скобяную мелочь. Через несколько лет предприятие изменило ассортимент продукции. Теперь здесь отливали детали машин и ограды. После пожара 1913 года здание завода перестроили. Во время польской оккупации оно было разрушено. В 1921 году предприятие восстановили и назвали «Энергия». Поначалу оно производило лопаты, ложки, уличные фонари. Но уже через десять лет в цехах работало более тысячи человек, и завод освоил выпуск станков. Ныне о дореволюционном «Гиганте» напоминает один из корпусов завода имени Октябрьской революции. На Нижней Ляховке было сосредоточено несколько маленьких кожевенных заводиков. В 1927 году на базе одного из них, бывшего владения Сутина, создано кожевенное предприятие «Большевик». На улице Ново-Серпуховской (район современного стадиона «Динамо») первоначально находилась фабрика гребней, которая принадлежала французам Коллету и Турнье. Примечательно, что она стала первым в России предприятием этой отрасли; ее продукция, особенно изящные женские расчески, пользовалась повсеместно большим спросом. Крупнейшим в Ляховке долгие годы оставался Кошарский чугуно-меднометаллургический завод, созданный в 1881 году на базе небольшой мастерской Якобсона. Свое название он получил от Кошарской площади, находившейся в районе нынешней Красноармейской улицы. Она была знаменита тем, что минский губернатор принимал здесь парады. В начале прошлого века на предприятии действовали слесарно-токарный, литейный, сборочный, кузнечный и столярный цеха. Производилось оборудование для дрожжевых, кирпичных и фанерных заводов. Продукцию закупали как на внутреннем рынке, так и в России, на Украине.

Рядом с Кошарским заводом находился еще один, тоже крупный по тем временам, машиностроительный и котельный завод Янишевского. Как и его «сосед», он появился на базе кузнечно-слесарной мастерской. Ассортимент выпускаемой продукции - оборудование для крахмальных заводов, лесопилен, ректификационных и винокуренных предприятий. В канун Первой мировой войны здесь освоили производство нефтяных и газогенераторных моторов, паровых турбин, насосов. С 1925 года завод получил название «Металл» и после объединения с предприятием «Восход» преобразован в машиностроительный завод «Коммунар» (с 1935-го - завод имени Кирова). Недостатка в рабочей силе не было. Безземельные или разорившиеся крестьяне из окрестных деревень соглашались на любые условия хозяев. Рабочий день длился от 14 до 18 часов. Трудиться приходилось в тесных, душных и плохо освещаемых помещениях. Не было столовых, душевых, шкафов для одежды. Из спецодежды выдавались только рукавицы. Бывшие крестьяне приходили на работу в домотканых зипунах и лаптях. Отсутствовала даже примитивная охрана труда, что приводило к частым несчастным случаям. В 1906 году погибло 19, в 1907 году - 29 человек. Не к кому было обратиться даже за первой медицинской помощью. Открытая в 1899 году на Нижней Ляховке амбулатория, единственная в этом районе, не могла обслужить всех нуждающихся. Кстати, основные средства на ее содержание удерживались в виде больничного налога из зарплаты рабочих. Неприглядным было и жилье обитателей Ляховки. Вот как писал о нем корреспондент газеты «Минское эхо»:

«...зловоние ужасное, тротуары поломаны, мостовые в неисправности и нуждаются в капитальном ремонте». Часть рабочих Ляховки, не имевших собственного жилья, ютилась в специальных казармах при заводах. В них на деревянных нарах вповалку спали мужчины, женщины и дети. Побывав здесь, репортер газеты «Минский листок» рассказывал:

«Вот небольшое каменное строеньице. Оно разделено экономными домовладельцами на две половины. В одной половине устроены: помойная яма, выгребная или мусорная яма, сарай для свиней, склад для дров и прочее. Из другой половины, отделенной от первой тонкою, в один кирпич, стеною, устроено жилое помещение. Окна этих комнат у самого потолка величиною не более пол-аршина. Стены и потолки испещрены узорами плесени и сырости. И в этих комнатах, в каждой из них, заживо похоронено душ пять-шесть; днем грязная улица, ночью сырой подвал...»

Но даже в этих условиях жители Ляховки старались находить светлые стороны жизни. Влюблялись, женились, праздновали крестины, отмечали Рождество и Пасху. По таким дням мужчины надевали изрядно пронафталиненные костюмы-тройки из фабричного сукна и до блеска начищенные сапоги. Женщины наряжались в длинные платья или юбки с блузками и ботинки на высоких каблуках. В обычные выходные дни мужчины любили заглянуть в трактир, нередко оставляя здесь большую часть получки. На Кошарской площади можно было посмотреть скачки, различные спортивные состязания. А летом 1913 года тут прошел первый в Минске футбольный матч. Известен даже результат этой товарищеской встречи - гимназисты «разгромили» команду служащих со счетом 3:0. Сюда же, на Кошары, афиши приглашали на очень популярную в то время французскую борьбу. Правда, билет для взрослого почитателя этого зрелища стоил 25 копеек - половину дневной выручки минского рабочего.ЛЕНИЙ РАЙОН: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

АДДЗА. СПАКОН ВЯКО. МНЕ ЗАСТАЛАСЯ


Это и есть кошарский камень «Дзед»,

поменявший место жительства на Уручье

Еще в советское время на улице Кошарской можно было видеть огромный валун. Как он очутился тут, археологи не знают. Считается, что это след ледника, который прошелся когда-то по всей белорусской земле. То, что не может объяснить наука, находит толкование в народной молве. Есть своя легенда и у лежавшего здесь камня по имени «Дзед». В незапамятные времена шумел на территории Лошиц вековой лес. У подножия одного из его холмов и лежал этот валун. Языческие боги Водяник и Лесовик затеяли тяжбу за престижную территорию. Не найдя убедительных аргументов в свою пользу, решили устроить соревнование - кто донесет огромный валун до вершины горы, тот и станет полновластным хозяином леса. Первым взялся Водяник. Взвалил себе камень на плечи, кряхтя, сделал несколько шагов и, запыхавшись, остановился, на большее сил не хватило. Лесовик оказался покрепче: подхватив валун, он уверенно пошел в гору. Видя, что проигрывает, Водяник решил сжульничать и подставил своему сопернику подножку. Лесовик споткнулся, валун упал и на глазах изумленных богов врос в землю. А рядом с ним забил родник с живой водой, помогавшей исцелять разные болезни. Прознав о волшебных свойствах камня и криницы, люди

устроили возле них языческое капище. Такое капище, свидетельствуют историки, действительно, существовало в Х1Х веке, доставляя головную боль церковным служителям. Православные священники жаловались на городских женщин: мол, днем они в церковь ходят, а вечером «становятся» язычницами. Последние жрецы языческого капища, отец и сын Севастеи, жили в начале XX века. Отец вскоре умер, сын в 1927 году был репрессирован. На роль шпиона безобидный служитель старинного культа явно не тянул; скорее всего, его посадили за пропаганду религии, которой Советская власть объявила непримиримую войну. Внесудебные тройки не проводили грани между язычеством и христианством. Все, что не укладывалось в рамки воинствующего атеизма, подлежало искоренению. Капище, как не соответствовавшее реалиям нового времени, уничтожили. Источник засыпали. Камень продолжал лежать. А затем его перевезли в Музей валунов, что в микрорайоне Уручье.… Как и во многих других легендах и преданиях, правда и вымысел о далеком прошлом Лошицы и Ляховки смешались настолько органично, что их трудно разделить. А, может, это и не надо делать. Ведь устное народное творчество - неотъемлемая часть современной культуры.

Октябрьские события 1917 года внесли существенные изменения в жизнь Ляховки, которая стала одним из центров индустриализации. Революционная власть специальным декретом выселила семьи «бывших» из их домов на центральных улицах города Подгорной, Губернаторской, Богадельной, Койдановской и других, заселив туда часть поселенцев Ляховки. Улучшилось и их материальное положение. Зипуны сменили широкие галифе и гимнастерки, заправленные под ремень военного образца.

АЛЕКС АНДРОВСКИЙ СКВЕР

До конца 30-х годов Х1Х века на месте Александровского сквера, примыкающего к театру имени Янки Купалы и Дому офицеров, был пустырь, заросший бурьяном, весь в ямах. Его выровняли, посадили клены, липы, тополя. Позже здесь была возведена Александровская часовня. В 1873 году в Минске появился водопровод. В честь этого события в центре сквера был сооружен фонтан по проекту скульптора Лоренцо Бернини со скульптурной группой «Мальчик, играющий с лебедем». Водонапорная башня, откуда подавалась вода к фонтану, находилась неподалеку.

С этого времени Александровский сквер стал излюбленным местом гуляния минчан. Благо здесь же, в сквере, находился и городской туалет, он сохранился до нашего времени. У многих посетителей вызывает недоумение, что заведение такого рода построено в форме настоящей архитектурной жемчужины. С этим связана занимательная легенда. Она утверждает, что здание туалета является уменьшенной точной копией дома одного из знатных горожан. Был он чрезмерно жадным и лживым. Наняв для строительства своего дома известного архитектора и пообещав ему златые горы, при расчете обма-

нул его, и тот в отместку повторил свой проект при строительстве туалета. В 30-е годы ХХ века фонтан хотели убрать, а на его месте, в духе времени, установить монумент борцам за революцию. К счастью, по каким-то причинам эту идею не реализовали, и мальчик, играющий с лебедем, продолжал радовать минчан. В годы войны фонтан был разрушен и восстановлен после освобождения Минска под руководством скульптора Заира Азгура. В 1981 году то, что не удалось пламенным революционерам и фашистам, попытались сделать хулиганы, совершившие акт вандализма. Скульптурную композицию снова восстановили. И сегодня без нее трудно даже представить Александровский.

скачать файл | источник
просмотреть